Политика История_Екб интервью План Росселя: как губернатор превратил Свердловскую область в Уральскую республику и в чем он ошибся

План Росселя: как губернатор превратил Свердловскую область в Уральскую республику и в чем он ошибся

Разбираем с ученым главный политический миф Екатеринбурга

Уральская республика существовала меньше года

Тридцать лет назад, в 1993 году, свердловские власти с главой администрации Эдуардом Росселем объявили о создании Уральской республики. С тех пор память об этом событии обросла новыми смыслами и превратилась в миф. Шоумены от политики до сих пор припоминают Росселю Уральскую республику. Совсем недавно Никита Михалков и Владимир Соловьев обвиняли его в сепаратизме, но первый губернатор Свердловской области ответил им резко.

— В исследованиях идентичности уральцев тема республики обязательно всплывает как некий символ самостоятельности, инаковости, непокорности, способности противостоять властям вышестоящего уровня. Это героический миф, считает доктор политических наук Сергей Мошкин, который детально изучил события той поры. — Для всероссийской общественности история с Уральской республикой стала своеобразным символом регионализма или даже сепаратизма. Хотя об этом при создании Уральской республики не было и речи.

По просьбе E1.RU Сергей Мошкин рассказал историю создания Уральской республики и объяснил, в чем слукавил Эдуард Россель, когда добивался нового статуса для Свердловской области. За это глава региона поплатился должностью, в отставку его отправил лично президент Борис Ельцин. Ниже — рассказ Сергея Мошкина о событиях 1993 года.

Зачем была нужна Уральская республика?

Чтобы понять, что происходило вокруг Уральской республики, надо погрузиться в исторический контекст. Август 1991 года: путч, несостоявшееся подписание Союзного договора. В декабре — роспуск СССР. Россия старается перейти к квазидемократическим формам правления, появляется институт президентства, но при этом существует еще и Верховный совет, а главное — действует советская по духу Конституция.

С 1992 года начинается процесс подготовки нового Основного закона. Свой вариант представила комиссия Верховного совета во главе с Русланом Хасбулатовым, ее возглавлял Олег Румянцев. С весны 1993 года к этому процессу подключается президент, который формирует свою комиссию по подготовке текста Конституции. И в этой ситуации руководители областей и краёв увидели свой шанс.

В те годы субъекты федерации были, с одной стороны, национально-территориальными образованиями: Удмуртская Республика, Татарстан и прочие. С другой стороны, были территориально-административные субъекты: все области и края, которые не имели этнической окраски и назывались, как правило, просто по имени областного центра. Национальные территориальные образования имели больше преференций по сравнению с административно-территориальными, в первую очередь в сфере межбюджетных отношений. Это чрезвычайно задевало руководителей областей и краев.

«Неравенство регионов стало очень заметно в начале 90-х, когда экономическая ситуация была особенно тяжелой»

Все помнят, как закрывались заводы, какая была безработица, как задерживали зарплаты.

В таких областях, как Свердловская, задавались вопросом: мы играем важную роль в народном хозяйстве, а почему налогов оставляем себе гораздо меньше, чем та или иная национальная республика? Чем мы хуже? Изменить статус пытались в то время и в Вологодской области, в Томской и Челябинской областях. Это был неуникальный процесс.

И вот началась работа над новой Конституцией, открылось уникальное окно возможностей. В регионах задумались, как оформить конституционное равенство всех субъектов как в экономических, так и в политических правах.

Не Эдуард Россель был автором этой идеи, а Владимир Вольфович Жириновский, который буквально с первых лет существования партии говорил, что надо добиться унитарного строения государства, укрупнить нынешние субъекты до 30–40 губерний, чтобы никаких «мин замедленного действия» в виде национальных республик не было.

Лидер ЛДПР Владимир Жириновский и лидер КПРФ Геннадий Зюганов во время прямого эфира на телестудии «Останкино» в 1993 году

Как область превратили в республику

Первоначальный план Росселя заключался в том, чтобы уговорить центральные власти понизить статус национальных регионов. Между субъектами должно быть равенство. Для обоснования своей позиции Россель 25 апреля 1993 года параллельно с всероссийским опросом о доверии президенту проводит областной опрос. Потом результаты этого опроса он использовал в качестве аргумента, что люди в Свердловской области согласны на Уральскую республику.

Но на самом деле тот опрос к проекту Уральской республики не имел никакого отношения, потому что и самого проекта республики еще не было.

«Вопрос звучал так: "Согласны ли вы с тем, что Свердловская область по своим полномочиям должна быть равноправна с республиками в составе РФ?"»

