29 ноября понедельник
СЕЙЧАС -2°С

«Претензия к президенту в том, что он непублично вакцинировался». Венедиктов — о провалах борьбы с коронавирусом

Главный «собутыльник чиновников» настаивает на обязательных прививках

Поделиться

Алексей Венедиктов рассказал об успехах и провалах власти в борьбе с коронавирусом

Алексей Венедиктов рассказал об успехах и провалах власти в борьбе с коронавирусом

Поделиться

Главный редактор радиостанции «Эхо Москвы» и один из главных либералов в стране Алексей Венедиктов выступает за обязательную вакцинацию от коронавируса для всех взрослых граждан. Он обсуждает это с высокопоставленными «собутыльниками из Кремля», но те пока не прислушиваются к мнению авторитетного радиожурналиста.

E1.RU поговорил с Алексеем Венедиктовым о том, как Россия борется с коронавирусом и почему пока проигрывает эту войну.

— Должны ли чиновники находиться на местах в разгар коронавирусного кризиса? Наш губернатор Евгений Куйвашев, например, взял и ушел в отпуск.

— Не знаю. Сейчас где физически находится руководитель, не имеет значения. Управлять можно откуда угодно. Весь вопрос — эффективно или неэффективно происходит управление.

Николай Первый во время чумного бунта сам приехал и обратился к людям, которые убивали врачей. Тогда, в момент кризиса, конечно, важна была персонификация. Моя претензия к президенту в том, что он непублично вакцинируется. Небольшое количество, пусть 10 процентов людей, подражает ему. Это неплохо, это 10 миллионов человек от 110 миллионов взрослых было бы. Этого не было сделано, и это неправильно.

— В Екатеринбурге при подъеме заболеваемости прошла «Ночь музыки», при этом полгода назад случаев заражения было значительно меньше, и ее перенесли.

— В Москве мэр принял решение запретить концерты. В данном случае этот вопрос целиком должен быть на плечах власти, а не отдельного концертного зала. Власть путем разного рода консультаций должна принимать такие решения. В Москве она оставила возможность посещать музеи и театры, но запретила концерты, потому что там люди находятся на танцполах. Мне кажется, что таких консультаций нам не хватает и власть принимает решения без учета мнений тех, кто в этом участвует.

На «Ночь музыки» пришли толпы людей, хотя пройти можно было только по QR-коду

На «Ночь музыки» пришли толпы людей, хотя пройти можно было только по QR-коду

Поделиться

Я на «Эхе» принял решение, что непривитые люди должны ходить в масках. Я создаю дополнительный барьер неудобства. Даже если звукорежиссер сидит один, он должен быть в маске 12 часов. Иначе отстраню за нарушение приказа главного редактора с потерей заработной платы. Надо быть гибче. Не увольнять, не закрывать, а создавать неудобства, вводить дискриминацию в истории с ковидом.

В Москве, на мой взгляд, меры недостаточно жесткие. Я критикую Собянина с этой позиции.

— Просто мне кажется, что это лицемерно — запрещать концерты, когда ходит переполненный общественный транспорт.

— Вы абсолютно правы. Но любое решение — это баланс. Представьте, что вы — мэр тридцатитысячного города. У вас вспышка эпидемии. Вы знаете, что, если закроете транспорт, остановится производство. В Москву на работу каждый день приезжает и потом уезжает миллион человек. Остановите транспорт! Не будет доходов, налогов, выплат, компенсаций. Это связанные вещи. Человек должен балансировать между бизнесом и принятием решений.

Странно запрещать концерты, когда в автобусах из Академического каждое утро вот так

Странно запрещать концерты, когда в автобусах из Академического каждое утро вот так

Поделиться

Деньги не растут на деревьях, поэтому где-то каникулы одиннадцать дней, другой губернатор вообще не принимает решение, третий закрывает все на два дня. Я не хотел бы быть на месте губернатора или мэра города. Тут нет правильного решения, это показывает мировая практика.

Например, могло ли прийти в голову, что стране не будет хватать кислорода? А его не хватает, мы покупаем кислород в Китае и Финляндии. Э, ребята! О чём вы думали полтора года? Наращивали производство, а не хватает, сейчас армия передает кислород. Кто про это думал? Никто. В Москве перестало хватать врачей. Мы развернули 11 тысяч дополнительных коек. Есть койки, кислород, студенты, волонтеры. Врачей не хватает! Вот вам предложение врачам-пенсионерам вернуться на работу. Что еще можно сделать? Как еще поступить?

— Израиль? Там полностью вакцинировано 66 процентов, у нас — 32.

— На Украине — 20 процентов. В Армении — 5, хотя там все вакцины разрешены. В Болгарии — 23 процента. История в том, что власть очень долго культивировала невежество, [поддерживала] конспирологические теории. Теперь они дали ростки. Люди боятся ставить прививки. Вакцины — залейся! А люди не идут. А почему? Не доверяют. А почему? Потому что [от прививки] рога вырастут. Так вы всё время на своих телеканалах культивируете невежество. И так во всех республиках СССР. Почему Латвия просит о помощи? Потому что русскоязычное население страны не вакцинировалось.

