E1
Погода

Сейчас+22°C

Сейчас в Екатеринбурге

Погода+22°

переменная облачность, без осадков

ощущается как +22

2 м/c,

зап.

739мм 55%
Подробнее
4 Пробки
USD 89,07
EUR 95,15
Реклама
Город мнение «Вывезти Екатеринбург из Екатеринбурга — варварство». Как встроить исторические здания в современность

«Вывезти Екатеринбург из Екатеринбурга — варварство». Как встроить исторические здания в современность

Колонка журналистки Ольги Павловой о методах работы с архитектурным наследием

Старый Екатеринбург можно встроить в современный облик

Вокруг строительства новых объектов в исторических районах всегда много конфликтов и споров. У представителей медиа в этом процессе, кроме освещения и фиксации происходящего, пожалуй, может быть еще одна функция — медиация, говорит журналистка Ольга Павлова. В своей колонке она рассуждает о будущей застройке города.

Недавно по приглашению Уральской ассоциации туризма я организовала экскурсию для партнеров питерского разработчика туристического приложения QVEDO. Авторы агрегатора туруслуг изучают новые подходы к знакомству с городом — то, как могут формироваться новые турпродукты. Мы прогулялись по самому «открыточному виду» Екатеринбурга с акцентом на том, как здания разных эпох в разные периоды жизни города менялись, вплетаясь в городскую канву, как город осваивает и присваивает новую и старую архитектуру. «Узкая» тема для экскурсии? Но она вызвала интерес. Закончилась прогулка в здании бывших складов во дворе Дома актера, которое восстанавливают прямо на наших глазах — там завершается этап очистки исторического кирпичного фасада.

Вот так очищают кирпичи на историческом фасаде

А еще я побывала на Арамильской суконной фабрике, где тоже говорят о том, как бы организовать жизнь наследия в новой реальности. Мой рассказ был о важности работы в публичном поле всех причастных к приспособлению старого здания: от представителей охранных структур, инвесторов, девелоперов до ландшафтников, облагораживающих территорию.

«Конфликты вокруг наследия минимизируются, когда все участники готовы комментировать свою работу»

Сейчас у нас с соратниками — специалистами в сфере архитектуры, социологии, культурологии, реставрации и приспособления к современному использованию — в разработке концепции пешеходных маршрутов, проектов маркетинга территории больших и малых городских пространств. Продолжается работа по привлечению бизнеса в старые здания, то, что мы называем «задание для здания».

И нам очень важно, чтобы наши проекты не были оторваны от реальности. Поэтому мы изучаем реальный опыт российских и зарубежных городов. И вот о чем здесь стоит поговорить.

Условно все работы с сохранившимися историческими пространствами можно разделить на два подхода: «консервация» и «интеграция».

Мой соратник, архитектор, автор проектов реставрации и приспособления зданий к современному использованию Юлия Удалова в качестве примера «консервационного» подхода говорит о центре Санкт-Петербурга, о Суздале, который благодаря бизнес-подходу стал буквально прибыльным «открыточным» городом, упоминает опыт Венеции. Исторические центры превращаются в города-музеи под открытым небом со всеми плюсами и минусами этого решения.

А вот «интеграция» становится методом работы гораздо чаще, особенно для городов, в которых исторические памятники сохраняются локально или уже соседствуют с новыми объектами.

Сейчас мы можем привести в качестве примеров, близких к положительным, Псков, Тюмень, итальянскую Падую. В Пскове, например, территория монастыря с фресками XII века гармонично соседствует с... городским пляжем. Приводя в пример Падую, безусловно наполненную историческими объемами и смыслами, Удалова, в качестве интеграционной работы с пространством, рассказывает о ландшафтном парке вокруг капеллы Скровеньи с фресками Джотто, полном современной городской скульптуры. Там такое соседство непротиворечиво, а только подчеркивает ценность осмысления художниками современных им эпох.

В Падуе церковь XII века с фресками Джотто соседствует с парком, полным современных скульптур

В Тюмени, кроме очень эффектной работы с улицей Дзержинского, есть немало примеров интеграции нового в старое — как удачных, так и нет.

А какой путь у Екатеринбурга, кроме сносов, хаотической застройки и вывоза памятников на отдельные территории? Нам представляется, что интеграция для современного города, который законсервировать как Венецию невозможно, — наиболее реалистичный путь, если мы хотим, чтобы наследие жило, а у города было прошлое и будущее.

Как этот метод работает?

Для начала нужно трезво посмотреть, что ценного имеется на исследуемой территории. Известны истории, когда для строительства дома приобретенный участок сровняли с землей, выкорчевав все насаждения и убив рельеф, а затем за большие деньги с нуля возводили зеленый каркас. Иногда демонтируют «под ноль» старое мощение, а потом имитируют его же с помощью завезенных камней и плитки. А ведь можно приглашать экспертов, чтобы они посмотрели, что ценного есть на участке: рельеф, растения, история, смыслы.

