17 сентября пятница
СЕЙЧАС +3°С

«Четвертый день мы боремся за жизнь»: крик души сотрудницы свердловского правительства о медицине в пандемию

У женщины отек Квинке, у ее мужа сердечный приступ, а у дочки — вирусная пневмония

Поделиться

Юлия этой ночью побывала в реанимации, а сейчас она дома

Юлия этой ночью побывала в реанимации, а сейчас она дома

Поделиться

Крик души екатеринбурженки, чья семья умирает в пандемию

За последние четыре дня членов семьи екатеринбурженки Юлии Шклярик увозили на скорой в больницу три раза. Сначала ее саму, затем мужа, а после — семилетнюю дочку. Это — колонка главного специалиста секретариата губернатора Свердловской области. Юлия говорит, что готова потерять работу, но молчать больше не хочет и не будет. Женщина собирается подавать иск в адрес Минздрава. Она уже отправила письмо президенту.

Все началось во вторник. Четвертый день моя семья борется за жизнь в период пандемии. Во вторник мне отказали в помощи в стоматологии — зуб мудрости воспалился. Температура, отек гортани. На горячей линии Министерства здравоохранения региона ответ был таков: «Для чего вы нам звоните? Вызывайте скорую».

Приехал муж, и мы полетели во вторую областную поликлинику, два раза я теряла сознание в машине. У мужа случился сердечный приступ за рулем. В больнице я кричала и требовала поставить мне укол от отека Квинке. На меня обратили внимание только тогда, когда мне совсем стало плохо и я упала.

Мы ждали терапевта минут десять: без его назначений и осмотра ставить ничего нельзя.

Я требовала отправить меня на анализы и КТ. Врач ответил: показаний нет! Сегодня, ночью с пятницы на субботу, меня увезли с очередным приступом удушья и рвотой в 14-ю городскую больницу. Там сделали КТ. У меня двусторонняя пневмония в нижних путях с поражением легких 13%, вирусная пневмония, ковид. Сделали все анализы и сказали, что мест на госпитализацию свободных нет. Все свои места люди из очереди уступали беременным женщинам, инвалидам и бабушкам.


В четыре утра я покинула больницу. Муж меня забрал оттуда. Врачи сказали либо ждать, когда кто-то умрет в больнице и освободится место, либо ехать спокойно домой и поспать.

В девять утра вызвала скорую помощь старшему ребенку, семилетней дочке: резко температура 39, одышка. Скорая приехала через три часа. Ребенка и мужа увезли в 11-ю городскую больницу. Оттуда его попросили уехать как контактного по ковид первой очереди. Муж написал отказ, потому что за три часа ей не оказали никакой помощи, и уехал домой на такси.

В такси у него случился за последнее время второй сердечный приступ. Я вызывала реанимацию в девять утра, ждала и молилась, чтобы он не умер. Когда посинели конечности, забила во все колокола! Скорая забрала мужа в реанимацию. У него диагностировали 85% изношенности сердца.

У меня воспаление щитовидной железы, по-женски обострились заболевания, аллергия, одышка, давит на грудь, приступ панкреатита хронического и холецистита. Сейчас я дома с двумя детьми: дочками семи и пяти лет. У младшей дочери инвалидность. И я больше всего борюсь за нее. С кем она останется, если меня сегодня с очередным приступом опять увезут?

В нашем городе не оказывается квалифицированная медицинская помощь и оставляют людей умирать. Молчать и скрывать беспредел больше нет ни сил, ни желания. Мне интересно, кто понесет ответственность за произошедшее. Понимаю, что есть более тяжелые случаи, но я буду судиться с нашим Министерством здравоохранения за оставление человека в опасности и неоказание квалифицированной медицинской помощи лицу, оставшемуся в беспомощном состоянии. Также я обратилась в Администрацию Президента РФ.

Пишу сейчас своему начальнику Евгению Куйвашеву в Instagram, умоляю о помощи — тишина. Звоню помощнику министра здравоохранения — тишина. Звоню на горячую линию Минздрава области — тишина.

В региональном оперштабе по коронавирусу Е1.RU ответили, что на сегодняшний день в Свердловской области остается резерв в примерно 1,5 тысячи коек.

— Несмотря на высокую загруженность больниц, в регионе всегда остается резерв приблизительно в 1,5 тысячи коек. Эти данные актуальны и на сегодня, — сообщили в оперштабе. — Оперативный штаб не отслеживает переговоры пациентов с медицинским персоналом и ориентируется только на официальные данные и сводки. Пациенту за разъяснениями, связанными с его лечением, нужно обратиться к лечащему врачу или к руководству медицинского учреждения.

На момент публикации в Свердловском минздраве на звонки корреспондента Е1.RU не ответили.

Upd. Позже в областном Минздраве опровергли все обвинения Юлии.


В Свердловскую область приехала проверка Минздрава. Комиссия отметила загруженность скорой. Проверяющие оценили и работу кол-центров по коронавирусу, и горячей линии Минздрава Свердловской области. До последней они дозванивались три с половиной часа. Ранее мы рассказывали о других промежуточных итогах проверки. В частности, оказалось, что в перепрофилированной 36-й больнице не хватает кислородных концентраторов и тяжелые пациенты получают кислород по часам по очереди.

оцените материал

  • ЛАЙК32
  • СМЕХ36
  • УДИВЛЕНИЕ11
  • ГНЕВ185
  • ПЕЧАЛЬ39

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
У нас есть специальная рассылка о коронавирусе и карантине в нашем городе. Подпишитесь, чтобы не пропускать новости, которые касаются каждого.
Loading...
Loading...