22 сентября среда
СЕЙЧАС +5°С

Зарабатывают на чужой беде: как в Екатеринбурге незаконно лечат алкоголиков

У пациентов могут даже не спросить их согласия на лечение

Поделиться

Рассказываем, как устроена работа частных наркологических клиник и к чему она может привести 

Рассказываем, как устроена работа частных наркологических клиник и к чему она может привести 

Поделиться

В феврале этого года Виктор (имя изменено. — Прим. ред.) угодил в наркологическую клинику. Сам он пьет редко, но иногда случаются запои. В этот раз повод был позитивный — Виктор снова сошелся с женой. На радостях решил отпраздновать и не смог себя удержать. Допился до того, что начались галлюцинации.

— Первая галлюцинация — вроде нормально хожу, не падаю. Ну подшофе. Подхожу к жене и говорю: «Слушай, там мужик в тапочках сидит». Она пошла, там никого нет.

Жена Виктора, испугавшись, вызвала на дом врачей. Выбрала первую попавшуюся в интернете ссылку, которая привела ее на сайт наркологической клиники «Свобода». Это частная организация, которая на своем сайте обещает сделать с человеком всё, что угодно: и вывести его из запоя, и снять похмелье, и закодировать. Приехавший на вызов мужчина сначала поставил Виктору капельницу.

— Капельницу мне поставили. Я проспался, проснулся, и ходить не могу. До туалета на карачках полз. И этот врач, который приезжал, оставил мне какую-то жидкость. Говорит: «Плохо будет, выпьешь». Я понюхал, а она на спирту. Рюмку выпил, мне опять захорошело. И опять глюки пошли, — рассказывает Виктор.

Нельзя говорить наверняка, но, вероятно, приехавший на вызов мужчина прописал Виктору так называемую смесь Попова. Она содержит в себе спирт вперемешку с лекарственными препаратами. Когда-то ей лечили больных алкоголизмом, выводили их из запоя. Эта микстура уже давно вышла из оборота, врачи ее сейчас не используют.

Смесь Попова выписывается пациентам, чтобы у них не развился психоз на фоне синдрома отмены, то есть при выведении из запоя. Но даже такой простой лекарственный препарат должен выписываться в амбулаторных условиях.

После того как Виктор принял микстуру, ему стало легче, но вернулись «террористы». Супруга решила, что оставлять его дома в таком состоянии нельзя — ей на следующий день нужно уходить на работу, дома остается подросток, который вряд ли справится с ситуацией, если состояние отца ухудшится. Тогда на помощь снова пришли специалисты из «Свободы». Они пообещали, что могут забрать Виктора на стационарное лечение. Удобство в том, что для этого даже не требуется его согласие. Так и поступили.

— Они меня долго не могли разбудить. Я шесть дней, как говорит жена, лежал у них привязанный. В себя я не приходил. Что-то капали, но я ничего не помню. У меня не было психоза, я просто хотел сам сходить в туалет, так жена сказала.

Из-за запоя наш герой стал видеть галлюцинации 

Из-за запоя наш герой стал видеть галлюцинации 

Поделиться

В практике действительно бывают ситуации, когда пациента можно привязать к кровати, но делается это совсем по-другому. Метод мягкой фиксации используется в психиатрии. Когда у человека происходит психомоторное возбуждение, он не может контролировать руки и ноги, до введения препаратов его могут привязать. Это обязательно должно фиксироваться в истории болезни, и продолжаться это может не более нескольких часов. А главное: врачи ведут журнал мягкой фиксации, где поминутно расписывают, когда, кем и на каком основании была применена и снята фиксация.

В государственных наркологических клиниках к пациентам, которые хотят в туалет, подходит санитар. Людям там положен постоянный уход, поскольку первые дни после отказа от алкоголя — самые тяжелые и опасные для пьющего человека.