При интегративном подходе мы смотрим, что ценного, полезного мы можем оставить и как всё органично вписать в обновленную территорию. Специалист видит не столько мусор и руины, сколько возможности!

Отдельные проекты с интегративным подходом уже реализуются в Екатеринбурге. Но как этот метод применить глобально? Может ли он улучшить что-то, например, на крупнейшей сейчас стройке города — в «Екатеринбург-Сити»? Поделюсь соображениями.

Красная линия

Понятные объемы обрел гастромолл — большое здание, которое грозило визуально подавить и так незначительно сохранившуюся историческую застройку и знаменитый сад Казанцева.

Старинное здание, знаменитый сад и новый объект — гастромолл, который визуально поддержал линию исторической улицы

Однако, как отмечает архитектор Юлия Удалова, снизить напряжение противопоставленных объемов удалось благодаря приему террасированной застройки. Высотность исторических зданий в два этажа поддержана высотой нижнего объема объекта. Такие визуальные решения создают единую линию улицы. Можно также продолжить архитектурный контакт исторического и нового, используя прием цитирования культурных кодов застройки города: внедрить в отделку материалы, цвета, эстетику традиционного строительства, но в современной интерпретации.

Примером удачной реализации такого подхода Удалова называет здание общественного назначения на Ольгинской набережной в Пскове, где архитекторы вполне современно процитировали белые стены, природный камень и черный кровельный металл, характерные для храмового строительства псковской школы.

Ольгинская набережная в Пскове

Посмотрим, что в итоге будет сделано у нас для красной линии улицы, которая либо станет новым «открыточным видом» и войдет в рейтинг лучших мест для селфи, либо... исчезнет из внимания, а значит, и памяти.

Кстати, о красной линии. Примеры интегративного подхода в Екатеринбурге есть: мы практически не замечаем с земли два блока высотки ЖК «Вернисаж» на Куйбышева, где первые два этажа отделаны кирпичом и встроены в линию, сформированную историческими зданиями. Довольно приветливо решена зеленая входная зона у дома на Первомайской, 60. Архитектурные достоинства и недостатки конкретных сооружений обсуждать не будем, но приемлемая интеграция — факт. Уважительно для города.

Историческая зона, о которой мы говорим — территория «Сити», — сама дает подсказки по благоустройству.

Мощение

После съемок на одном из ландшафтных объектов мы с удивлением узнали: технологии работы с камнем из XIX века вполне неплохо подходят для новых ландшафтов. Грамотно уложенные гранитные плиты позволяют не только победить воду и грязь, но и сформировать комфортный бюджет. На территории «Сити» сохранились фрагменты улицы с гранитными плитами и булыжниками.

Историческое мощение на территории сада Казанцева

Специалисты по ландшафтам изучают, как это сделано, потому что больше ста лет мостовые и тротуары работают без особых ремонтов, несмотря на дождь, грязь и снег. А если за ними еще и ухаживать? Об уральской идентичности, о том, что это красиво, и говорить не будем.

Например, на улице Дзержинского в Тюмени, ставшей пешеходной, не только мастерски работают с историческим и современным мощением, но и создают работающую ливневку.

А разность и разновысотность в покрытиях дорожек, оказывается, может быть использована для создания независимо комфортных путей для всех горожан: ограниченно-мобильных мам с колясками, гипермобильных владельцев велосипедов и самокатов, неторопливых туристов.

Озеленение

Кроме красоты, самое ценное в работе ландшафтных архитекторов — создание гармоничных связей между зданиями и... тень. Ведь грамотное озеленение снижает температуру на улице на несколько градусов. Более того, как говорит наш знакомый градостроитель, урбанист Илья Заливухин, климат в городе — это технология, которую можно просчитать. А идеи — каким может быть зеленый каркас — участок подсказывает сам.

У «Сити» пока есть не только знаменитый исторический дуб, сохранить который застройщик пообещал городу, — у «Сити» есть целый сад! Он и сам по себе (если там привести всё в порядок) — грандиозное украшение; но еще он источник идей для всей территории. Поживем — увидим, сколько «яблочных» идей расцветет вокруг сада Казанцева. Будут ли разливать сидр из своих яблок, делать мармелад и пастилу, печь шарлотку и какие сувениры повезут из «Сити» в другие города.

Интереснее понять, чем можно руководствоваться уже сейчас. Например, на территории сада есть селекционные яблони, которым около 100 лет. И в новом «Сити» можно продолжать создавать сады, высаживая уральские сорта.

Заборы и заборизация

Обособленность как нового строительства, так и старых зданий сгубила многие хорошие интеграции. Необходимость сделать буфер между улицей и зданием понятна (например, мы обязаны ограждать территории школ, в некоторых случаях — территории исторических объектов, таких как сад Казанцева). Но и тут оставшиеся городские усадьбы и исторические свидетельства могут многому научить.

