Реклама
СЕЙЧАС -19°С
Все новости
Все новости

«Генерал обещал три миллиона». Помилованный уралец добивается выплаты за тяжелое ранение на СВО

Он попал на линию фронта из уральской колонии

Военнослужащий с позывным Золотой получил несколько серьезных ранений в первом же бою

Поделиться

23 июня 2022 года Евгений Самохин услышал очередной приговор: суд отправил его в колонию на три года. Как сам он говорит, за кражу. По данным E1.RU, в вердикте фигурировала и ч. 1 ст. 228 УК РФ — о незаконном обороте наркотических веществ. Для Евгения это был не первый срок. Он знал, что выйдет из колонии раньше, и оказался прав. Сейчас бывший осужденный уже на свободе, в Екатеринбурге, восстанавливается после тяжелейшего ранения на СВО и думает, как и на что дальше жить. Три миллиона рублей, которые он надеялся получить за ранения, ему не выдали.

Боец рассказал нам, как оказался один в чужом городе после выписки из госпиталя — с инвалидным креслом и без важных документов.

Первый и последний бой

Евгений на всех судах говорил, что хочет уйти на СВО из колонии по идейным соображениям. В то время ЧВК «Вагнер» еще вела набор заключенных из колоний. Но Самохин попал туда только в 2023 году, когда осужденные уже подписывали первые контракты с Министерством обороны, а вагнеровцы оставили это занятие.

— Прошло время, прежде чем меня отправили в ИК-19 в Тавду, где я провел только месяц. К нам в колонию [приехал] какой-то генерал. Помню, как всех, кто не был занят на работах, собрали в актовом зале. Он выступил, врать не стал: вы пойдете на передовую, риск погибнуть очень высокий. Генерал обещал [зарплату] 204 тысячи без подоходного налога, [в случае ранения] страховку 300 тысяч и 3 миллиона рублей по 98-му Указу Президента.

98-й Указ Президента от 5 марта 2022 г. выпущен для предоставления дополнительных мер социальной поддержки военнослужащим, сотрудникам Росгвардии, а также полицейским, имеющим специальное звание, и их семьям. В случае гибели на территориях ДНР, ЛНР и Украины указ предполагает выплату 5 миллионов рублей. За ранение положена выплата в 3 миллиона.

По словам Самохина, заключенных, которые решились подписать контракт, спустя некоторое время отправили в Ростов-на-Дону на самолете. Там сразу по прибытии им пришлось подписать контракт. Евгений утверждает, что не читал его.

— В помещении было мало света, я уже тогда понял, что контракт прочитать не удастся. Надо было подписывать быстро, было не до чтения, — объяснил Евгений. Он стал бойцом «Шторма Z» — так называют отряды, сформированные из заключенных, которые подписали контракт с Минобороны и отправились на СВО. Взамен они получают довольствие и право вернуться на свободу, если выживут.

Он взял себе позывной Золотой — из-за яркой рыжей бороды. После оформления документов осужденных отправили на учебу. Боевая подготовка была реальная, сначала они прошли обучение в тылу, затем на второй линии фронта, рассказал боец. Но во время первого же задания его серьезно ранило.

— Наше отделение должно было захватить позиции соперника.

Укрылся в старой воронке с тремя сослуживцами. Мы связались с командиром роты, доложили о моем ранении, — рассказал Евгений. Позже он узнал, что однополчане пошли вперед и выполнили задачу.

Золотой же остался на поле боя с раненой ногой. Сослуживец оттащил бойца до подбитой разведывательной машины.

— Только он стал затаскивать меня за эту БРДМ, еще какая-то мина или осколок разбили мне коленную чашечку. Товарищ стал меня перевязывать — его тоже ранило. От этой машины нам надо было еще 150 метров преодолеть. Он уполз первый, — рассказал Евгений.

Осужденных собрали в колонии и предложили подписать контракт

Осужденных собрали в колонии и предложили подписать контракт

Поделиться

По словам бойца, он ждал помощи два часа, его пытались эвакуировать из-под огня военные другого отряда, но одного из них ранило, и эвакуация сорвалась.

— Я решил спасаться сам, прополз 150 метров, но очередная мина раздробила мне ногу. Дополз до окопа, переночевал в нем, а утром меня эвакуировали в полевой госпиталь.

Долгое лечение

Это было 6 мая 2023 года, Золотому поставили диагноз «минно-взрывная травма». Осколки пробили ему левую ногу и поясницу, он получил три сложных перелома и до сентября лечился в нескольких госпиталях. 31 августа его выписали из филиала Центрального военно-клинического госпиталя им. А. А. Вишневского в Сергиевом Посаде с рекомендациями по лечению в пункте выздоравливающих военнослужащих Ростова.

Как раз в эти дни у Золотого закончился контракт. Он отправился в южную столицу в расчете получить документы о помиловании, пройти реабилитацию и вернуться в госпиталь Вишневского. Так, по его словам, договорились с врачом в пятом филиале учреждения. Но всё пошло не так.

— В ростовском госпитале ко мне вышел офицер и сообщил, что таких, как я, из «Шторма Z», после окончания контракта должны лечить по месту проживания, по полису ОМС, — рассказал Золотой.