— Еще мне постоянно хотелось пить. Я не в себе был, но запомнил, как сильно хотелось. Мне потом даже сказали, что у меня сильное обезвоживание. Когда я проснулся, то начал кричать: «Вызовите полицию». Они позвали жену, которая рядом была в этот момент. Она отвязала меня, я встал и побежал к умывальнику, пил эту воду минут пять, — вспоминает Виктор.

Из таблеток, которые давали мужчине, он помнит только глицин. Позже он пытался выяснить, что еще ему капали, но показания «врачей» путались — кто-то говорил, что «Рибоксин», а кто-то — «Аспаркам». Еще Виктор совсем не мог спать — это тоже признак психоза. Препараты, которые ему давали для сна, почти не работали. Мы спросили у главного нарколога УрФО Антона Поддубного, что представляют собой лекарства, которые давали Виктору в больнице.

— Они используются как сопутствующие лекарства. Эти препараты входят в стандарты оказания медицинской помощи. Но каждый препарат используется со своими подходами. Мы используем разные сильнодействующие медицинские препараты, для использования которых нужна лицензия на наркотические вещества. Для них требуются особые условия хранения, списания, особые показания. Другие клиники, особенно частные, никогда не будут их использовать, потому что для их хранения нужно выполнить очень большие требования. А то, что вы назвали, — это просто лекарства, которые иногда могут использоваться и в терапии, и в наркологии, и в неврологии, — объяснил E1.RU Антон Поддубный.

Поделиться

В какой-то момент Виктор, испытывающий сильные боли в паху, обезвоженный и неспящий, потребовал отпустить его домой. Забирать его даже приехала мать, но ей отказали. Якобы он должен пройти курс в 28 дней. За это его супруга в первый же день заплатила 80 тысяч рублей, никаких чеков не выдали. Со второй попытки родственники смогли забрать бедолагу. Своего лечащего врача он впервые увидел, когда выходил из клиники.

«Свобода» от ответственности

В Екатеринбурге действует несколько частных наркологических клиник. Мы обратили внимание на две из них — «Свобода» и «Спасение». Пройдемся по врачам, которые представлены на сайтах этих организаций.

  • Директором «Свободы» значится Степан Дектярев. Директор по развитию — Антон Соколов. Как стало известно E1.RU, они оба ранее и сами были пациентами государственной наркологической клиники Екатеринбурга;
  • главный врач «Свободы» — Дмитрий Ковров. По информации нашего источника, ранее он работал в больнице Каменска-Уральского, откуда был уволен;
  • единственный нарколог клиники «Свобода» — Дмитрий Стрелков. Факт его работы нам подтвердили в самой больнице, когда мы позвонили под видом клиента и попросили позвать его к телефону. У Стрелкова тоже богатый послужной список — ранее он работал в Качканаре, где его подозревали в получении взяток. После этого он оказался в Екатеринбурге.

В клинике «Спасение» ситуация гораздо проще. Там для сайта просто украли фотографии из другой больницы — минского стоматологического центра «ПолиМагия».

Скриншот с сайта клиники «Спасение»<br><br>

Скриншот с сайта клиники «Спасение»

Поделиться

Те же люди — на сайте стоматологического центра из Минска

Те же люди — на сайте стоматологического центра из Минска

Поделиться

Мы нашли страницы Дмитрия Гричанюка и Натальи Титок в социальной сети Facebook. В их аккаунтах местом работы указана именно белорусская клиника, на связь с екатеринбургской медициной нет ни намека.

Сама по себе практика лечения на дому, которую активно предлагают пациентам в «Спасении» и «Свободе», строго запрещена по закону.

— Лечение на дому абсолютно запрещено. У нас медицинскую помощь на дому может оказывать скорая, врач-терапевт и врач-педиатр. Врачи других специальностей не имеют права оказывать так медицинскую помощь. Причина одна: такая помощь оказывается только при наличии специальной лицензии. А лицензия выдается на адрес оказания медицинской помощи. Более того: если у нас в больнице есть 8 адресов физического нахождения, на каждый адрес мы получили отдельное приложение с перечнем услуг, которые мы можем там осуществлять. Если такого перечня в лицензии нет, значит, эта деятельность незаконна, — говорит главный нарколог области Антон Поддубный.