Власть должна использовать все меры для борьбы с коронавирусом: запугивание, уговоры, поощрение и обязательную вакцинацию, считает Алексей Венедиктов

Власть должна использовать все меры для борьбы с коронавирусом: запугивание, уговоры, поощрение и обязательную вакцинацию, считает Алексей Венедиктов

Поделиться

Посмотрите, что происходит повсюду, кроме Польши, где 52 процента вакцинированных. Вся Восточная Европа, все советские республики такие. Мы не в одиночестве. Невежество, которое культивировалось в СССР, где все верили в шаманов и знахарок.

Эта история более глубокая.

Легко сказать: «Власть провалила». Да, провалила, но она еще и унаследовала недоверие к этому. Потому что в странах вокруг нас то же самое. Если бы в Украине, Белоруссии и так далее было бы по 60 процентов вакцинированных, я бы сказал: о-ля-ля! Но нет.

— А нужна ли обязательная вакцинация?

— Я за, потому что устал хоронить друзей, своих сотрудников. Я считаю, что там, где нет медотводов, нужна обязательная вакцинация. Был противником, но теперь сторонник, потому что слишком много смертей. Если вы не видите, что вокруг вас несут гробы, что опять выстраиваются к крематорию машины-похоронки, значит вы слепы.

— Но недавно у нас были выборы, в которых участвовали массы людей.

— Это часть окружающего мира. Есть выборы — и есть ковид. Людей призвали не ездить, а они выкупили все гостиницы в Сочи и все билеты. Надо к этому относиться как к объективной реальности. Были предложения перенести выборы на год.

Очень будет прикольно каждый год переносить выборы еще на год, сказал он мне. И я ему ответил: ты прав, лучше не отменять. Вот вам выбор.

Надо принимать и тактические, и стратегические решения. Надо было отменять перепись населения, конечно же. Но меня уверяют, что проведут электронно, это необходимо по хозяйству. Я считаю, что это неправильно.

Власть правильно сделала, что не стала переносить выборы, считает Алексей Венедиктов

Власть правильно сделала, что не стала переносить выборы, считает Алексей Венедиктов

Поделиться

— Мой приятель не хотел прививаться, но когда ему пригрозили отстранить от работы, он пошел и привился. Я ему говорю: чего раньше ломался? А он отвечает: ты же мне не угрожал!

— Я тоже не прививался, пока одна из подруг, вице-мэр Москвы, которая отвечает за здравоохранение, Анастасия Ракова, меня не обматерила. Я был настолько поражен грубой бранью из уст этой женщины, что взял всю свою семью — и мы пошли прививаться.

У каждого человека свои механизмы. Кому-то нужна угроза, кому-то нужен подарок.

В Москве из взрослых, 18+, привилось 4,8 миллиона. Осталось 2,5. Из них миллион восемьсот — это пенсионеры. То есть всего 700 тысяч работающих, остальные пенсионеры. Как ты пенсионера заставишь привиться? 10 000 рублей — подарок, по московским меркам — сходить в магазин три раза. Нет механизма, чем угрожать? Сейчас угрожают тем, что им социальную карту заблокируют и бесплатный проезд для них практически будет отменен. Но если ты сделаешь хотя бы один укол, карту разблокируют.

— Странная страна, где для того, чтобы людей спасти, им нужно угрожать.

— То же самое сейчас и в Штатах. Президент Байден просто объявил, что все федеральные чиновники без прививок покинут свои места. Начались суды, они, как правило, поддерживают Байдена. Страна ни при чём, это человеческая натура. Кого-то уговорить, кому-то польстить, кого-то напугать. Уровень вакцинирования в Штатах выше, это надо признать.

Но и там тоже пугают. Возникает дискриминация, но мы все за равноправие. Поэтому я говорю, что нужна позитивная дискриминация, бонусы для привитых. Бесплатный проезд, например. Или, например, ситуация с детьми. В школы заводим тесты, родители против. А вдруг тест положительный, сидеть с ними дома тогда. Секундочку, это ваши дети! Нет, пусть государство с ними. Ну вот что с ними делать, не лишать же родительских прав!

— Непростая ситуация.

— В ней надо разбираться, а не махать шашками. А почему церкви не закрыли? А кладбища? Их приравняли к паркам. Но в первую волну закрывали. 4 ноября — огромный праздник, Казанская Божья Матерь. Все идут по церквям, потом — по кладбищам. Он попадает ровно в локдаун. Думаю, будут дополнительные указы на этот счет.

— В Москве — может быть. Сомневаюсь, что в Свердловской области.

—Тогда принимайте на себя ответственность за каждого умершего. Есть избыточная смертность, в России она за полтора года — 750 тысяч человек! До конца года миллион, возможно, будет. Не хотел бы я быть на месте человека, принимающего решения. Потому что последствия решений придется пожинать: жизнь, смерть, инвалидность. Мы же не знаем, какие последствия от ковида: на почки, на сердце, на мозг.

