19 июня суббота
СЕЙЧАС +12°С

Глава свердловской ФАС: "Мы смогли остановить резкий рост цен"

Дмитрий Шалабодов рассказал E1.RU, как борется с подорожанием продуктов на Урале и неэтичной рекламой "массажных салонов".

Поделиться

Последние 12 месяцев особенно горячо критиковали торговые сети и производителей за резкий рост цен на продукты и падение их качества. В самый разгар санкционно-продуктовой войны в свердловской ФАС произошла рокировка: пост руководителя покинула Татьяна Колотова, а на её место в декабре 2014 года был назначен Дмитрий Шалабодов из Тюмени.

Спустя полгода работы на новом посту главный антимонопольщик региона встретился с корреспондентом E1.RU и рассказал, как чиновники борются с растущими ценами на продукты после введения санкций, сколько массажных салонов наказали за неэтичную рекламу, о суровом приговоре суда бывшей коллеге Марине Пушкарёвой, которая получила взятку, и почему телеканал "Пятница" обиделся на рекламу отеля "Высоцкий".

– На что в Свердловской области и в Екатеринбурге первым делом вы обратили внимание с профессиональной точки зрения?

– Первое – вопросы технологического присоединения к тепловым, электрическим, газовым и водным сетям. Население и компании очень плохо информированы о том, что нужно сделать, чтобы подключить к газовой сети, например, новый небольшой магазин или свой садовый домик. Мы проделали большую работу за полгода и разработали короткие пошаговые методички, которые разместили на нашем сайте. Куда идти, какие документы нести и кому жаловаться, если вам отказывают.

Второй важный момент – реклама массажных салонов. Мы за полгода возбудили семь дел в отношении такого рода компаний. Три дела уже завершили и привлекли к ответственности. Буквально на днях от граждан пришло ещё одно обращение. Мы уже выработали правовую схему, по которой привлекаем такие компании к ответственности и заставляем снять эти баннеры. Речь идёт о таких названиях, как "Харизма", "Африка", "VIP" и других. Мы говорим о том, что эта реклама создаёт впечатление об оказании сексуальных услуг в массажных салонах. То есть мы не говорим о самом факте, потому что такой информации у нас нет. И мы также считаем, что данная реклама является неэтичной. Наша оценка совпадает с оценкой горожан, которые каждый день ходят по улицам Екатеринбурга и всё это видят. 

– Но ведь вопрос этичности весьма субъективный и оценочный и всегда зависит от культурного уровня конкретного человека…

– Конечно. Но мы подходим к этим вопросам комплексно. Вы попробуйте зайти на сайт "Распутина", например, и посмотрите, что там предлагают. Наши решения не основываются исключительно на содержании одного рекламного баннера. Мы заходим на сайт, делаем протоколы осмотра сайта и его содержания, по которому как раз мы и можем комплексно оценить связь того, что есть на сайте и того, что нарисовано на рекламном баннере. Ведь есть много салонов тайского массажа, реклама которых не вызывает такой однозначной реакции. 

– Сейчас наступила пора первых ремонтов жилых многоквартирных домов, которые курирует Фонд капитального ремонта Свердловской области. И вместе с этим появились уже первые жалобы от глав муниципалитетов о непрозрачности закупок. К вам такие обращения поступали?

– Деятельность фонда мы сами не оцениваем – это не наши полномочия. Мы рассматриваем обращения компаний на действия фонда при проведении торгов. Фонд аккумулирует деньги и проводит торги на осуществление ремонта в многоквартирных домах, и в этом случае выступает как заказчик. С января по июнь было 7 обращений участников торгов на действия фонда. Из 7 обращений мы признали две жалобы обоснованными, а 5 – нет. А вот за одну неделю июля поступило уже 12 обращений. Мы признаём жалобы обоснованными, когда участника закупки, который претендовал на заключение контракта, не допустили к участию в торгах безосновательно. 

– А в чём основные сложности возникают?

– Это процедура своеобразная и не подпадает под действие закона N 44 о закупках. Это специальная процедура. Но мы контролируем все обязательные торги, которые существуют в стране. В ходе рассмотрения жалоб мы отмечаем, что положение о закупках допускает некие двойные толкования и сложно для восприятия участниками. Заполняя заявку у компаний, возникает много вопросов, как оценивать те или иные требования. Мы уже свои рекомендации фонду в этом смысле дали. О том, что им необходимо сделать более понятным и более прозрачным положение о закупках. Из 12 жалоб, которые у нас были, мы 6 признали необоснованными, 2 находятся в работе, 2 мы возвратили и 2 были обоснованными. Практически каждую неделю приходит ещё по несколько жалоб. 