Евгений Самохин после ранения надолго оказался в инвалидном кресле

Евгений Самохин после ранения надолго оказался в инвалидном кресле

Поделиться

Евгений остался один в чужом городе, с переломанными ногами, которые надо было как-то приводить в порядок дальше. Через волонтеров и фонд «Защитники Отечества» он получил билет на поезд со специальным вагоном, в котором мог бы доехать до Екатеринбурга. Куратор в фонде сообщила, что он будет долечиваться в областном центре, однако надо собрать документы по месту прописки в Волчанске.

Такой вариант не устраивал раненого: Волчанск находится в 450 километрах от Екатеринбурга, и добраться до него самостоятельно не было никакой возможности. Как лечиться без СНИЛСа, медицинского полиса и ветеранского статуса, Евгений не знал.

Пока он ехал в поезде, ростовские волонтеры связались со свердловским отделением Российского Союза ветеранов Афганистана, который и встретил его на вокзале. Сразу было понятно, что ни о какой поездке в Волчанск нельзя даже говорить. Ехать 450 километров в уральскую глушь и здоровому человеку непросто, что говорить про тяжело раненного. Через связи «афганцев» Евгению сделали новый полис и добились лечения в госпитале на Широкой Речке, куда его тоже поначалу были не готовы принять. Для этого подключили к проблеме заместителя главного врача ОКБ № 1 Андрея Машковцева — участника боевых действий в Афганистане — и заместителя министра здравоохранения Екатерину Ютяеву.

— Спасибо этим людям, они помогли организовать мою госпитализацию, меня обследовали и оказали помощь, — рассказал Евгений.

Представитель Союза ветеранов Афганистана считает, что сотрудники фонда «Защитники Отечества» формально отнеслись к работе с Евгением. Однако в свердловском отделении фонда нам рассказали, что были в курсе проблем Евгения и тоже помогли ему.

— Филиалы фонда «Защитники Отечества» по всей России тесно общаются друг с другом и делятся информацией о бойцах с той или иной территории. Так, нам позвонили из госпиталя Ростова-на-Дону и сообщили, что к нам едет боец из Свердловской области Евгений Самохин на долечивание. Мы с ним созвонились, оказалось, что нет медицинского полиса, мы ему оперативно сделали этот документ. Встретив с поезда, сразу же увезли в госпиталь ветеранов всех войн на Соболева. Там ему уже сделали две операции, — сообщили в фонде.

По словам представителей фонда, социальный координатор находится на связи с Евгением. После лечения он вернется в Волчанск, и там его будет курировать местный сотрудник фонда.

«Выплаты не положены»

Евгений после двух операций, которые ему сделали в госпитале ветеранов войн в Екатеринбурге, думает о будущем. Он хочет получить три миллиона рублей за тяжелое ранение и ссылается на президентский указ № 98. Но в контракте, который он заключал с Министерством обороны, такая компенсация не указана.

— Когда нас приглашали подписывать контракт, то говорили про выплаты такие же, как всем. А сейчас как будто ополовинили. Еще в Ростове, когда получал документы [о помиловании], мне сказали, что выплаты не положены. А на основании каких приказов — не говорят, военная тайна. И что теперь, ехать мне с пустыми карманами и больными ногами за 450 километров в Волчанск, к маме, которая сама нуждается в помощи? — задается вопросом Самохин. Врачи говорят, что он будет ходить, но последствия ранений останутся с ним на всю жизнь.

Может ли боец из «Шторма Z», получивший помилование, рассчитывать на компенсацию в три миллиона рублей за тяжелое ранение? Об этом мы спросили депутата Госдумы Максима Иванова, который занимается помощью воевавшим на СВО. Пока таких выплат бывшим заключенным, подписавшим контракт с Минобороны, не положено.

— Мне знакомы подобные ситуации. К сожалению, стандартный контракт с добровольцами, которые отправляются в зону СВО из мест заключения, не предполагает выплату трех миллионов рублей за тяжелое ранение. Компенсации положены, но суммы в контрактах указаны другие. Что касается лечения, то любой участник специальной военной операции имеет право на лечение и восстановление здоровья за счет государства, — сказал Максим Иванов.

По информации E1.RU, бойцам «Шторма Z» по контракту положена выплата 300 тысяч рублей за тяжелое ранение и 50 тысяч — за легкое. Зарплата в отрядах составляет от 40 до 100 тысяч рублей плюс премии за сбитую технику. Евгений Самохин выплату в 300 тысяч уже получил.

Мы рассказывали историю выпускников детдома в Малом Истоке, братьев-близнецов Виктора и Семена. Они не по своей вине оказались заложниками огромного коммунального долга за квартиру, которая досталась им в наследство. Им удалось решить эту проблему благодаря меценатам, но тут же возникла новая. Одного из них, Виктора, мобилизовали, он получил тяжелейшую травму. Сейчас Семен помогает ему восстановиться.

новость из сюжета

Подпишитесь на важные новости о спецоперации на Украине

История другого бойца рассказывает о том, как он в начале мобилизации вернулся из Казахстана, где проводил отпуск, домой, потому что ему пришла повестка. Во время штурма он получил ранение: пуля застряла у него в ноге. Он прошел через госпиталь и реабилитацию, настало время возвращаться в войска — да только пулю ему так и не вытащили. С помощью юристов Александр сумел добиться права на операцию и повторное восстановление.

    Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter