«На лечение надо еще полмиллиона». Как живет завуч из Екатеринбурга, которая впала в кому перед операцией

Нина Кислякова начала дышать самостоятельно, но ясное сознание к ней не вернулось

За день до назначенной операции Нина Александровна ходила на пикник с любимым внуком

За день до назначенной операции Нина Александровна ходила на пикник с любимым внуком

Поделиться

«Сначала она начала тревожно вздыхать, а потом успокоилась. Мы сказали ей: "Ты чего, наша девочка? Ты не обижайся, что мы пришли. Нина Санна, мы хотим, чтобы ты знала, что ты нужна нам. Чтобы ты не лежала и не думала, что ты ненужная и к тебе никто не приходит. Впереди еще столько хорошего. Ты должна встать, и мы вместе это сделаем". Она же всё слышит, понимаете».

Так друзья и коллеги рассказывают о Нине Кисляковой — бывшем директоре екатеринбургского детского дома № 7 (последнее время она работала завучем в спецшколе на Елизавете). Тогда они пришли к ней в первый раз после того, как случилась беда: во время подготовки к операции женщина впала в кому. Ее мозг испытал сильную гипоксию при интубации (введении в гортань специальной трубки, которая необходима для проходимости дыхательных путей при общем наркозе).

Эту грустную историю мы рассказывали осенью прошлого года, а теперь пообщались с родными и друзьями Нины Александровны, чтобы узнать, как она себя чувствует.

Сейчас Нина Кислякова сидит почти неподвижно в инвалидном кресле

Сейчас Нина Кислякова сидит почти неподвижно в инвалидном кресле

Поделиться

Близкие люди долго не могли поверить, что бойкая и жизнерадостная Нина Александровна теперь в таком беспомощном состоянии. Она прошла реабилитацию в Институте мозга, но ясное сознание к ней не вернулось.

После этого прошло еще несколько месяцев. Сейчас состояние женщины называют «малым вегетативным». В горле у нее трубка, которая нужна, чтобы в случае необходимости подключать отсос для скопившейся слизи. Питается Нина Александровна через гастростому. Но успехи всё же есть: ее сняли с аппарата ИВЛ, она сама начала держать голову.

Большую часть дня она неподвижно сидит в инвалидном кресле. За ней ухаживают муж и свекровь. Дважды в день приезжает сын: утром вместе перенести маму с кровати в кресло — и вечером обратно.

На стенах в квартире много фотографий Нины Александровны и детей

На стенах в квартире много фотографий Нины Александровны и детей

Поделиться

— Отец вообще круглосуточно здесь. Я приезжаю, чтобы сделать маме массаж рук и ног. Его надо делать, потому что иначе у нее деревенеет всё, — рассказывает сын Илья.

Кровать, кресло, гастростому и другие необходимые для жизни приспособления семья Кисляковых купила из своего кармана. Кроме того, много денег уходит на покупку лечебного питания — одна упаковка на неделю обходится в 8000 рублей.

— Сколько денег ушло на реабилитацию? Кто бы их считал. Примерно полмиллиона, — говорит свекровь Валентина Ильинична.

Улыбчивая и энергичная Нина Кислякова всегда следила за собой и старалась хорошо выглядеть. На веках осталась перманентная подводка, на ногтях — остатки последнего маникюра нежно-розового цвета. Поэтому каждая встреча с друзьями и коллегами, кто помнит ее такой, вызывает у женщины большое волнение — она начинает тяжело вздыхать, хрипеть и будто хочет закрыться.

Нина Александровна не может контролировать свое тело, поэтому ноги приходится связывать

Нина Александровна не может контролировать свое тело, поэтому ноги приходится связывать

Поделиться

— Мы понять не можем, узнаёт ли она тех, кто к ней приходит. Она точно узнаёт сына и внука. Внук рассказывает ей всё, бабушка очень любит его. Смотрит на него, кажется, что улыбается. Если что-то не нравится — покажет гримасу, — рассказывает Сергей, муж Нины Александровны.