— Может, это оттого, что мы стали слишком либеральными?

— Нет. Солидарность не зависит от либерализма. Ее могут испытывать люди вполне либеральные. Вспомните, в Крымске было наводнение. Была солидарность в обществе, люди со всей страны ехали туда, переводили деньги. Это была беда. Она была одномоментная, как острая боль. А сейчас затянувшаяся беда, нет солидарности. Хотя это та же война с незримым врагом, которого не проткнуть штыком.

— Один врач предложил вешать в людных местах счетчики смертей от коронавируса. Как вам идея?

— Я бы поддержал. Потому что человек боится смерти. Но мои высокопоставленные собутыльники не хотят.

Я говорю: подождите, что эффективно? Надо понизить смертность, потому что людей не вернешь. Они говорят: нет, Леша, ты не понимаешь. Это будет свидетельство, что мы плохо работаем. Я говорю: вы об этом думаете? Тогда думайте о том, как лучше работать.

— В завершение давайте вернемся к «Ночи музыки», но уже в другом контексте. Во время выступления в Ельцин Центре Вадим Самойлов со сцены заклеймил центр за толерантность и либерализм. Это нормально — прямым текстом со сцены выдавать такое?

— Во-первых, я сторонник свободы слова, даже когда это оскорбительно. Уж лучше свобода слова и оскорбления, чем отсутствие ее. Во-вторых, ничего тут нового нет, на страницах сайта «Эха Москвы» постоянно появляются материалы с критикой в отношении меня. И это нормально. Дозволение себя критиковать — это и есть толерантность. Или вы хотите жить в пузыре, где все вас только любят? Жизнь без критики искажает окружающий мир.

Вадим Самойлов с матом раскритиковал «Ельцин Центр» прямо со сцены этой площадки

Вадим Самойлов с матом раскритиковал «Ельцин Центр» прямо со сцены этой площадки

Поделиться

Когда вы столкнетесь с нелюбовью и с критикой, то почувствуете себя неполноценным, — подчеркнул главный редактор радио. — К этому нужно привыкать и бронироваться. Но и у «Ельцин Центра» есть полное право больше не давать подмостки [Вадиму Самойлову].

Только Самойлову нужно напомнить, что он в 1996 году ездил по стране с концертами «Голосуй или проиграешь» в поддержку президента Ельцина. Поэтому, наверно, немного лицемерно прозвучали [его слова на «Ночи музыки»], — заключил он. — Я не исключаю, что это может быть хайпом, поскольку мы живем в такое время. И надо готовиться к этому, а не вести себя как гимназистка, которая, узрев мужские панталоны, кричит: «Как это возможно?»

— Вы в Екатеринбург приехали с лекцией о советских разведчиках. У меня в голове засело клише о том, что в советское время были разведчики такие, как Николай Кузнецов, а сейчас есть российские, которые, мягко говоря, лажают. Что изменилось?

— Думаю, это неверное видение. Мы знаем про тех, кто попадается. И ничего не знаем про тех, кто не попадается. Свежий номер журнала «Дилетант» об этом, мы готовили его совместно со службой внешней разведки. И конечно, мы просили подтверждать или опровергать некоторые факты. Например, никто не знал, что накануне Курской битвы англичане, работавшие на советскую разведку, передали в Москву в декабре 1942 года параметры танков «Тигр», броню которых невозможно было пробить из орудий, которые были у СССР. И за полгода советские оружейники сделали пушки на новых танках «ИС», которые пробивали лобовую броню «Тигра».

За полгода до Курской битвы у СССР не было мощных пушек для борьбы с тяжелыми «Тиграми» фашистской армии

За полгода до Курской битвы у СССР не было мощных пушек для борьбы с тяжелыми «Тиграми» фашистской армии

Поделиться

Или накануне той же Курской битвы разведчики передали планы так называемых немецких аэропортов подскока. И советская авиация разбомбила накануне Курской битвы эти аэродромы. Мы не знали про это ничего! И сейчас не знаем. Безусловно, где-то сидят наши разведчики, которые доставляют какую-то информацию. Мы не знаем, как советские разведчики — англичане доставали документацию по американскому ядерному проекту и клали на стол Берии. Он сначала не верил, говорил: какое оружие, не понимаю! Это был 1941 год. А потом — да!

И сейчас мы про подобные [успехи разведки] не знаем, только про провалы. А провалы — они громкие, о них говорят. Но на самом деле непровалов наверняка больше.

В 2019 году Алексей Венедиктов в интервью E1.RU предсказал реформу Конституции, которая позволит Путину остаться у власти после 2024 года. До этого он рассуждал о перспективах Евгения Ройзмана в большой политике. Но пока они так и остаются перспективами.

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК17
  • СМЕХ11
  • УДИВЛЕНИЕ2
  • ГНЕВ14
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
У нас есть специальная рассылка о коронавирусе и карантине в нашем городе. Подпишитесь, чтобы не пропускать новости, которые касаются каждого.