18 октября понедельник
СЕЙЧАС +7°С

Версия московского эксперта: "Лошагину не хватило бы сил свернуть шею жене"

Убить Юлю таким образом мог только мужчина, получивший специальную физическую подготовку.

Поделиться

Сегодня в Октябрьском районном суде состоялось слушание по делу екатеринбургского фотографа Дмитрия Лошагина. В прошлый раз, 14 ноября, судья не огласил приговор, решив выслушать показания московского эксперта – Юрия Паждина. Юрий Паждин проводил экспертизу тела Юлии Прокопьевой и поставил под сомнение заключение, которое сделала медэксперт из Первоуральска Анна Чулошникова. Сегодня московского специалиста допросили адвокаты и прокурор.

По словам Юрия Паждина, первоуральский эксперт не определила срок пребывания тела в лесу из-за того, что использовала не все данные и часть материала в заключении была утеряна.

– Не исследованы трупные пятна, не измерена температура тела, не отражено расположение мышц шеи, языка, пяти синяков на внутренней стороне бедра, не указано, что в желудке были найдены остатки пищи. Это всё помогло бы определить время смерти, – рассказывает Юрий Паждин. – Также нет описания того, на чем труп лежал. Чулошникова в заключении пишет, что была какая-то одежда, хотя выявлено, что тело было найдено обнаженным. Ещё медэксперт пишет, что исследовала почки, однако одна почка не вскрыта.

– О чем это может говорить? Это может быть почка другого человека? – уточняет адвокат Дмитрия Лошагина Зоя Озорнина.

– Не знаю, но не исключаю.

Эксперт отметил две важные детали. Первая – у Юлии обгорела левая сторона – кожа и мышцы. Правую сторону тела можно было исследовать, конкретно – внутренние органы, по температуре которых возможно точнее определить время смерти.

– Почки и желудок при нахождении тела были теплыми. Внутренние органы остывают со скоростью один градус в час. Судя по динамике температуры, смерть наступила за 6 – 8 часов до того, как тело нашли в лесу, – заключает Юрий Паждин.

Вторая важная деталь, которую отмечает эксперт: для того, чтобы нанести повреждения, которые медэксперты определили у Юлии, необходима специальная физическая подготовка.

– Я работаю экспертом уже 36 лет, и на моей практике подобные травмы в основном наносились силовиками, людьми со спецподготовкой: из МВД, ВДВ или другими специально подготовленными людьми, – рассказывает Юрий Паждин.

На вопрос прокурора, мог ли повреждения шеи нанести человек 36 лет, среднего телосложения, такой как Дмитрий Лошагин, медэксперт ответил отрицательно: "Нет, это очень сложно”.

В конце заседания мать Юлии Прокопьевой-Лошагиной Светлана Рябова попросила с Дмитрия Лошагина компенсацию за материальный ущерб в размере 263 150 рублей.

– Я живу в Нижнем Тагиле, и на все заседания приходится ездить, тратить деньги на бензин. Также мы установили памятник Юле, на что тоже потратили средства, – рассказывает Светлана Рябова. – Таким образом, к иску о моральном ущербе в размере 50 миллионов, подаю еще и иск на возмещение материального ущерба.

Судья и адвокаты оспаривать иск не стали, однако Зоя Озорнина попыталась уточнить – средства на бензин какой машины необходимо возмещать:

– Вы на какой машине приехали в суд? – спросила адвокат Рябову.

Светлана Рябова этот момент уточнять не стала.

Следующее заседание, прения по показаниям московского эксперта, состоится 17 декабря в 14:00.  

Фото: Артём УСТЮЖАНИН / E1.RU

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Екатеринбурге? Подпишись на нашу почтовую рассылку
Loading...
Loading...