25 октября понедельник
СЕЙЧАС +3°С

«У меня партнер отжал производство». Шесть историй уральцев, которые решились открыть маленький бизнес

Мы узнали, что изменилось в жизни героев после публикации на E1.RU

Поделиться

Героями рубрики «Маленький, но гордый бизнес» становятся предприниматели из Екатеринбурга и Свердловской области

Героями рубрики «Маленький, но гордый бизнес» становятся предприниматели из Екатеринбурга и Свердловской области

Поделиться

Шесть лет назад мы открыли рубрику «Малый, но гордый бизнес». В ней мы собираем истории предпринимателей, которые ушли из найма, чтобы запустить свое дело. И часто бывает, что на первом этапе всё идет хорошо, но через год-два случается кризис (а в 2020 году была пандемия) и всё заканчивается.

Мы пообщались с некоторыми из героев нашей рубрики «Маленький, но гордый бизнес», чтобы узнать, как у них обстоят дела, как они пережили пандемию и как планируют развивать свое дело. День Весны и Труда, пожалуй, лучшее время для такого материала.

Артём Баталов, Echidna: «Оборот вырос больше чем в десять раз»


Артём Баталов — один из самых позитивных героев рубрики «Маленький, но гордый бизнес». В последний раз мы общались с ним летом 2017 года, когда он рассказывал о том, что у него всё круто.

— За эти 4 года всё кардинально изменилось: мы переехали в большое помещение (около 100 квадратных метров), закупили много оборудования (например, термопресс, брусовочную машину, американскую швейную машину). Плюс у меня сейчас трудятся помимо меня еще 3 мастера. При этом люди постоянно пишут и просятся на работу, — описал положение дел Артём.

По сравнению с тем временем оборот вырос больше чем в 10 раз. Основным каналом так и остался Instagram, а большая часть клиентов — физические лица. Всего около сотни заказов в месяц, а клиенты есть по всей стране, даже в Анадыре (Чукотка).

По словам Артёма, с октября прошлого года Echidna постепенно уходит в более дорогой сегмент.

— Мы практически полностью отказались от использования российской кожи, отдавая предпочтение итальянской и французской. Или раньше была китайская нитка, а теперь итальянская и английская. Это совсем другое качество. Но и себестоимость стала значительно больше. Плавать в экономе не очень интересно. Из-за этого часть клиентов отвалились, — пояснил Артём.

Для сравнения, ремешок для часов раньше стоил 1500–2000 рублей, а сейчас — 3500 рублей. Но это всё из-за более дорогих материалов.

Первая неделя пандемии для Echidna была очень грустная — тогда отвалились все заказы.

— Даже обложку для паспорта никто не заказал. Предлагали шить маски. И я купил бытовую швейную машинку и стал делать маски. В итоге за час сшил штуки четыре, плюнул на это дело и отвез машинку домой. И потом вдруг заказы поперли, — вспоминает Артём.

Он мечтает открыть собственный небольшой магазинчик. Но пока отпугивает высокая стоимость аренды.

— Слишком рискованный бизнес: вдруг спрос упадет, а аренду платить надо будет. Плюс очень бы хотел поставить линию по производству ремней. Но на это надо два-три миллиона рублей, — говорит Артём.

Также он планирует отойти от непосредственного участия в производстве.

— Мне надо взять еще одного человека, чтобы перестать самому шить изделия. Из-за этого не хватает времени на административную работу. Сейчас 50% трачу на шитье, а 50% — на другие задачи, — отметил Артём.

Ольга Судакова, «Теплодров»: «После выхода материала партнер отжал у меня бизнес»


В декабре 2017 года мы рассказывали про необычный бизнес Ольги Судаковой (тогда еще Прокопенко), которая вместе с партнером наладила производство и продажу дров. Ежемесячно реализовывали по 600 кубометров. В планах было увеличить их до 3–5 тысяч кубов, а также начать самостоятельно заготавливать лес.

— Но буквально сразу после выхода репортажа мой партнер отжал у меня бизнес — оставил себе производственную базу. И мне пришлось начинать буквально всё с нуля. Он пытался вытеснить меня с рынка, рассказывая, что я больше не занимаюсь дровами, — вспоминает Ольга.

