E1
Погода

Сейчас+13°C

Сейчас в Екатеринбурге

Погода+13°

ясная погода, без осадков

ощущается как +10

2 м/c,

вос.

738мм 29%
Подробнее
3 Пробки
USD 90,99
EUR 98,78
Реклама
Страна и мир Путин объявил мобилизацию Спецоперация на Украине проблема «Они уже не верят, что это поможет»: близкие мобилизованных уральцев подали пачку заявлений в военную прокуратуру

«Они уже не верят, что это поможет»: близкие мобилизованных уральцев подали пачку заявлений в военную прокуратуру

Семьи переживают, что военнослужащим грозит срок

Жительница Магнитогорска всю ночь провела в дороге, чтобы попасть в военную прокуратуру в Екатеринбурге

Близкие мобилизованных из Челябинской области добрались до Екатеринбурга, чтобы добиться внимания к своим мужьям, братьям и сыновьям. В заявлениях — семь фамилий.

Как рассказала E1.RU сестра одного из мобилизованных, ее брата Игоря (имя изменено. — Прим. ред.) призвали 28 сентября из Магнитогорска в 32-й военный городок, а потом перенаправили дальше, уже в зону боевых действий. В своем заявлении на пять страниц она описывает сразу несколько проблем: отсутствие жетона, без которого ее брат не числится ни в каких списках и так и не получил обещанного довольствия, а также риск уголовного срока — Игоря и его сослуживцев обвиняют в дезертирстве.

— С 14 на 15 ноября они рыли окопы и начался обстрел. Команды стрелять им не было, поэтому он и несколько человек приняли решение отступить на некоторое расстояние назад. Впоследствии их обезоружили, сняли задержание на видео, предъявляя обвинение в дезертирстве. Потом говорят о статье за неисполнение приказа, — рассказывает E1.RU Валентина.

«Какие они должны исполнять приказы, если они вообще без жетонов не могут там быть?»

Женщина отмечает, что ни ее брат, ни его сослуживцы не скрывались от мобилизации, но не готовы быть на передовой. Игорю, например, 33 года, и никакого боевого опыта, кроме срочной службы в возрасте 18–19 лет, у него нет.

Добиться хоть какого-то внимания Валентина и близкие других мобилизованных пытаются с 14 ноября и так ни разу не смогли поговорить ни с одним представителем власти.

— В гражданской прокуратуре говорят, что это не к ним, что это в военную прокуратуру. Мне звонил прокурор и возмущался, что я им пишу заявления три дня подряд и что они не почта, чтобы перенаправлять в военную прокуратуру, — говорит женщина.

В Екатеринбурге в военной прокуратуре Центрального военного округа приезду жительницы Магнитогорска тоже удивились, но при этом выслушали и даже приняли заявления: и от Валентины, и от имен близких других мобилизованных. Все документы должны перенаправить дальше — в военную прокуратуру объединенной группировки войск. Корреспондент E1.RU присутствовала при подаче заявлений.

— Она создана буквально не так давно и осуществляет надзор за теми воинскими частями, которые принимают участие в специальной военной операции. В том числе к их компетенции относятся вопросы, касающиеся событий, которые вы описали, — ответил Валентине представитель военной прокуратуры ЦВО. — Максимально зависящее от нас мы сделаем, но мы — военная прокуратура Центрального военного округа: от Пензы до Иркутска. Дальше мы ничего не можем сделать, там есть своя прокуратура, свое руководство.

В военной прокуратуре ЦВО приняли целую пачку заявлений по мобилизованным

Пока Валентина пересказывает сотруднику прокуратуры всю историю ее брата, она еле сдерживает эмоции и задает простые вопросы: «Их физически ломают, давят психологически. Что им делать? Какой дать совет? Они уже говорят, что не верят, что мы тут куда-то ходим и что это поможет».

Сотрудник ведомства выслушивает, сочувственно кивает и советует дописать в заявлении строчку: «Прошу вас принять меры по обеспечению защиты жизни и здоровья указанных военнослужащих, поскольку поступают угрозы». Вот только за вопросом: «А это точно поможет? Их точно никуда не отправят, пока не разберутся?» — утвердительного ответа не следует.

Но даже это хоть как-то успокаивает женщину, которая половину месяца потратила на походы по инстанциям.

— В Чебаркуле с нами никто даже говорить не стал. Тут хотя бы настоящий человек. Выслушал, посоветовал, — говорит Валентина, выходя из здания прокуратуры.

Алгоритм действий женщине озвучили следующий: в течение трех дней заявления передадут в вышестоящую инстанцию и направят об этом уведомление на почту, после чего на проверку есть еще 30 суток — может быть меньше, но может и дольше: по закону, срок рассмотрения могут продлить еще на 30 дней.

— Я не знаю, на чьей стороне будет решение, но в том, что как положено разберутся, я вас уверяю, — обещает сотрудник прокуратуры и советует для надежности направить то же самое заявление в электронном варианте еще и на почту Главной военной прокуратуры.

Игоря дома ждет гражданская жена — они не успели расписаться. У них есть совместный ребенок и еще двое детей его супруги, которых содержал мужчина. До призыва Игорь работал на магнитогорском заводе, который попал в реестр предприятий оборонно-промышленного комплекса, но мужчина не знал, что может рассчитывать на отсрочку.

Игорю 33 года, другим его сослуживцам — от 23 до 35 лет

Прочитайте историю женщины, которая смогла вернуть мобилизованного мужа домой. Также мы рассказывали о возвращении 12 сотрудников уральского завода, которых мобилизовали по ошибке.

Все материалы о частичной мобилизации мы собираем в специальном разделе.

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Форумы
ТОП 5
Рекомендуем
Знакомства
Объявления