– Прошедшие 12 месяцев в связи с санкциями оказались непростыми для нашей страны. И для бизнеса, и для населения, и для государственных органов: продукты сильно дорожали, пропадали с полок, а ритейлеров и производителей было очень модно ругать. Они в свою очередь кивали друг на друга, на новое законодательство и на скачки на валютных рынках. Вам вся эта ситуация как видится?

– Ситуация обострилась после введения эмбарго. В августе прошлого года президент подписал указ о введении отдельных ограничительных мер. Самый острый период был в октябре-ноябре, в силу того, что многим ритейлерам пришлось расторгать уже заключённые контракты с поставщиками из тех стран и по тем продуктам, которые вошли в список. Фактически это был вакуум – нужно было найти других поставщиков и заключить с ними контракты. Но мало просто заключить контракты, нужно настроить логистику и привезти из Бразилии мясо, из Африки фрукты, а с Фарерских островов рыбу.

Был дефицит определённого вида продуктов либо резкий рост цен. В одной из жалоб нам сообщали о том, что стейк сёмги всегда стоил около 700 рублей за килограмм, а минувшей зимой вдруг стал стоить 1,2 тысячи. Была такая ситуация, но сейчас он опять стоит около 700 рублей. Ситуация вообще стабилизировалась, и цены на многие продукты снизились. Овощи и фрукты подешевели – и не только в связи с сезонными факторами. Бананы, например, получили снижение цены примерно на 25%. Произошло замещение одних поставщиков другими, рынок наполнился, и говорить о том, что в ближайшее время будет резкое повышение цен или товарный дефицит, не приходится. 

– ФАС была одним из нескольких ведомств в стране, которое активнее всего занималось продуктами на полках магазинов. Вы чуть ли не каждый день что-то проверяли...

– Мы вместе с прокуратурой области совместно выходили на проверки ритейла. Важно понимать, что ФАС не регулирует цены на продукты питания в рознице. Мы смотрим исключительно с позиции нарушения норм антимонопольного законодательства. Например, злоупотребление доминирующим положением, когда ты на рынке занимаешь более 50% и немотивированно повышаешь цены, либо понижаешь с тем, чтобы задавить конкурентов. Но ценообразование у нас свободно и ограничивается только в районах Крайнего Севера и приравненных к ним территорий и только по определённой категории продуктов. И, кстати, когда ситуация обострилась, на Ямале, например, применили эти ограничения. 

Свердловская область не вводила ограничения максимальной наценки просто потому, что правительство региона не имело на это права. Мы проводили большие переговоры, к нам обращался министр агропромышленного комплекса и продовольствия, который консультировался, может ли правительство Свердловской области установить максимальный уровень наценки на продукты. И мы естественно выразили свою позицию, что такого у нас не может быть. У нас нет на это нормативных разрешений. И, к слову, правительство России не пошло на введение таких ограничений, потому что это могло привести к изъятию товара из оборота и дефициту. 

– У многих предпринимателей тогда возникал вопрос, почему вместе с вами цены проверяет прокуратура?

– Прокуратура осуществляет общий надзор за исполнением всех законов во всех отраслях. В данном случае прокуратура не подменяет другие государственные органы своей деятельностью – она может проверить, как мы выполняем свои полномочия.

– Получается, что прокуратура так же, как и ФАС, просто фиксировала факт роста цен…

– Не только так. Прокурор имеет право выносить предостережение наравне с другими актами о недопущении нарушения законодательства впредь. По результатам проверок мы готовили заключение для прокуратуры по тем случаям, где был немотивированный рост цен, и говорили о том, что в действиях этих хозяйствующих субъектов могут быть усмотрены нарушения антимонопольного законодательства в части согласованных действий по установлению и поддержанию цен. А это уже нарушение норм закона о защите конкуренции.

На основании нашего заключения прокурор выносил предостережение руководителям сетей о недопущении подобных действий. Прокурор области приглашал к себе в кабинет руководителей сетей и вручал им под роспись эти предостережения. Я считаю, что это сыграло определённую роль, и мы смогли остановить резкий рост цен. 

– А как работает и что даёт это предостережение? Ведь вы до этого говорили, что инструмента прямого воздействия на цены нет.

– Если после выдачи этого документа сети начинают синхронно демонстрировать рост цен, мы имеем основания для возбуждения дела по нарушению антимонопольного законодательства – это, повторюсь, согласованные действия. И здесь может иметь место оборотный штраф 15% от годовой выручки за предыдущий период. Не прибыль, а вся выручка. Это сотни миллионов штрафа. Это было мощным сдерживающим фактором для всех сетей. На определённое время погасили рост цен.

– Подобная история была и с лекарствами, цены на которые прыгали довольно сильно в этот период. Но при этом всегда оставался актуальным список жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов, и на них цены не менялись.

