Все новости
Все новости

«Страна не хочет отдавать то, что ей всё еще принадлежит». Зачем власти переводят самолеты в российский реестр

Объясняет авиаэксперт Олег Пантелеев

По словам эксперта, национализация — не в интересах России. Рациональнее наложить временный мораторий на возврат воздушных судов

Поделиться

10 марта начальник управления поддержания летной годности воздушных судов Росавиации Валерий Кудинов сообщил о переводе в российский реестр около 180 самолетов — в том числе тех, что используются компаниями «Аэрофлот», «Победа» и Utair. Большая часть флота этих компаний состоит из иностранных авиалайнеров, которые находятся в лизинге у европейских компаний.

В соцсетях и СМИ начали появляться слухи о «национализации» иностранных самолетов. Позже пресс-служба Росавиации опровергла заявление Кудинова. Чтобы разобраться в ситуации, корреспондент MSK1.RU поговорил с руководителем аналитической службы агенства «АвиаПорт» Олегом Пантелеевым.

— Что значит «перевод в росреестр»? Западным компаниям стоит беспокоиться?

— Нет. Это просто государственная регистрация воздушных судов. Условно говоря, это как те номерные знаки на табличке, что ставится на автомобиль. На права собственности это никак не влияет. Самолеты принадлежат кому принадлежали ранее, в том числе и иностранным компаниям.

— Что же меняется от этой «перерегистрации»?

— Меняется ответственность: за поддержание лётной годности тех воздушных судов, которые находятся в российском реестре, отвечают власти РФ. То есть — опять как с авто — если у нас есть определенные правила техосмотра, то машина с российскими номерными знаками должна подчиняться отечественным правилам. Там, где «табличка» иностранная — правила будут соблюдаться соответствующие. Власти РФ при «перерегистрации» могли бы напрямую отвечать за эксплуатацию самолетов.

— Перед кем отвечать?

— Перед собственниками воздушных судов.

— Есть какая-то связь с лизингом иностранных самолетов?

Напрямую нет. Смотрите. Существовала длительное время практика, когда воздушные суда регистрировались у авиационных властей третьих стран. Часто, например, на Бермудских островах (оффшорная зона. — Прим. ред.). Их авиационные власти предлагали очень комфортные условия для владельцев (то есть для лизинговых компаний) по регистрации самолетов.

— Что за условия?

— Авиационные правила бермудских авиационных властей были максимально гармонизированы с европейскими и американскими. Бермудские авиавласти сами проверяли воздушные суда и ремонтные предприятия, где самолеты обслуживались. Поэтому у собственника авиалайнеров не возникало вопросов насчет безопасности или верности правил, по которым его собственность будет содержаться. У лизингодателей из Европы и Америки была уверенность, что их самолеты находятся под надзором квалифицированных специалистов, которым они доверяют.

Меняется ответственность: за поддержание летной годности тех воздушных судов, которые находятся в российском реестре, отвечают власти РФ

Меняется ответственность: за поддержание летной годности тех воздушных судов, которые находятся в российском реестре, отвечают власти РФ

Поделиться

— И как это работает с Россией?

— Бермудские авиавласти действуют через экспертов, нанимая их на рыночных условиях. То есть у специалиста имеются все необходимые документы и корочки, он может жить в России и быть гражданином РФ, но при этом Бермуды доверили этому специалисту от их имени проводить работы по осмотру воздушных судов и так далее. Всё то же самое могли бы делать российские авиационные власти.

— Чтобы сэкономить деньги?

— Наши авиавласти долгое время ведут диалог с авиакомпаниями о том, что воздушные суда, курсирующие через РФ, нужно переводить в наш реестр. О совсем больших деньгах речи не идет. Но факт регистрации авиалайнера в иностранном реестре дает, допустим, Бермудам с каждого самолета 1000 $ в год. Эти деньги могла бы получать Россия. Это не налоги и не пошлина, а простое оказание услуг по поддержанию летной годности.

— К национализации, в итоге, это не имеет отношения?

— Не имеет. И я бы предостерег говорить о национализации. Это совсем не в интересах России. Рациональнее — наложить временный мораторий на возврат воздушных судов. Например, до истечения того срока, который указан в лизинговом договоре. Не стоит думать, что РФ хочет что-то присвоить. Россия не хочет отдавать то, что по договору всё еще ей принадлежит.

Ранее авиаэксперт Роман Гусаров в интервью MSK1.RU подробно обсудил проблему лизинга для отечественных перевозчиков.

новость из сюжета

Подпишитесь на важные новости о спецоперации на Украине

— Правильное решение — не бояться и вернуть все самолеты лизинговым компаниям. Пусть это будет их головная боль, пусть у них рухнет вторичный рынок лизинга. А мы в третьих странах уже возьмем другие самолеты в аренду за полцены. Например, у Emirate самолеты полупустые, премиум-класс, берем их и летаем на Восток и в Азию. А компании ЕС пусть банкротятся, потому что будут впаривать за копейки друг другу самолеты, которые никому не нужны, — сказал Гусаров.

Летчик Владимир Попов также рассказал нам, на каких самолетах теперь придется летать россиянам.

Самую оперативную информацию о жизни столицы теперь можно узнать из телеграм-канала MSK1.RU и нашего инстаграма.

    Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
    Новости РЎРњР?2
    Новости РЎРњР?2