Председатель комитета солдатских матерей Свердловской области: "По Украине поступает очень много звонков"

Марина Лебедева - о беспокойствах родителей уральских призывников и изменениях в армии.

После начала осеннего призыва корреспондент E1.RU встретился с Мариной Лебедевой – председателем комитета солдатских матерей Свердловской области – у неё в общественной приёмной. И расспросил, как изменилась армия за последние пять лет, как дела в Елани, где не так давно пневмония косила срочников сотнями, а также – служат ли наши солдаты на Украине.

– Обращались ли к вам родители солдат, которые потеряли телефонную связь со своими сыновьями и опасались, что их отправили служить на Украину?

– По Украине было очень много звонков. Помню, звонила одна мама и спрашивает: "А правда, что моего сына могут послать на Украину из Елани?" Конечно же нет! Мальчишки-срочники не имеют права выезжать за пределы страны для участия в боевых действиях. Это закон. Только контрактники – и то по специальному указу президента.

– Но всё же известно, что уральский десантник Алексей Засов сопровождал гуманитарный груз на территории Украины и погиб, попав под обстрел. Почему вокруг этого ЧП командование ВДВ устроило такую тайну, отказавшись от любых комментариев?

– Полагаю, военные испугались слухов и домыслов, негативной накачки в СМИ. Именно поэтому решили уклоняться от каких-либо комментариев. Возможно, посчитали, что наше общество не готово к информации о гибели солдат-контрактников во время службы. И мы лично этим делом не занимались. Его вели представители комитета солдатских матерей Новоуральска.

– Как, на Ваш взгляд, нужна в России срочная служба, хотя бы в воспитательных, патриотических целях, или (если была бы такая возможность) стоило бы перейти на полностью контрактную армию?  

– Мы всегда за полностью профессиональную армию, если бы она была возможна в нынешних условиях. Я убеждена, что гораздо лучше, если бы в вооружённых силах служили только те, кто подготовлен к этому, умеет и любит заниматься этим. Ведь гораздо лучше, если каждый будет заниматься своим делом, тем, что ему по душе, что у него получается лучше всего. 

– За несколько прошедших лет Вы замечаете какие-то изменения к лучшему в армии?

– С нами очень хорошо стали взаимодействовать военные комиссариаты, призывные комиссии. Поэтому проблемы, по большому счёту, всё те же. Во-первых, медицинские. По-прежнему есть призывники, которые опасаются, что их могут забрать в армию, хотя у них не всё в порядке со здоровьем. И когда мы видим, что вопрос действительно спорный, пятьдесят на пятьдесят, то помогаем. Вторые вопросы касаются распределения в воинские части в Свердловской области. По семейным обстоятельствам такое возможно. Но для этого нужны основания. Чтобы распределить призывника поближе к дому, нужно, чтобы его родители были пенсионерами, инвалидами, или чтобы мальчик был отцом ребёнка.

– А если двое и больше детей?

– Тогда не призывают. И когда один ребёнок-инвалид.

– А как насчёт отсрочек по образованию?

– К сожалению, многие из них отменили несколько лет назад. Поэтому сейчас к нам часто обращаются с просьбами дать ребятам доучиться. То есть дать отсрочку от призыва на последний год обучения. Это тоже немаловажно. И обидно за мальчишек, что они пропустят этот год и госэкзамены. Конечно, это неправильно, ведь после армии они не так хорошо помнят всё, что им дали, что преподавали.

– А как так получается? Ведь они не отчислены?

– Потому что по закону, если мальчик получает средне-специальное образование, то в 20 лет его обязаны призвать. И мальчик должен пойти служить, даже если он на последнем курсе. Но всем, кто к нам обращается, мы всё-таки пытаемся помогать. И мы добиваемся, чтобы ребятам дали возможность закончить последний курс. А дело в том, что у нас есть только одна отсрочка по обучению. И она даётся только на высшее образование.

– А если человек в 18 лет в техникум поступил? Не после 8-го, а после 11-го класса?

– Значит, его на втором курсе в армию возьмут. На третьем… На любом, когда ему исполнится 20 лет.

– На недавней пресс-конференции военком заявил, что, в сравнении с тем, что было несколько лет назад, призывники стали здоровее. Отмечаете такой факт?

– Четыре года назад по здоровью жаловались чаще. Любо мамы заранее подготавливали детей в этом направлении, либо действительно поколение было менее здоровое. Но сейчас значительно меньше обращений насчёт того, что ребёнок болен, а его всё равно забирают в армию. Может быть, и вправду, нация здоровее стала. Также, может, военкоматы с нами стали лучше сотрудничать и относиться спокойнее. И начали сами направлять призывника на дополнительные обследования, не дожидаясь нашего вмешательства. Сами выясняют, сами доказывают, например, матерям, что ребёнок-то у вас, в принципе, здоров. Но его в армию сейчас не возьмём, потому что мальчика надо немного подлечить.

– И еще одна проблема призывников – это вакцинация. Нам бы хотелось добиться вакцинации до призыва. Подчеркиваю – до. Чтобы, как в Елани, у нас не гибли мальчики после четырёх прививок. Как умер Антон Юматов, как умер Серёжа Васильев. Один на 37-й день, второй – на 40-й день. Это же вообще ненормально. После вакцинации у новобранцев стрессовое состояние, и они не могут реабилитироваться в воинской части. А если бы они уже пришли с прививками, с призыва, как было бы здорово. Мы не теряли бы этих пацанов в армии.