Родные читают ей книги, включают музыку, которую она любила: звуки природы, и она будто бы оживляется. Друзья рассказывают свои новости. Им кажется, что подруга их тоже узнаёт, слушает их.

— Она нас узнала, мы это почувствовали по ее движениям. Услышав наши голоса, Нина Александровна пыталась отвернуться, хотела будто спрятаться. Для женщины, которая всегда была бодрой и боевой, наверное, не особо приятно, что мы видим ее в таком состоянии. Потом она внимательно слушала нас, пыталась что-то сказать, в какой-то момент по лицу покатились слезы, — делится приятельница Татьяна, которая вместе с коллегами из Главного следственного управления была шефом детдома, когда там работала Нина Кислякова.

Все приспособления для реабилитации семья купила на свои деньги

Все приспособления для реабилитации семья купила на свои деньги

Поделиться

После случившегося родные пытались добиться разбирательства, но не получилось.

— Адвокат подавал документы, чтобы возбудили уголовное дело, — рассказывает сын Илья. — Подавали заявления и в прокуратуру, и в Минздрав, но они переложили всё друг на друга. Нам отказали в возбуждении уголовного дела.

Друзья рассказывают, что женщина вела активный образ жизни

Друзья рассказывают, что женщина вела активный образ жизни

Поделиться

За здоровье Нины Александровны они бьются своими силами. Кроме лечения в Институте мозга возили ее в реабилитационную клинику доктора Волковой.

— Мама была там в декабре. В клинике Волковой с ней занимались ЛФК: поднимали руки, ноги, пытались ставить на ноги, — говорит свекровь Валентина Ильинична. — Сначала сказали, что потенциал есть. Рассказывают, что были пациенты, которые выходили из клиники своими ногами. Но для Нины врачи никаких гарантий дать не могут. Надо еще месяц там лежать, а это еще полмиллиона рублей, которых у нас нет.

Нина Александровна периодически закрывает глаза, будто засыпает

Нина Александровна периодически закрывает глаза, будто засыпает

Поделиться

Нину Александровну продолжают наблюдать в клинике Белкина, но уже по видеосвязи. Чтобы лечь туда на реабилитацию, тоже нужны деньги — такая же сумма, как в клинике Волковой.

— Квоты нет. Было две, но мы их использовали после выписки из больницы, — вздыхает супруг Нины Кисляковой. — Там говорят, что начать новый этап можно будет, когда наступит другая стадия — если она начнет следить взглядом, но пока этого нет. Говорят, надо время.

Другой вариант реабилитации — поехать в НИИ в Москву, это тоже огромные деньги.

Воспитанники детдома, где работала Нина Александровна, шокированы тем, что с ней произошло. Она была для них как мама, поддерживала и помогала даже после выпуска.

Друзья, которые хорошо ее знали, уверены, что она выкарабкается и победит болезнь своим жизнелюбием, пробивным характером.

Родные круглосуточно находятся рядом

Родные круглосуточно находятся рядом

Поделиться

— Работа для нее значила очень много. Оставалась часто до ночи. Бывало так, что поработает до шести-семи вечера, а потом детишки бежали к ней, рассказывали, как день прошел. И вот они сидели, пили чай, — говорит Катерина, коллега из детского дома. — Она могла быть с детьми на одной волне. Поиграть, помочь с уроками. Она же учитель русского языка по образованию, и в работе директора ей это не мешало. Она находила время на всё, и в футбол с ребятами играла. Она самая позитивная и солнечная женщина. Если что-то случилось, она всегда говорила: «Сейчас всё исправим, сейчас всё сделаем. Вот и решили вопрос, что ты переживала?»

Мы рассказывали трагическую историю, которая произошла с Ниной Кисляковой. Она вызвала скорую из-за болей в животе, сама дошла до приемного покоя, а уже через несколько часов ее сыну сообщили, что мама в коме.

Прочитайте также историю врача из Тулы, которого парализовало из-за неправильного диагноза, поставленного коллегами. Его считали безнадежным, отказывались принимать в медицинских центрах, но благодаря уральским врачам он встал на ноги.

Новости РЎРњР?2
Новости РЎРњР?2