E1
Погода

Сейчас+7°C

Сейчас в Екатеринбурге

Погода+7°

облачно, без осадков

ощущается как +3

4 м/c,

с-з.

741мм 34%
Подробнее
5 Пробки
USD 90,19
EUR 97,90
Реклама
Здоровье проблема «День промедления — угроза смерти»: раковые больные из Екатеринбурга остались без химиотерапии

«День промедления — угроза смерти»: раковые больные из Екатеринбурга остались без химиотерапии

Рассказываем, как решается проблема с лекарствами

Проблемы с финансированием химиотерапии в Свердловской области начались в 2022 году, а в июне 2023-го некоторым пациентам стали отказывать в лечении

— Это миллионные суммы, которые не потянуть самим пациентам. Людей отправили умирать, говоря, что они ничем не могут помочь и это не их проблемы.

Екатеринбуржцы стали жаловаться на то, что им отказывают в химиотерапии. Больные раком пациенты пришли на лечение, а их попросили подождать. В больницах это объяснили тем, что у региона закончились деньги, которые выделяли на онкотерапию. Областные власти признали проблему. Рассказываем, что о ситуации и путях ее решения говорят врачи, пациенты и чиновники.

Что говорят пациенты

Читательница E1.RU Татьяна рассказала, что ей сообщили об отмене химиотерапии в поликлинике ЦГКБ № 3 за несколько дней до процедуры.

— Сказали, что денег нет и пока дневной стационар закрывается, — поделилась екатеринбурженка. — Меня перезаписали на месяц вперед, но не обещали, что препараты будут. В июле я приду просто на прием к врачу. У меня не укладывалось в голове, как можно отказать людям в жизненно важном лечении, поэтому я приехала в поликлинику. Доктор подтвердил, что проблема есть, а у него более 1000 пациентов, и таких врачей в отделении несколько. Когда речь идет о неоказании помощи сотням пациентов, отсутствие финансирования — преступление.

Врач объяснил Татьяне, что больницам не хватает денег на химиотерапию. Дочь другой пациентки Юлия рассказала, что в 14-й больнице была такая же ситуация, но ее маме всё же поменяли препарат и сделали химиотерапию.

— Мама пришла в поликлинику на лечение, а ей сказали, что препарат закончился.

«А время — это то, чего как раз нет у больных раком. Я не понимаю, как это возможно»

Мы стали искать выходы из ситуации, врачи посоветовали ехать в онкоцентр, чтобы лекарство переназначили. Там созвали комиссию, выдали новый план лечения, и тогда в поликлинике маме сделали химию, — поделилась девушка.

В редакцию также обратилась Анна, дочь одной из горожанок, которой не оказали помощь — и речь снова про больницу № 3.

— Больше 1000 онкобольных в нашем городе на целый месяц остались без лечения, препаратов и химиотерапии, — возмутилась Анна. — Каждый день промедления без лечения — угроза смерти, а они остались без него, потому что область не оплатила больнице медицинское обеспечение препаратами. Это миллионные суммы, которые не потянуть самим пациентам. Людей отправили умирать, говоря, что они ничем не могут помочь и это не их проблемы.

В документах екатеринбурженки говорится: если по месту жительства отказывают в лекарственной терапии, нужно обращаться к провизору (были указаны ее имя и номер телефона).

— Мы позвонили по этому номеру, нам сказали, что мы вообще не по адресу, — рассказала Анна. — Решили обратиться в Следственный комитет, буквально через несколько часов после подачи заявления нам позвонили из поликлиники, сказали, что части нужных препаратов нет. Но на следующий день они все-таки нашли недостающий препарат и готовы нам его выдать. Вместо месячного курса лечения кое-как маме выдали таблетки на две недели и пообещали позже выдать остатки, но документально это никак не подтвердили.

Препараты для химиотерапии закончились в больницах, потому что Свердловской области выделили меньше денег, чем было нужно

«У нас было такое же лечение, как за границей»

По информации источника E1.RU в медицинских кругах, подобные проблемы возникали во всех больницах Екатеринбурга и области. Несколько врачей, знакомых с ситуацией, согласились анонимно рассказать, в чем ее причина. По их словам, финансирование еще в прошлом году было недостаточным.

— Фонд штрафовал больницы за то, что не отказывали людям в помощи, когда превышали лимиты, — сказал врач. — В итоге многие в кредиторской задолженности. Нам отвечали, что денег нет, и всё. И вообще давно сложилась ситуация, что поликлиникам и центрам амбулаторной онкологической помощи (ЦАОП) платили меньше денег, чем стоили препараты, а больница должна была доплачивать со средств, которые заработала на других видах помощи.