– Это так. У нас есть перечень ЖНВЛП. Там введено государственное регулирование не предельные наценки. 25% на препараты российского производства и 35% на импортные препараты от стоимости производителя. Здесь не влияет, сколько фирм перепродавали это друг другу на пути в аптеку. В этом списке более 600 препаратов, которые необходимы для поддержания жизнедеятельности человека. Вы можете купить аспирин за 20 рублей, а можете за 200. Это ваш личный выбор, покупать более дорогой препарат, который не включён в список, или дешёвый из списка. У нас было очень много жалоб, что сильно подорожали БАДы. Но это не лекарства и никакого отношения к лечению не имеют. Мы выходили на проверки вместе с Росздравнадзором, и ни одного нарушения по превышению предельного уровня цен, установленных для этого списка, не обнаружили. А на остальное – пожалуйста.

– Я почему и задал этот вопрос. Истерия в обществе на фоне роста цен бросала на аптекарей тень и как будто бы делала их крайними во всей этой ситуации. А они ведь говорили и о скачках валют и, как следствие, об изменении закупочных цен.

– Аптечные компании находятся в жёстких тисках потому, что если они будут нарушать предельные наценки, их лишат лицензии. И каждый нормальный бизнесмен понимает, что либо он заработает три рубля на незаконном повышении цены, либо просто лишится лицензии, и бизнес закончится. Поэтому, наверное, правильно, когда аптечные сети сдерживают цены на лекарства из списка ЖНВЛП, но на других зарабатывают. Это же бизнес. 

– Сменим тему. Была такая громко прозвучавшая история про жалобу телеканала "Пятница" на екатеринбургскую рекламу, на которой фигурируют отель "Высоцкий" и цитата ведущей программы "Ревизорро" Елены Летучей. По мнению канала, бренд там использовался незаконно. ФАС этой жалобой занялся. Уже есть какие-то результаты?

– Телеканал "Пятница" обратился с заявлением о том, что товарный знак, который ему принадлежит, был использован без его согласия. И сам факт нарушения там действительно есть. Сейчас продолжается рассмотрение этого вопроса. Мы ищем рекламораспространителя – владельца рекламной конструкции. В администрации города нам сообщили, что не знают, кому он принадлежит. На самом деле это вполне рядовое рассмотрение для нас, просто фигурируют медийные названия и имена. 

– История с экс-заместителем главы свердловского УФАС Мариной Пушкарёвой, которую суд признал виновной в получении взятки, продолжалась и после вашего назначения. Как-то можете этот неприятный случай прокомментировать?

– Есть решение суда, которое вступило в законную силу 28 мая. Естественно, это решение мы, как законопослушные граждане, приняли, и официальным приказом руководителя ФАС она была уволена с должности заместителя руководителя. А всё остальное вы знаете и сами. 

– Судья назначил Пушкарёвой наказание в виде 10 лет колонии и 55 миллионов рублей штрафа. Многие в Екатеринбурге были удивлены таким приговором…

– Есть решение суда. Это факт. И комментировать тут нечего, но не могу не согласиться, десять лет – это суровый приговор. Особенно для женщины.

– Ещё о работе ФАС. 21 июля президент подписал указ об упразднении Федеральной службы по тарифам и передал её функции ФАС. Что у вас теперь меняться будет вот на уровне Свердловской области?

Есть указ президента и три месяца на проведение процедур слияния. У ФСТ был только центральный аппарат, а территориальных органов не было. Но они осуществляли контроль в отношении региональных тарифных органов. У нас это Региональная энергетическая комиссия. Каким образом эти полномочия дальше будут осуществляться, пока сказать не могу. Что касается РЭК, то тарифы на второе полугодие уже утверждены, и, конечно, речи о том, что эта структура будет упразднена, никто не ведёт. 

– В завершение – о круглой дате, которую отмечает ФАС. В июле вашей службе исполнилось 25 лет. За эти годы ведомство как-то трансформировалось?

– Если вернуться к прошлому, то это был в основном контроль в сфере защиты прав потребителей и также контроль законодательства о конкуренции. Само наименование ФАС появилось в 2004 году. За это время к этим полномочиям был добавлен контроль государственных и муниципальных закупок, добавлены полномочия по контролю закупок отдельными юрлицами, такими как МУПы и ГУПы, добавлены полномочия по контролю за рекламой, полномочия по контролю торговой деятельности. С 1 января нам были добавлены полномочия по контролю государственного оборонного заказа, ну и вот сейчас – полномочия ФСТ.

– То есть вы самый быстрорастущий орган государственной власти?

– Да. Но только в смысле полномочий, а не численности сотрудников. Вообще сейчас в ФАС по всей России работает 3,3 тысячи человек. В Свердловской области – 66 человек, и это третье по численности управление в России. 

Фото: Артём УСТЮЖАНИН; Андрей КАЗАНЦЕВ / E1.RU,
пресс-служба правительства России.

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Екатеринбурге? Подпишись на нашу почтовую рассылку

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!

Loading...
Loading...