Все новости
Все новости

Дерзкий проект: как в глухой свердловской деревне строят настоящую карамельную фабрику

E1.RU съездил в Малый Турыш, где уже три года производят крем-мёд Cocco bello.

Поделиться

В одной из глухих свердловских деревень скоро появится карамельная фабрика. Идея кажется совершенно безумной, если бы её автором была не Гузель Санжапова. Именно она придумала в 2013 году, что мёд можно превращать в нежный крем, добавляя в него разные ягоды. Теперь это лакомство весьма неплохо продаётся в Москве и ряде других городов.

Садимся в автомобиль и отправляемся в Малый Турыш. Как раз на этой неделе там находится и сама Гузель, которая уже достаточно давно живёт в Москве. За четыре часа проезжаем 240 километров. Сначала по Московскому тракту в сторону Перми, затем сворачиваем на Красноуфимск, а оттуда через Большой Турыш добираемся до пункта назначения.

Нужный дом находим благодаря грузовичку, который стоит рядом с ним. Ну кому ещё может в деревне понадобиться такая машина.

— Проходите, пожалуйста. Мне надо кое-какие дела закончить, а вы пока посмотрите производство, — сказала при встрече Гузель.

Поделиться

Цех — это, по сути, обычный панельный домик. В нём три комнатки. В первой пахнет полем — тут хранится разная сушёная трава.

Во второй кипит работа. На двух длинных столах разложены несколько сотен деревянных ложечек. В них насыпана сушёная трава и несколько ягодок. Между рядами ходит девушка, которая очень аккуратно из обычного ковшика заливает их сахарным сиропом.

Смысл следующий — берёте ложечку и размешиваете её в горячей воде или чёрном чае. В итоге получаете травяной, чуть сладковатый чай, да ещё и с сушёными ягодками.

— Идею ложечек привезла Гузель из Москвы. Буквально за два-три дня сделали столы, установили варочную поверхность. Нам надо всё отладить, чтобы поставить производство на поток. Работа требует определённой сноровки, — рассказал нам отец Гузель Равиль.

Поделиться

По его словам, в первый день сделали 300 ложечек, на второй уже около 800 штук.

— Вчера у нас работали восемь человек, сегодня чуть меньше. В принципе, надо количество сотрудниц увеличивать, чтобы выйти на нужные объёмы, — со знанием дела говорит Равиль.

За производство отвечает именно он, а идеи и продвижение — на Гузель. Она чётко знает, что надо сделать и каким образом обеспечить финансирование.

— Некоторое время назад я стала думать о том, что может трудоустроить как можно больше людей. Мысли крутились вокруг ягодок. В какой-то момент в голову пришла идея с красивыми леденцами. На рынке таких практически нет, так как их срок хранения — максимум полгода, — объясняет Гузель.

Поделиться

Как и в прошлые разы, Гузель рассчитывает получить часть финансирования за счёт краудфандинга (когда инвесторы скидываются на определённый проект, получая взамен какой-то подарок или бонус). Она уже трижды успешно собирала деньги на Boomstarter: первый раз 454 тысячи рублей (хотя изначально рассчитывала только на 150 тысяч), второй — 658 тысяч (вместо 514 тысяч), а в третий — 1,2 миллиона (вместо 1 миллиона). В сумме практически 2,4 миллиона рублей.

Сейчас цель ещё более амбициозная. Первый этап краудфандинга рассчитан на 2 миллиона рублей. На эти деньги планируется провести проектно-изыскательские работы, оборудовать скважину питьевой воды, построить коммуникации и подготовить фундаменты к большому строительству.

Поделиться

Всего же примерная смета проекта составляет 6 миллионов рублей. Для Екатеринбурга, а тем более Москвы, сумма не очень значительная. Но найти их для возведения карамельной фабрики в глухой деревне…

— Я понимаю, что сегодня практически нет таких дерзких проектов. Да, бюджет строительства немаленький. Но у меня есть ощущение, что люди готовы нас поддержать. Также в этой маленькой истории могут созреть партнёрства с большими корпорациями. И государство заинтересовано в таких проектах, — как всегда чётко объясняет Гузель.

Мы стоим с ней посреди деревни — она показывает мне на полуразрушенный дом, за которым раскинулось поле.

— Мне этот вариант кажется наиболее подходящим. Тут есть общественная зона, дорога рядом, и легко можно сделать 50-метровую санитарную зону. Я веду переговоры с администрацией. Мне хочется, чтобы земля была в собственности, — говорит Гузель.

Поделиться

Пока из 2 миллионов собраны 232 тысячи рублей. Это около 11 процентов от нужной суммы, но до завершения акции есть ещё 50 дней.

Гузель нисколько не сомневается, что в итоге получится собрать нужную сумму. По её прикидкам, из 6 миллионов за счёт краудфандинга она сможет получить 3 миллиона.

— У меня даже мысли нет, что может не получиться. Если что, у меня есть инвестор, который в случае чего может вложиться. Всё решится до конца года. Мне хочется, чтобы в этот проект пришли крупная компания, государство и инвесторы краудфандинга. Фабрика в любом случае получится. Просто я сейчас не могу сказать, сколько и кто вложит в неё, — рассказывает создательница проекта.

В итоге должны построить помещение площадью в 200–250 квадратных метров. В первую очередь там будут производить леденцы и ложечки. Плюс, возможно, туда перенесут часть кремования мёда. Работать там будут от 10 до 20 человек.

Поделиться

— Чайная ложечка — это дополнительный продукт. Она позволит увеличить средний чек. Покупатель будет получать мёд и ложечку в красивой коробочке. Также рассчитываю продавать их в продуктовых сетях. По моей задумке леденцы и ложечки будут висеть на красивом стенде в предкассовой зоне. Плюс к тому можно делать очень классные коробочки типа монпансье, — планирует Гузель.

Судя по тому, как развивается бизнес по производству крем-мёда, у Гузель всё должно получиться. В прошлом году удалось продать порядка 19 тысяч баночек Cocco bello, а оборот составил 6,5 миллиона рублей. В этом году Гузель рассчитывает увеличить показатели минимум в два раза.

Поделиться

И дело не только в том, что лакомство действительно вкусное. Сама Гузель признаёт, что значительная часть успеха — история о том, что его делают бабушки, что производство спасает деревню от вымирания.

— Пока история живёт, пока о ней рассказывают, у нас будет всё хорошо. В той же Москве люди интересуются, откуда продукт, кто его делает, чья пасека. И большинство наших конкурентов не могут ответить на эти простые вопросы. Можно ведь не строить никаких производств, а просто месить мёд в Подмосковье в какой-нибудь подсобке, — считает Гузель.

Поделиться

В любом случае она рассчитывает, что бизнес останется семейным. Это также важно для позиционирования продукта. Красивая получается история. И у неё точно будет интересное продолжение.

Поделиться

Поделиться

Поделиться

Поделиться

Поделиться

Поделиться

Фото, видео: Максим БУТУСОВ / E1.RU; Cocco bello
Инфографика: Пётр ГИНДИН / E1.RU

  • ЛАЙК8
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Новости РЎРњР?2
Новости РЎРњР?2