Врачи рассказали, что трудности с химиотерапией появились в 2022 году, когда цены на лекарства сильно выросли, а оплата осталась прежней. При этом до пандемии COVID-19 лечение «химией» в нашем регионе было не хуже, чем в самых продвинутых странах мира.

— Года четыре назад собрали всех руководителей больниц и сказали, что у нас есть достаточно денег, чтобы химиотерапия в регионе была на мировом уровне, — поделился другой источник E1.RU. — Нас даже призывали изучать новые схемы лечения и внедрять их.

«До конца 2021-го у нас было такое же лечение, как за границей в передовых онкоцентрах. В 2022 году цены выросли, а платить больше не стали»

Врачи рассказали, что еще в 2021 году химиотерапия в нашем регионе была на уровне передовых мировых онкоцентров. Что же случилось потом? Цены на препараты резко выросли, а бюджет не поспел

По словам нашего собеседника, благодаря передовому лечению пациенты даже с четвертой стадией и метастазами могли продлить жизнь на годы и даже ходить на работу. В прошлом году, рассказывает источник, проблема всё же решалась в пользу пациента, но не всегда в пользу больницы. Например, оплата Территориального фонда обязательного медицинского страхования (ТФОМС) была пропорциональна стоимости лекарства, но не покрывала работу медиков, расходники и прочие траты.

— А бывали случаи, когда приходилось доплачивать из бюджета больницы, потому что химиотерапия стоила больше, чем была компенсация, и потом эту разницу не возвращали, — поделился врач. — Некоторые медучреждения на конец 2022 года остались с большой кредиторской задолженностью, региональный Минздрав помог закрыть долги. В марте 2023-го фонд перестал оплачивать больницам перевыполнение планов по химиотерапии. Все года оплачивал, а в этом перестал — а схемы очень дорогие. Некоторые препараты по 200–300 тысяч рублей на курс стоят. Больница полечила пациентов, а денег не получила. На что покупать следующие?

Источник E1.RU в медицинской среде рассказал, что врачи даже обращались в Министерство здравоохранения в прошлом году с просьбой урегулировать вопрос. Они предлагали вести еженедельный учет препаратов, которые есть в остатках у больниц, но медики утверждали, что онкоцентр не всегда отправлял пациентов по адресу и не учитывал, остались ли лекарства в данных больницах.

Из-за того что в 2022 году появились логистические и другие проблемы, а бюджет ТФОМС был уже сформирован, больницам приходилось покупать дорогостоящие препараты себе в убыток

Почему крайними стали пациенты

Несколько месяцев больницы справлялись, так как были запасы. Врачи рассказывали, что больницы даже обменивались препаратами по необходимости, чтобы помочь пациентам, перенаправляли людей по договоренности к тем, у кого было нужное лечение.

— До пациентов эта цепочка докатилась не сразу, — объяснил собеседник. — Пока сдали реестры, ждали оплату, выясняли, оплатят или нет, ждали обещаний. Препараты были закуплены заранее, вот только сейчас начались сбои. Особенно страдают больницы, где большие химиотерапевтические стационары и большой объем.

«Проблему пообещали решить, деньги выделить, а лечить-то нужно сейчас, не потом»

Больницы погружаются в долги. Отказывать в лечении, по идее, не должны. Задача — перенаправлять туда, где есть препарат, или менять схему через онкодиспансер.

По словам нашего собеседника, несмотря на то, что денег на оплату нет, больницы всё равно закупают химиотерапию и обязуются заплатить фармкомпаниям позже. А производителям препаратов некуда деваться, ведь сами пациенты не будут покупать лечение за сотни тысяч рублей, поэтому дают «в долг», зная, что через несколько месяцев проблему всё равно решат. Также они открыто заявляли, что препараты обходятся больницам дороже, чем им оплачивал ТФОМС по установленным тарифам.

Ответ свердловского Минздрава

Областной Минздрав провел беседы с главврачами. Ни один из них не подтвердил наличие проблемы — по их словам, химиотерапия по-прежнему проводится.

— Если у кого-то персонально возникла проблема, главврачи готовы индивидуально разобраться с каждым случаем, — прокомментировали ситуацию в пресс-службе министерства.

Но и ТФОМС опирается на бюджет, который ему выделило государство. На помощь онкобольным на 2023 год выделено 8 млрд 200 млн рублей, а нужно более 10,6 млрд

Как решается проблема

В ТФОМС прокомментировали сложившуюся ситуацию.