Это подтверждает и главный врач московского медицинского центра «Корсаков» Алексей Казанцев.

— У клиник должна быть лицензия на наркологию, на психиатрию, в штате должны быть психотерапевты. Там масса лицензий и сертификатов, и это не так просто организовать, это большой процесс. Выездная служба во многих регионах есть, и в Москве тоже, на дому оказывают выездную помощь. Но для этого тоже должны быть сертификаты и лицензия. Как таковой прямой лицензии на выездную службу нет. По поводу принудительной госпитализации: это нарушение закона об оказании наркологической помощи. Ее в основном осуществляют государственные психиатрические бригады, когда пациент социально опасен и не может себя контролировать. И там в течение 48 часов прокурор и судья должны вынести вердикт, что человек должен продолжить лечение в стационаре без его согласия. В другом случае это невозможно.

По словам Казанцева, и удержание пациента на лечении тоже незаконно. Пациента и его семью можно только убедить остаться в стационаре, в противном случае он имеет полное право отказаться продолжать лечение.

Заберем и свяжем

Чтобы не опираться только на слова Виктора, мы решили сами позвонить в клинику «Свобода». Наш корреспондент по телефону горячей линии сообщил, что его родственник уже неделю беспробудно пьет и он ничего не может с этим поделать. Наша задача была — узнать, действительно ли специалисты «Свободы» могут забирать пациента без его согласия и правда ли, что они могут удерживать человека на лечении без его воли. Мужчина, который взял трубку, представился Николаем Анатольевичем, специалистом по терапии химической зависимости. Послушайте наш с ним разговор. Если вам удобнее читать — мы расшифровали этот диалог.

— Как давно пьет?

— Неделю.

— Неделю запой. Так, у него эмоциональное состояние [какое]? Агрессия?

— Да он в себя не приходит. Лежит, спит очень плохо.

— Тогда необходимо помещать его в стационар. В любом случае.

— Слушайте, он не согласится. Вы можете как-то без его согласия увезти?

— Да, наши специалисты могут приехать, провести конференцию и доставить его до клиники. В Екатеринбурге это будет стоить от трех с половиной до пяти тысяч рублей.

— И доставят, и там прокапают его как-то? Или как?

— Да-да. Доставляем до клиники, далее первые трое суток в стационаре — по пять тысяч рублей за сутки, последующие — по три с половиной. Лечение начинается от суток. В сутки он получает две-три капельницы, таблетки, инъекции, всё по назначению врача. То есть снимается интоксикация, далее врач-нарколог и терапевт дают оценку его психоэмоциональному состоянию, а далее уже рекомендуем ему метод лечения.

— Деньги-то как бы не проблема, а что ему давать будут? Что капать?

— Изначально делается первичный осмотр пациента, далее делаются назначения. По телефону лекарства не назначаются.

— Еще скажите, он точно не убежит оттуда? Просто у меня через два дня отпуск, есть какая-то гарантия?

— Конечно, стопроцентная гарантия.

— То есть его можно дней на семь-десять положить, чтобы он там не пил и лежал?

— Вообще без проблем. Также у нас есть курсы лечения, например на 28 дней. Это медико-социальная реабилитация. Работа клинических психологов, работа разных консультантов, врача — нарколога-психотерапевта. У нас хорошие условия, мы находимся на Малышева, 135а. У нас всё наглядно, всё прозрачно. На всё у нас есть государственная лицензия.

— Еще есть вопрос. Я где-то читал, что, если есть проблемы со здоровьем — а у него с сердцем проблемы, какое-то особенное лечение должно быть...

— В любом случае с ним круглосуточно дежурит врач-реаниматолог. Смотрит его состояние, меряет давление, все процедуры с ним проводятся.