Этот опрос носил заведомо манипулятивный характер, так как предполагал социально ожидаемый ответ: конечно, мы за равноправие! С таким же успехом можно было спросить у людей: «Хотели бы вы жить лучше?» Само собой, все хотят. Россель провел этот опрос для того, чтобы продемонстрировать федеральным властям, что не только он как руководитель области, но и всё население желает равноправия регионов.

Когда открылось конституционное совещание, Россель отправился в Москву. 12 июня 1993 года он выступил на пленарном заседании Конституционного собрания и показал свой проект: мы за равенство, для этого надо убрать дискриминацию одних регионов в сравнении с другими. Глава Свердловской области высказал идею фактической ликвидации национальных образований: давайте просто сделаем их губерниями и всё.

Россель напомнил собравшимся, что «начиная с Петра I, Россия всегда делилась по территориальному, а не по национальному признаку. Губернии были насильственно ликвидированы только большевиками. Ныне же учрежденная ими система доходит до абсурда, области объявляют себя республиками, а те, в свою очередь, хотят выходить на международный уровень, вплоть до ООН. А ведь народы в России давно перемешаны. Равенства с республиками — в экономике, политике и законотворчестве — требуют сегодня абсолютно все области и края. Но так же решительно этому сопротивляются республики: они всегда были дотационными и жили, по существу, за счет нас и других развитых регионов. Значит, и по новому Основному закону мы должны будем кого-то содержать и считаться неким образованием второго сорта? Но чем наша 5-миллионная область хуже, например, 350-тысячной Калмыкии?».

Таким был Эдуард Россель в июле 1993 года, когда работал над созданием Уральской республики

Как и следовало ожидать, федеральная власть его не поддержала. Москве и во сне не могло присниться, как начнут ликвидировать, условно говоря, Татарскую Республику. Центр всерьез опасался роста сепаратизма. Естественно, Россель не нашел поддержки и у коллег из национальных республик.

По возвращении из Москвы позиция Росселя стала более радикальной. Сохранились стенограммы выступлений, в том числе встреч с журналистами, где он, не стесняясь в выражениях, говорил: «Смотрите, распад страны (СССР. — Прим. ред.) уже произошел, а теперь хотят по второму кругу запустить». Он имел в виду распад России. «Равенство субъектов — единственное, что сохранит федерацию», говорил Россель журналистам. И оговаривался, что сейчас у «националов» власть уже невозможно забрать, если уж дали.

Следовательно, надо идти другим путем и повышать статус Свердловской области.

«12 июня 1993 года Россель впервые озвучил идею Уральской республики в составе Российской Федерации, это был его план Б»

Очень быстро, за две с половиной недели, все решения были подготовлены. В первую очередь декларация о провозглашении Уральской республики. И 1 июля на заседании Областного совета республика была провозглашена, причем при подавляющем большинстве голосов народных депутатов. После этого началась подготовка текста Конституции, которую приняли.

Ходят легенды о том, что уральцы хотели чуть ли не свою валюту сделать, но это всё полные враки, потому что в конституции Уральской республики черным по белому было написано, что республиканский статус не предполагает никакой самостоятельной денежной единицы. Просто в мифологии исторической памяти на сюжет о республике наложился сюжет об уральских франках, которые Антон Баков выпускал для Серовского завода. Друг с другом эти истории никак не соотносятся.

Почему ничего не вышло?

Сегодня, когда Россель говорит: «Мы делали всё по закону», он скорее не прав, чем прав. И вот почему. Действовавшее на тот момент законодательство действительно позволяло субъекту федерации изменить свой правовой статус ну, допустим, области стать республикой. Для этого нужно было соблюсти два обязательных условия. Во-первых, провести референдум в регионе. И Россель на том заседании сообщил, что в апреле «мы уже провели опрос жителей, 87% сказали, что хотят республику».

Но даже 1 июля 1993 года [на заседании Областного совета депутатов] прокуратура делала замечания: «Внимание, Эдуард Эргартович, вы не правы, у вас не было референдума по изменению правового статуса Свердловской области на Уральскую республику, это был опрос по поводу равенства между субъектами, а это ведь не одно и то же». Но Россель говорит: «Нет, мы референдум уже провели». И сейчас в литературе по Уральской республике этот опрос до сих пор фигурирует, как будто Россель выполнил условие для превращения области в республику. Но опрос был не про Уральскую республику, а про равноправие регионов.

Борис Ельцин в 1993 году ездил по регионам, но в родной Екатеринбург не заглянул. На фото его визит в Тульскую область

Второе условие гласит, что окончательное решение [об изменении статуса региона] должно было приниматься на уровне Съезда народных депутатов РФ. Они должны были утвердить это решение либо отклонить. Но в 1993 году случился пик конфликта между администрацией президента и Верховным советом. Этот конфликт закончился обстрелом из танков здания Верховного совета.

