Все новости
Все новости

«Что время-то терять?»: ресторатор Олег Ананьев рассказал, почему уволился из «Сима-ленда»

Он не проработал в компании и полугода

ds

После ухода из «Сима-ленда» ресторатор готов начать развивать проекты за пределами Екатеринбурга

Поделиться

Известный ресторатор Олег Ананьев, который в декабре прошлого года устроился на работу в «Сима-ленд», покинул компанию. Как оказалось, уволился он еще полтора месяца назад. В мини-интервью E1.RU он рассказал, как ему там работалось, что не устроило и какие теперь планы у ресторатора.

Должность ресторатора в компании звучала как «Руководитель отдела технологии и развития», он занимался организацией производства готовых продуктов питания как для самой компании, так и для продажи.

— Почему решили уйти из «Сима-ленда»?

— Я недолго там проработал. Что время-то терять? Я не корпоративный человек и мне было сложно в этих корпоративных условиях, скажем так, строиться. Это одна из причин. Не самая главная, но одна из.

Я все-таки чисто интуитивно считаю, что немного не в ту сторону пошел. Мне надо заниматься тем, что я умею лучше других. Все-таки я занимаюсь высокой кухней и я сам руководитель, подчиняться кому-то я не могу. Всё, поздно меняться.

Я всю сознательную жизнь руководил, а тут надо встраиваться в корпоративную систему, подчиняться определенным требованиям. Сложно стало. И это тоже одна из причин.

И все-таки от работы надо получать удовольствие, а я почувствовал, что я счастлив только тогда, когда я что-то творю и создаю новое. Я — специалист высокой кухни, надо двигаться туда. Буду искать и заниматься тем, чем я лучше других, а не хуже или такой же.

— Уже есть какие-то варианты?

— Нет, но чтобы быть свободным для новых проектов, нужно освободиться от старых. Поэтому я не стал терять время.

— Раз вы уже не работаете в «Сима-ленде», можете сказать, сколько вы там получали? Зарплата — это всегда интересно.

— Дело не в зарплате. Я вообще на нее никогда и не надеялся. Мы договаривались, что я работаю на результат и получаю от результата. Мне самому очень важна мотивация, поэтому на зарплату я никогда не рассчитывал и не хочу рассчитывать.

— Вашим непосредственным начальником в компании был сам Андрей Симановский?

— Нет, конечно. Андрей Моисеевич другими вещами занимается, стратегическими. Не он меня и приглашал, если честно. Мы с ним в принципе и не контактировали. И что касается работы, тут важно не то, сколько у меня начальников было, а то, что у меня не было подчиненных.

Чтобы заработать доверие и сколотить коллектив в таких корпорациях, нужно очень большое количество времени. Возможно, я что-то не знал, не понимал. Но пока не попробуешь — не поймешь.

Я понял, что тут есть перспективы, но они очень долгие. Надо развиваться годами. Корпорация чем сильна? Своими устоями и традициями, которым ты должен следовать. А мне немножечко было в этом некомфортно.

— Думаете, вас позвали из-за имени?

— Не знаю. Может, тоже думали, что всё это быстро заработает. Мы вместе хотели попробовать, чтобы что-то получилось. Но не получилось. И ничего страшного, это совершенно нормальная практика.

— Вы сказали, что вы не корпоративный человек. Вам тоже нужно было петь гимн по утрам и участвовать во флешмобах?

— Нет, в этом я не участвовал и вообще не был в это вовлечен. Но я к этому спокойно отношусь, и для меня это не самое страшное. А самое страшное — уклад, дисциплина, отчетность, пропускная система... А я человек другого склада. Я могу хоть когда работать, определяя сам себе график, который мне удобен, а не который мне диктуют.

— Какие сейчас планы на будущее? Есть идеи?

— Я так думаю, что я не буду ограничиваться рамками Екатеринбурга, скорее всего. Расширил свои горизонты на федеральный уровень, потому что в Екатеринбурге уже тесновато. И у нас в связи с изменившимися условиями, с пандемией той же, наша отрасль очень сильно просела. Она стала очень рискованным бизнесом и практически самым пострадавшим. Поэтому, конечно, тут стало очень тесно.

Но, понимаете, где больше народу, где люди побогаче, где туризм хоть какой-то — там совсем другая ситуация. Москва, Питер, Сочи... Мой профессионализм там больше востребован.

Ресторан стал местом встреч, а гастрономия ушла на второй план. Я уж не говорю про высокую кухню, просто про качественную. Хотя всё циклично, и я помню, что так уже бывало.

Последним проектом Олега Ананьева был итальянский ресторан Bambolino на Сакко и Ванцетти. Там же до этого работали другие проекты Олега Ананьева. Последний — грузинское кафе «Хали-гали и хинкали», рекламу которого помогал делать ресторатор Евгений Кексин. Сейчас в этом особняке работает грузинский ресторан Евгении Левандовской.

До грузинской кухни на Сакко и Ванцетти пытались развивать русскую — в особняке был ресторан «The Борщ», который сменил более дорогой проект «Ребра». Олег Ананьев пытался его продать в 2020 году, но не нашел покупателя, тогда решился на ребрендинг.

Олег Ананьев открыл немало известных ресторанов в городе, многие из них работают до сих пор. Например, рестораны в «Гринвиче» и «Пассаже». Прочитайте, почему предприниматель перестал ими заниматься.

  • ЛАЙК23
  • СМЕХ70
  • УДИВЛЕНИЕ5
  • ГНЕВ6
  • ПЕЧАЛЬ2
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Новости РЎРњР?2
Новости РЎРњР?2