Мужчина на горячей линии подтвердил, что сотрудники «Свободы» могут без согласия класть пациента в стационар и удерживать его там. Всё это строго запрещено законом. На него также не подействовал наш маркер: мы специально сообщили о проблемах вымышленного родственника с сердцем и сном. Мы спросили у заместителя главного врача по клинико-экспертной и организационно-методической работе Областной наркологической больницы Ильи Фоминых о том, как должен был среагировать специалист на такой запрос.

— Он должен был посоветовать вызвать бригаду скорой помощи. Либо вызвать врача на дом из поликлиники для осмотра. Потому что сердечная патология на первом месте, приоритет должен отдаваться ей. Бессонница — это признак возможного дальнейшего психоза. Тревожный симптом, который может быть началом.

Конечно, и насильно увозить человека на лечение, и удерживать его там никакого права у клиники нет, говорит Илья Фоминых.

— Лечение оказывается только на основании добровольного согласия. Существуют законодательные нормы, позволяющие оказать экстренную помощь человеку без его согласия. В этом случае должна быть явная угроза для жизни. В описанной ситуации я не вижу такой угрозы — нет остановки дыхания, массивных травматических повреждений, остановки сердца. И, конечно, человек как дает согласие на медицинскую помощь, так может от нее и отказаться. Насильно удерживать его нельзя, — говорит Фоминых.

К чему приводит бездействие

10 июня 2020 года в клинику «Свобода» обратился юрист по имени Дмитрий (имя изменено. — Прим. ред.). К этому моменту уже месяц он был в запое. Жаловался на бессонницу и общее недомогание. В тот же день заключил договор и оплатил лечение.

Спустя 11 дней, 21 июня, Дмитрий был доставлен из «Свободы» в ГКБ № 1, а оттуда экстренно — в ЦГБ № 20. В этот момент он уже был в коме и подключен к аппарату ИВЛ. В тот же день спустя несколько часов Дмитрий скончался.

Супруга мужчины обратилась в Росздравнадзор с требованием провести проверку. Ведомство это сделало и нашло 5 нарушений в работе «Свободы». Нарушены:

  1. Федеральный закон «Об основах охраны здоровья граждан».
  2. Приказ Минздрава об оказании медицинской помощи по профилю «психиатрия-наркология».
  3. Приказ Минздрава о правилах обязательного медицинского страхования.
  4. Приказ Минздрава о критериях оценки качества медицинской помощи.
  5. Приказ Минздрава о проведении внутреннего контроля качества и безопасности медицинской деятельности.

Все эти нарушения Росздравнадзор счел грубыми. Ведомство отобрало лицензию у «Свободы». Правда, всего на 90 дней — спустя три месяца клиника возобновила работу и оказывает медицинские услуги до сих пор.

Как рассказал нам Антон Поддубный, зачастую лечение алкоголиков бывает даже сложнее и опаснее, чем лечение наркозависимых.

— В основном люди с алкогольной зависимостью — это возрастные люди. И компенсаторные механизмы у них уже хуже работают. Как правило, у этих людей есть сопутствующие патологии других внутренних органов. Самое опасное — сердечно-сосудистая система. А люди с наркозависимостью, как правило, — это молодые люди, и у их организмов возможности больше.

Ошибиться может любой врач, но всегда нужно обращать внимание на патологии. Если этого не делать, можно пропустить острую патологию или хроническое заболевание, что может привести и к летальному исходу, — сказал специалист.

Ранее мы рассказывали, что в Екатеринбурге частные наркологи предлагают горожанам свои незаконные услуги. Почитайте наш разговор с Антоном Поддубным о возможном росте числа алкоголиков и наркоманов в регионе.

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК5
  • СМЕХ5
  • УДИВЛЕНИЕ3
  • ГНЕВ9
  • ПЕЧАЛЬ6

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Екатеринбурге? Подпишись на нашу почтовую рассылку
Loading...
Loading...