Вплоть до 70–80-х годов XX века в квартале улиц, где сейчас развивается «Екатеринбург-Сити», сохранялась рядовая деревянная и полукаменная купеческая застройка дореволюционного города. В личном архиве архитектора Юлии Удаловой (да и многих горожан) сохранились фотографии старого города с характерными коваными оградами.

Разговор о том, что будет, если их уничтожить, мы даже не начинаем. Возможно, пришла пора их изучить, сохранить и вписать в новую реальность? Оформить изумительный первый план контакта горожанина с архитектурой и одновременно напомнить об истории места, создав правильное, почти тактильное впечатление от культурного города!

Сравните ограды дома в стиле модерн на улице Февральской Революции — это произведение искусства, которое очень правильно взаимодействует со зрителем, и временное ограждение территории башни «Исеть». Какое решение кажется более уютным?

Обратите внимание на красивый старинный забор у здания: он словно повторяет рисунок и форму окон
А этот забор — временное решение у башни «Исеть». Есть разница?

Всё пропало?

Отдельно мы рассматриваем возможность внедрения в городское пространство нового «Сити» элементов истории ушедшей. Изучая легенды старого квартала, мы хотим поделиться с горожанами этими фактами. Как? Воплощая их в малых архитектурных формах по принципу «было — стало». Такой подход уже реализован в Калининграде, Нижнем Новгороде, на территории Воронцовского парка в Москве.

Внедрение в новое пространство истории, Воронцовский парк в Москве

История становится не только украшением территории, но может приобретать и утилитарные функции. История «Сити» — это еще и история городских художников, и здесь мы видим огромный потенциал насыщения территории арт-объектами (вспомним хотя бы пример из Падуи).

Городская ткань

Интегративный подход еще и в том, чтобы не рассматривать новый объект отдельно, а видеть его сразу частью большого единого пространства, с разных ракурсов. Как новый объект будет работать с людьми? Какие новые связи вырастут?

В той же Тюмени на той же улице Дзержинского есть пример: люди восстановили дом середины ХХ века под сигарный клуб. Получилось красиво, но владельцы решили оградить его забором — защитить от людей, наверное. А концепция улицы предполагала более близкий контакт со зданием. Забор убрали, сделали грамотное мощение, высадили пирамиды из вечнозеленых растений, и дом стал выглядеть очень круто, стал частью старинной улицы. Владельцы только выиграли, получив «открыточный вид».

Улица Дзержинского в Тюмени

Через благоустройство горожане взаимодействуют со зданиями, а старые и новые дома вписывают не только в единую концепцию, но и в общую городскую ткань.

Конечно, это лишь малая часть большой работы, в которую входит реставрация, приспособление к современному использованию со всеми важными пунктами вроде внедрения новых коммуникаций. Входит и новое строительство со своими масштабами.

Но вот что важно — результатом правильного интегративного подхода к историческим, значимым объектам должен быть доступ. И он не приводит к нарушению приватности или вандализму — специалисты очень точно на примерах с фактами, сметами и сроками рассказывают, как конкретно это работает. (Вот недавно узнала о застройщике из Кирова, который вообще отказался от заборов — решает задачу приватности озеленением, освещением и т. д.)

Если мы не можем законсервировать старый город, если мы понимаем, что вывезти Екатеринбург из Екатеринбурга — варварство, остается интеграция. Либо унылая, либо умная.

Вокруг внедрения в историческую городскую ткань новой застройки действительно всегда много различных мнений, как я и написала выше. И как медиатор хочу привлечь всех участников на светлую сторону.

Согласны с автором?

Да
Нет

В другой колонке Ольга Павлова рассказывала об истории здания в центре Екатеринбурга, которое ждет новая жизнь. Также она писала о том, почему в Екатеринбурге так часто сносят старые дома и как это остановить.

ПО ТЕМЕ
Мнение автора может не совпадать с мнением редакции
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Форумы
ТОП 5
Мнение
Угрюмые люди, недоступные девушки и плохие авто: 27-летний китаец честно рассказал о впечатлениях от России
Джексон
предприниматель из Гонконга
Мнение
Что будет, если год не есть сахар? Сибирячка рассказала, чем питается и как сильно похудел ее муж
Полина Бородкина
Корреспондент NGS24.RU
Мнение
Отважный мальчик дал бой громиле у «Жизньмарта». Вспоминаем самые яркие события Екатеринбурга за неделю
Даниил Румянцев
Корреспондент E1.RU
Мнение
«Работа учителя — это ад»: педагог — о причинах своего решения навсегда уйти из профессии
Ирина Васильева
тюменская учительница
Мнение
«Жарко, душно и невыносимо». Екатеринбурженка — о летних толпах детей в городском транспорте
Анна Макушина
Журналист
Рекомендуем
Знакомства
Объявления