20 октября среда
СЕЙЧАС +1°С

Мать инвалида, которого до смерти избила компания подростков: «Я бы дала им пожизненные сроки»

Верховный суд не стал пересматривать приговор участникам расправы в Березовском

Поделиться

9 августа была третья годовщина убийства Димы

9 августа была третья годовщина убийства Димы

Поделиться

Суд отказался пересмотреть приговор за убийство инвалида в Березовском

На днях Верховный суд РФ отказался пересматривать приговор по делу об убийстве Дмитрия Рудакова. В 2018 году 20-летнего инвалида в Березовском до смерти избила компания подростков.

Спустя три года мы поговорили с двумя матерями: Еленой, мамой убитого Димы, и с мамой одного из осужденных подростков. Эта трагедия сломала жизни родным и с той, и с другой стороны.

«Это убийство — их груз»


Елена Рудакова, мама Дмитрия, на заседании Верховного суда о пересмотре приговора не присутствовала.

— Я была лишь на кассации, приговор там оставили в силе, — говорит Елена. — И с решением Верховного суда я абсолютно согласна. Если бы можно было, я бы дала пожизненный срок за их преступление. Но по законодательству большего наказания для виновных не предусмотрено. Несколько дней назад, в день годовщины, мы с младшим сыном ездили на могилу к Диме. Мы стараемся справиться, но у меня в памяти часто всплывают убийство, репортажи, фотографии — всё это стоит перед глазами. Я человек православный, стараюсь не держать зла, Бог простит их. У них своя жизнь, и это убийство — их груз. Димочка охраняет нас, как ангел на небесах.

Дмитрия позвали за гаражи, которые стоят недалеко от центральной улицы

Дмитрия позвали за гаражи, которые стоят недалеко от центральной улицы

Поделиться

Помимо суда по уголовному делу был еще один процесс — гражданский. Елена подала иск о компенсации морального вреда к родителям осужденных (на тот момент все они были несовершеннолетними) на десять миллионов рублей. Суд уменьшил сумму компенсации в два раза — до пяти миллионов.

— Пока мне не пришло ни рубля по сумме компенсации, — говорит Елена. — Насколько я знаю, один из подсудимых уже пытается подать прошение об УДО. Я против этого. В кассационном суде родственники подсудимых не соглашались выплачивать компенсацию, говорили: «У нас ничего нет, мы не сможем платить». Я на каждом заседании суда сдерживала эмоции, хотя внутри меня всё кипело. Это мой сын, моя кровиночка, его убили, а потом на заседаниях лили грязь и придумывали какие-то гадости (подростки, давая показания, рассказали, что учинили расправу, так как думали, что Дмитрий наркоман и распространяет наркотики. — Прим. ред.).

«Я уже за всё ответила сполна»

На сегодняшний день двоих осужденных уже перевели во взрослую колонию. Еще двоим по 17 лет, они пока отбывают срок в колонии для несовершеннолетних. Девочка, которая также участвовала в убийстве, около года провела в спецучреждении для подростков, не достигших возраста уголовной ответственности. Сейчас она живет дома.

Вообще из всех участников расправы неблагополучным можно было назвать лишь одного. Константин Кудлинок состоял на учете в ПДН, не раз сбегал из дома, не ходил в школу, на момент убийства он вообще находился под следствием за угон. Однако учителя рассказывали, что мама, которая воспитывала его одна, как могла старалась повлиять на сына, водила его в школу, сидела на уроках.

Следствие и многочисленные суды по делу об убийстве длились почти три года

Следствие и многочисленные суды по делу об убийстве длились почти три года

Поделиться

Мать Константина — единственная из родителей осужденных, кто не стал оспаривать приговор сыну. Сейчас парня уже перевели из детской колонии во взрослую, в Ярославскую область (до недавнего переезда на Урал он с матерью жил в Ярославле). Женщина также уехала из Березовского.

Родители остальных осужденных уверены, что именно этот подросток спровоцировал расправу. Он единственный, кто знал убитого раньше, и у него были какие-то счеты с Дмитрием. Родители уверены, что их дети получили несправедливое наказание: под влиянием общественного мнения статью «Нанесение тяжких телесных повреждений, повлекшее смерть» переквалифицировали на самую тяжелую — «Убийство». Следствие, по их мнению, не стало разбираться в степени вины каждого отдельного участника расправы — кто именно наносил смертельные удары, кто добивал, у кого был умысел. Чтобы успокоить людей, всем дали сроки по полной.

— Да, сын должен нести наказание, но не за убийство, а за нанесение тяжких телесных повреждений, приведших к смерти. Это очень важно, потому что это другой срок, — говорит Елена, мама одного из осужденных подростков. — Отбыл бы он срок в детской колонии, где нет блатных порядков, где воспитатели делают всё, чтобы подростки вернулись к нормальной жизни, осознали прежние ошибки и не озлобились на весь мир.

После отказов в апелляции и в кассации женщина обращалась в Верховный суд, требуя пересмотра дела.

— Верховный суд отказал мне. Я дошла до приемной президента. Везде отказ из-за того самого общественного мнения, которое только мешало правосудию, — считает Елена. — Это общественное мнение сломало жизнь сыну и мне.

Надеяться на условно-досрочное освобождение никто из осужденных не может, пока не будет выплачена компенсация в пять миллионов рублей. Эту сумму по настоянию матери Дмитрия не стали делить на всех по частям.

— То есть кто-то может вообще ничего не платить, а кто-то будет стараться выплачивать, — говорит Елена. — Но пока не будет выплачена вся сумма, на УДО можно не рассчитывать. Сын устроился в колонии на работу, хотел написать заявление, чтобы всю зарплату переводили в счет компенсации иска. Ему не разрешили, объяснили, что это незаконно, можно вычитать лишь половину. То, что мы не выплатили ни рубля, неправда. Я перечисляла свою зарплату, сын и еще один подросток также начали выплачивать. За три месяца деньги уже должны были дойти. Как будут остальные выплачивать — не знаю. Могу только сказать, что никакого имущества, которое можно изъять, ни у кого нет. Но я уже сполна ответила за всё.

Трагедия случилась три года назад, в августе 2018-го: пятеро школьников до смерти избили 20-летнего парня-инвалида. Расправу они снимали на видео, которое стало главным доказательством в суде. Этот страшный случай получил огромный резонанс. Горожане, ужаснувшись жестокости подростков, вышли на стихийные митинги, требуя максимально сурового наказания.

Подростков судили за убийство, все они получили максимальные сроки: 8–9 лет колонии. Ответственности удалось избежать только 13-летней девочке.

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК18
  • СМЕХ4
  • УДИВЛЕНИЕ3
  • ГНЕВ39
  • ПЕЧАЛЬ28

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Екатеринбурге? Подпишись на нашу почтовую рассылку
Loading...
Loading...