24 июня четверг
СЕЙЧАС +25°С

«С пустого места ребенок не берет оружие». Педагоги, родители и сотрудник ЧОПа — об охране школ

Что сделать, чтобы трагедия в Казани не повторилась в Екатеринбурге

Поделиться

Трагедия в казанской школе потрясла всю страну

Трагедия в казанской школе потрясла всю страну

Поделиться

После трагедии в Казани в Екатеринбурге проверят все школы

Трагедия в Казани, где студент пришел в школу и устроил стрельбу, потрясла всю страну. Мы поговорили с екатеринбургскими педагогами, родителями и экспертами и попытались разобраться, как предотвратить подобные случаи и достаточно ли хорошо защищены наши школы и наши дети.

Приводим ниже подборку мнений.

Школьный учитель

Наш собеседник — екатеринбургский педагог, который попросил не называть его имени.

— Родители в школу могут попасть с большим трудом, все фиксируется, проникновение постороннего — это нечто экстраординарное, — говорит учитель. — Школьник, конечно, может что-то пронести с собой, чисто теоретически мы не можем досматривать каждого, кто заходит, например, после уроков физкультуры на стадионе. Это пришлось бы военизированную охрану вводить. Что, каждому ремень снимать, как в аэропорту? Это будет перебор. Тут надо искать причины глубже, а не усиливать охрану в школах — уже некуда.

Правозащитник

По мнению уполномоченного по правам ребенка в Свердловской области Игоря Морокова, безопасность в школах — это не только вопрос охраны и заборов.

— Мы подготовили стандарт безопасности в образовательных организациях по поручению правительства Свердловской области, сейчас он требует доработки из-за новых СанПиН, — рассказал Игорь Мороков. — Мы поняли, что нужно систематизировать вопрос. В стандарте безопасности обязательно должны присутствовать и службы социально-психологического сопровождения. Очень важно научить правильно действовать и педагогов, и родителей, и детей, они все — участники образовательного процесса, важно, чтобы взаимодействие между ними было выстроено. Только тогда этот триумвират заработает в полной мере в интересах ребенка.

Трагедия в Казани произошла 11 мая

Трагедия в Казани произошла 11 мая

Поделиться

Директор школы

По мнению Ларисы Рожковой, директора СУНЦ УрФУ и мамы пятерых детей, надо работать и с детьми, и со взрослыми — чтобы все понимали, как действовать в подобных случаях, чтобы были подготовлены.

— Эта ситуация не про охрану в школе, эта ситуация про отношения с внешним миром, педагогами и одноклассниками, — говорит Лариса Рожкова. — Поэтому и решать ее нужно глубже. Важно повысить количество ставок психологов — не во всех школах они есть. Это должен быть не один человек, это должны быть разные люди в начальной и средней школах. И работать они должны не только с детьми, но и с их семьями. Для этого нужны силы и время. Ведь реально помогать-то нужно семье.

Власти подтвердили гибель восьми человек

Власти подтвердили гибель восьми человек

Поделиться

Представитель ЧОПа

— Насколько я знаю, средства, выделяемые на охрану школьных учреждений, недостаточны для хорошей охраны, — считает Игорь, начальник группы охранных предприятий «Медведь». — Хорошая охрана — вооруженная, это специалисты по шестому разряду, подобранные по определенным критериям: возраст, рост, физподготовка, опыт, моральные качества. А за ту зарплату, которую сейчас предлагают в школах, нормальные специалисты не пойдут — мы школы не охраняем, нам просто не подобрать за такие деньги желающих. В управлении вневедомственной охраны два года назад поднимался этот вопрос на координационном совете, но так ничего и не решилось. Надо брать в расчет, что школы непростой объект, поэтому это недешево.

Психолог

По мнению психолога Ольги Махневой, решать вопросы безопасности в школе при помощи чоповцев — это очень однобоко.

— Усиление охраны в школе силами ЧОПа, где специалисты не прошли специальное обучение по отслеживанию признаков неадекватного поведения, ни к чему не приведет, — считает эксперт. — Подобные реакции не возникают мгновенно, за исключением резкого обострения психического заболевания, включая наркоманию. Но и об этом обычно известно достаточно большому кругу социального окружения. С пустого места ребенок оружие не берет, всегда есть предыстория, надо работать не со следствиями, а с причиной.

По мнению Ольги Махневой, ребенок с оружием — это тоже жертва, как правило, к такому поведению приводит длительная травля или еще что-то, способное довести человека до отчаяния. В таком состоянии подросток может либо наложить на себя руки, либо уничтожить окружение, которое его до этого довело.

— Обучить всех учителей работать с такими ситуациями невозможно, да и не нужно, но замечать это состояние, отслеживать его — это педагог может, — считает психолог. — Если ребенок стал заторможенным или он все время уставший, или агрессивный, неопрятный, невыспавшийся — это учитель обязан отследить и сообщить эту информацию директору, школьному психологу. Проблемные подростки, которые способны на такое поведение, всегда были, есть и будут, однако, считает эксперт, из-за общего агрессивного информационного повода они чаще стали брать в руки оружие — и это отражение того, что происходит в обществе.

Родители

История в Казани заставила и екатеринбургских родителей обратить внимание на безопасность в школах.

— У меня большие вопросы к школьной охране в данном случае, — говорит екатеринбурженка Юлия Столба, мама двоих детей и член школьного родительского комитета. — Это ведь не первый случай стрельбы в школе за последние пять лет, и часть таких происшествий развивалась подобным образом: преступники заходили с оружием через главный вход школы, мимо охранника. В то же время родителям, например, чтобы встретиться с классным руководителем или учителями-предметниками по вопросам учебы, зачастую приходится договариваться заранее и вызывать учителя в фойе. Где логика и в чем смысл школьной охраны тогда? Вероятно, стоит пересмотреть систему безопасности школ в целом, если в по-настоящему угрожающих жизни детей случаях действующая сегодня охрана абсолютно неэффективна.

— Кто такой охранник в школе, вы его видели? Это такой мужик в черной форме, пожилой и часто уходящий курить, — говорит Ольга, мама екатеринбургского школьника. — Хорошо, что хотя бы скидываться на этого мужика теперь родителям не надо, как раньше. — При этом школа напоминает тюрьму с этими вечными заборами и рамками, родители даже зайти не могут. И постоянно слышишь какие-то истории то про травлю, то про неадекватных детей, с которыми никто ничего не может сделать. Я думаю, должна быть работа с детьми прежде всего, профилактика таких случаев.

Напомним, с 2019 года работу ЧОПов в школах оплачивают из бюджета. Меры безопасности усилили после трагедии в Керчи, когда студент колледжа устроил взрыв и стрельбу, в результате которой погибли 20 человек. Работу охранных предприятий в школах Екатеринбурга проверили и выявили немало нарушений.

А недавно мы рассказывали о том, что новые антитеррористические правила стали головной болью для школ — теперь вокруг крупных школ должен быть не только забор, но и КПП с охраной, а денег на это никто не выделил.

оцените материал

  • ЛАЙК1
  • СМЕХ3
  • УДИВЛЕНИЕ1
  • ГНЕВ7
  • ПЕЧАЛЬ13

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Екатеринбурге? Подпишись на нашу почтовую рассылку

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!

Loading...
Loading...