– Раз уж заговорили о Елани. Как там сейчас, есть изменения к лучшему?

– Есть, и большие. Это благодаря и нашему взаимодействию и новому командиру Владимиру Луговому, который недавно пришёл. Настоящий офицер, честь имеющий. По Елани там есть прямо три момента, ситуация по которым значительно улучшилась. Во-первых, стали меньше болеть в сравнении с тем, что было в прошлые годы. Во-вторых, к нам перестали поступать тревожные сообщения по самоволкам из Елани. То есть солдаты перестали сбегать из части.

– Такие улучшения зависят от командующего?

– В том числе. А также от нашего контроля и взаимодействия. И третий момент, который нас радует: по Елани значительно сократилось число жалоб и обращений по утере банковских карт, по незаконному снятию денег с карт. А раньше, несколько лет назад, таких случаев было больше. В настоящее время мы планируем более плотно сотрудничать, уже с выходом на военную полицию.

– Пять лет назад Вы говорили, что медкомиссию срочникам надо проходить дважды: не только до призыва, но и после. Сейчас ситуация как-то изменилась в лучшую сторону?

– Да никак! На это нужны деньги. И в этом деле к проблеме должен подключиться губернатор Евгений Куйвашев как председатель областной призывной комиссии. А это очень серьёзная проблема. Ведь очень многие солдаты возвращаются домой со службы больными –  с гепатитом, туберкулёзом, кожными заболеваниями, которые могут наложить тяжёлый отпечаток на их будущую жизнь. А уходили пацаны здоровыми. Но справок после армии о здоровье у мальчиков нет. Поэтому очень сложно доказать причинно-следственную связь, установить, что заболевание солдат получил именно на службе. Следовательно, не удаётся выбить никаких страховок, компенсаций, никаких денег на будущее лечение и операции. С тем же туберкулёзом из армии за последние несколько лет вернулись шестеро молодых ребят.

– Кроме здоровья, на что ещё чаще жалуются? На дедовщину?

– Самые страшные обращения в последнее время по попыткам суицида. А они по-прежнему есть. И проблема в том, что всех солдат, кто пытался покончить с собой или просто демонстрировал желание уйти из жизни, чтобы обратить на себя внимание офицеров, кладут в психиатрическую больницу. А потом комиссуют по статье. И всё. После этого жизнь дееспособных пацанов, считай, загублена. Права им уже не получить, на какую-то престижную работу уже не устроиться. Хорошо, если солдату поставили в военный билет категорию "Б" или "В". Тогда он, если ни разу до этого не обращался к психиатру, может потом, пройдя медкомиссию, её снять. Но если там будет статья "Д", то всё. Эта категория не снимается, а значит, в просторечии, что тот, кому её поставили – шизофреник и слышит голоса.

– А были подобные случаи в последнее время?

– Да. Недавно к нам мальчик пришёл. До армии учился в институте международных отношений, умница такой. Потом его призвали. Он попал в Бурятию, в Улан-Удэ. И не захотел подчиняться старослужащим. Его трусы хотели заставить стирать или ещё что-то. Он отказался, и тогда, как рассказывает, ему пригрозили, что зарежут заточкой. После этого мальчик вскрыл себе вены, а уже в госпитале такого про себя наговорил, что ему поставили категорию "Д". А ему же дальше жить. Сейчас помогаем. Пробуем снять с него это клеймо. А был ещё один солдат недавно. Ему челюсть сломали. И пока он лежал с сотрясением в госпитале, целую тетрадку исписал одной фразой: "Боже, если считаешь нужным, пожалуйста, отправь меня после операции домой". Но комиссия признала его годным. Сейчас дослуживает в химвойсках.

– Как Вы относитесь к Комитету солдатских матерей Санкт-Петербурга, который по просьбе депутата Милонова признали "иностранным агентом"?

– Мы с этим комитетом не контактируем. Общаемся лишь с теми коллегами, которые, как и мы, входят в "Комитет солдатских матерей России”. А Комитет солдатских матерей Санкт-Петербурга в эту организацию не входит. У них свои уставные задачи, а мы не судьи, чтобы выносить оценки их деятельности.

– Продолжая тему, не боитесь, что и вас назовут иностранным агентом?

– Вовсе нет. У нас прозрачное финансирование. Во-первых, это субсидии от государства, которые идут на чёткие задачи. Большая часть, конечно же, уходит на оплату коммунальных услуг на помещение, в котором мы находимся. Ну, и кроме этого принимаем частные пожертвования на канцелярские товары. Можешь и сам в коробку, которая на столе стоит, добавить, сколько не жалко.  

– То есть вы не чувствуете на себе давление политиков и властей из-за своей общественной деятельности?

– Нет, никакого.

КУДА ОБРАЩАТЬСЯ

Комитет солдатских матерей Свердловской области: 

Екатеринбург, улица Луначарского, 83, офис 83 (вход со двора)

Контакты: +7 (343) 370-33-07, +7 (343) 217-88-72

Приёмный день: четверг с 13:00 до 17:00 без перерыва.

О ЧП в армии также можете рассказать журналистам E1.RU: наша почта – news@corp.e1.ru, круглосуточный номер редакции +7 (343) 34-555-34. 

Фото: Артём УСТЮЖАНИН / E1.RU

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Новости РЎРњР?2