То есть, по большому счету, свердловчане, пытаясь действовать в рамках закона и проведя референдум, должны были апеллировать к съезду. Но в разгар того конфликта, в сентябре 1993 года, Ельцин выпустил знаменитый указ № 1400 о поэтапной конституционной реформе. Он был опубликован 21 сентября. Этим указом Ельцин распустил Съезд народных депутатов и прекратил деятельность Верховного совета Российской Федерации.

«Для свердловчан это означало, что они при всем желании не смогли бы выполнить второе условие законного повышения статуса субъекта»

Им не к кому было апеллировать. Кстати, замечу: съезд, скорее всего, не поддержал бы уральцев. Но Россель рассчитывал на помощь Ельцина.

Президент России Борис Ельцин во время встречи с группой депутатов перед открытием VIII внеочередного съезда народных депутатов Российской Федерации 9 марта 1993 года

Раз съезд больше не существовал, свердловчане решили действовать в одностороннем порядке. К 27 октября текст Уральской конституции был готов (его разрабатывали в Институте философии и права с участием Росселя, его соратника Алексея Воробьева и других политиков). Текст вынесли на обсуждение и утверждение Областного совета. 30 октября его опубликовали в прессе, и Уральская республика уже начала существовать де-юре. Но из-за того, что Съезд народных депутатов не одобрил решение, наступил режим неопределенности.

Короткая жизнь Уральской республики

Драма на этом не закончилась. Россель чувствовал себя победителем. В начале ноября он поехал в Москву на совещание в правительство по рыночным реформам. На этом совещании выступал Ельцин и прямо говорил, что серьезнейшие проблемы государственного строительства в том, что Москва не дает самостоятельности субъектам федерации, именно поэтому они вынуждены предпринимать попытки изменения своего правового статуса. Россель вернулся воодушевленный: президент с нами! Его слова на Урале восприняли как поддержку большей самостоятельности субъектов.

Но прошло еще несколько дней, и президент распустил Совет народных депутатов Свердловской области и признал все решения относительно Уральской республики не имеющими юридической силы. А еще через пару дней он снял Росселя с должности за превышение полномочий.

Интересно, что указ Ельцина по поводу роспуска Областного совета содержал такую формулировку: «за неоднократное нарушение Конституции и законодательства Российской Федерации, выразившееся в одностороннем изменении конституционно-правового статуса Свердловской области, провозглашении Уральской республики».

«Юридически Ельцин поступил абсолютно правильно: свердловчане не выполнили условия, в одностороннем порядке провозгласили республику и нарушили закон»

Уральская республика просуществовала всего 132 дня, с 1 июля по 9 ноября 1993 года. Короткая яркая вспышка, она превратилась в героический миф, и о юридических шероховатостях вспоминать сейчас не принято. Но для свердловчан эти нестыковки были, на мой взгляд, совершенно очевидны. Во-первых, опрос не мог быть полноценным основанием для провозглашения Уральской республики. Он был сформулирован некорректно и манипулятивно. Ну и второй очевидный грех — односторонее провозглашение Уральской республики без апелляции к Съезду народных депутатов.

Но надо было торопиться, потому что уже была назначена дата 12 декабря — всероссийское голосование по поводу новой Конституции и выборы в Госдуму и Совет Федерации. На эту же дату были намечены и все выборы в Уральской республике. Однако указом Ельцина всё это было прекращено. С тех пор эта история покрылась ореолом романтики и превратилась в политический миф.

Шоумены от политики до сих пор припоминают Росселю Уральскую республику в контексте сепаратизма. Сам он неоднократно подчеркивал, что даже в конституции Уральской республики было прописано, что она признаёт законы РФ и не претендует на выход из состава страны. Прочитайте материал E1.RU к 25-летию Уральской республики. А еще мы рассказывали, как о создании республики писали в газетах того времени.

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE1
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
103
Читать все комментарии
Форумы
ТОП 5
Мнение
Слоны ходят по дорогам, папайя стоит 150 рублей. Россиянка провела отпуск на Шри-Ланке — сколько это стоит
Алена Болотова
директор по продажам 72.RU
Мнение
Кто мы, откуда, куда мы плывем? Главред E1.RU — о самых заметных событиях недели
Александр Ашбель
Главный редактор E1.RU
Мнение
Не хочешь — заставим: ответ депутату, который предложил закрепить законом статус «Глава семьи» за мужчиной
Екатерина Бормотова
Журналист оперативной редакции
Мнение
Отберут квартиру и выселят? Что будет, если вы перестанете платить по ипотеке
Екатерина Торопова
директор агентства недвижимости
Мнение
На метро надежды нет. Екатеринбуржец рассказал, что спасет жителей Академа от вечных давок в транспорте
Андрей Ермоленко
историк
Рекомендуем
Знакомства
Объявления