Обязательное медицинское страхование (ОМС) — это один из видов государственного социального страхования. ОМС обеспечивает ваше конституционное право на получение бесплатной, доступной и качественной медицинской помощи при наступлении страхового случая.

Территориальный фонд обязательного медицинского страхования (ТФОМС)
— это некоммерческая организация, созданная для реализации государственной политики в сфере ОМС.

— В бюджете Свердловской области на этот год предусмотрено 8 млрд 200 млн рублей на оказание помощи больным со злокачественными новообразованиями, — сказали в фонде. — При этом фактический объем средств, которые прогнозно будут направлены на оплату этой помощи до конца года, составляет более 10,6 млрд рублей. Такой разрыв связан, с одной стороны, с более высокой, по сравнению со среднероссийской, заболеваемостью, а с другой — с более высокой, чем в среднем по стране, стоимостью лечения (больницы используют современные, дорогостоящие таргетные препараты).

В течение 2021–2023 годов по инициативе ТФОМС были подготовлены десять обращений в федеральные органы власти о необходимости пересмотреть методику расчета субвенции (денежное пособие местным органам власти со стороны государства, выделяемое на определенный срок на конкретные цели).

В территориальном фонде объяснили, что до 2023 года эта задача решалась дополнительным финансированием за счет других профилей заболеваний, то есть чтобы оказать онкологическую помощь в полном объеме, приходилось сокращать расходы на прочую, не онкологическую помощь. Но это приводит к рискам снижения доступности и качества помощи по другим направлениям, поэтому от этого способа решения проблемы отказались.

Поэтому ТФОМС пришлось отказать в оплате за случаи лечения, которые больницы выполнили сверх установленного плана. Общая сумма отклоненных от оплаты случаев — 397 млн рублей. Большая часть из них — в Свердловской областном онкологическом диспансере (127 млн рублей) и ЦГКБ № 3 (94 млн).

Эта ситуация находится на особом контроле в правительстве Свердловской области, решается вопрос о дополнительных источниках финансирования. В фонде сообщили, что ситуация непростая, но временная, а информация о том, что у больниц нет возможности продолжать оказывать химиотерапевтическое лечение, не соответствует действительности: свободные средства на счетах ОМС есть и у онкоцентра, и у ЦГБ № 3, это позволяет больницам покупать пациентам препараты.

Если вы задались вопросом, в чем же дело и почему наш регион обделили, то есть официальное объяснение: у нас более высокая заболеваемость по сравнению со среднероссийской, а еще более высокая стоимость лечения, так как больницы используют современные дорогостоящие препараты

— Отмена лечения, перенос сроков проведения терапии по «экономическим», а не медицинским основаниям — если они действительно имеют место, — являются грубейшим нарушением прав застрахованных граждан, — прокомментировали ситуацию в ТФОМС. — Фонд не получал подобных жалоб, но если факты отказа в помощи действительно существуют, мы призываем граждан обращаться либо в страховую компанию, выдавшую полис обязательного медицинского страхования, либо в отдел обеспечения защиты прав застрахованных граждан Фонда по телефону 8 (343) 362–90–36, по электронной почте public@oms66.ru либо через форму обратной связи на сайте организации.

Также в фонде отметили, что по каждому такому случаю будет проведена проверка, а граждане будут восстановлены в своих законных правах. Что касается штрафов больницам, оказывающим онкологическую помощь, она не соответствует действительности: представители ТФОМС находятся в постоянном диалоге с главврачами, чтобы минимизировать любое административное давление.

Решение губернатора

Глава Свердловской области Евгений Куйвашев анонсировал, что выделит на свердловскую медицину дополнительные 2,5 миллиарда рублей из бюджета, из них миллиард пойдет на покупку лекарств для онкопациентов.

Источники E1.RU в медицинской среде уточнили, что никаких документов и распоряжений от губернатора они не видели, и пока больницам не перечислили деньги и не закупили нужные препараты.

Ранее мы задавали важные вопросы онкологу: как грязный воздух, телефоны и ожирение влияют на развитие рака. Фонд «Не напрасно» бесплатно помогает найти ответы на самые сложные вопросы. В справочной службе «Просто спросить» отвечают реальные врачи-практики.

Статистика показывает, что причиной смерти каждого пятого екатеринбуржца несколько лет назад был рак.

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Форумы
ТОП 5
Рекомендуем
Знакомства
Объявления