Уже в январе 2018 года удалось запустить новую базу в Арамиле: там арендовала площадку, закупила лес, оборудование и стала снова продавать дрова. Но в итоге через несколько месяцев Ольга решила отказаться от собственной производственной базы.

— Я пришла к выводу, что иметь собственное производство оказалось не слишком рентабельно. Оно отнимает слишком много времени, денег и нервов. Я решила изменить модель бизнеса: стала сотрудничать с несколькими производствами в Екатеринбурге, где берут дрова. Я сосредоточилась на маркетинге, продажах и доставке. Посчитали, что именно это ключевые составляющие, — рассказала Ольга.

По ее мнению, по-прежнему порог для вхождения очень маленький — каждый может купить оборудование и начать делать дрова.

— Теперь мы сотрудничаем с поставщиками по всей стране. Можем доставить практически в любом городе России. При этом контролируем качество доставки до момента получения их клиентами. По сравнению с 2018 годом оборот вырос в пять раз, — отметила Ольга.

Также она сейчас занимается и другими проектами. Один из них — проведение девичников. Плюс занимается консультациями для предпринимателей, а также помогает супругу развивать портал по фотостудиям.

Михаил Зернин, Zernin handcrafted: «В 2019-м думал закрыть бизнес»


Долгое время Михаил Зернин работал внутренним корпоративным тренером, но уже без малого пять лет занимается торцевыми разделочными досками. И долгое время всё шло очень хорошо.

В 2018 году я переехал из коворкинга в свою отдельную столярку, так как там были ограничения по времени, не хотелось ждать в очереди за станком. Пришлось докупать всё оборудование: приобрел несколько станков за 300–400 тысяч рублей. Почувствовал, что тут совсем другая аренда, — рассказал Михаил.

Но в 2019 году случился очень сложный момент, когда Михаил был в шаге от закрытия бизнеса.

— Весной всегда провал по заказам — обычно в апреле очень сильно падает. Плюс какие-то семейные моменты. Пара месяцев были очень тяжелые. Но я в самом начале себе сказал, что буду идти до конца. Как бы тяжело ни было. Такая установка была, и решил ей следовать, — описал ситуацию Михаил.

В 2019 году он стал добавлять новые продукты (например, держатели для ножей разных форматов), а также стал браться за сложные индивидуальные заказы — сложные столы.

— Или ящик для сигар, который называется хьюмидор. Я даже слова такого не знал. Специфическая штука. Но есть люди, которым они нужны. В среднем 2–3 заказа в год. Они стоят по 30–40 тысяч, но это реально сложная технически штука. В том году было много шахматных досок. Возможно, повлиял выход сериала «Ход королевы», — подметил Михаил.

Сейчас у него есть один подмастерье. С 2018 года оборот увеличился в два раза.

— В пандемию я ожидал полного нуля и новых мыслей о том, чтобы закрываться. Получилось же всё наоборот. В итоге 2020 год очень хорошо прожил. В том году в апреле всё росло. Сейчас активно расширяю шахматное направление — делаю не только доски, но и фигурки. Первые опытные образцы уже вышли. Стараюсь уходить в более дорогой сегмент, — отметил Михаил.

Сейчас 60% продаж приходится на Европу и Америку, а только 40% — Россия.

— Там ценят ручной труд, у них немного другое отношение к тем, кто работает руками. Они готовы за это платить. В этом году хочу продать около сотни комплектов шахмат, — поделился планами Михаил.

Дмитрий Госьков, «Ремесленный двор»: «Мы организовали школу по обучению столярному делу»

В июле 2020 года на E1.RU вышла статья про семейный бизнес Дмитрия Госькова и Светланы Акуловой. Они открыли столярный коворкинг на Онуфриева — здесь каждый может арендовать рабочее место со всеми необходимыми инструментами по дереву.

Ради создания мастерской Дмитрий и Светлана бросили свою прибыльную работу — интернет-магазин, первое время трудились в убыток, но сейчас клиентов всё больше.

— Мы по-прежнему занимаемся обучением, проводим детские мастер-классы — их стало больше. Мы даже организовали небольшую школу по обучению столярному делу, сейчас идет пробная группа. Взрослые тоже стали хорошо ходить, у нас начал базовый курс продвигаться. У людей побольше времени стало, а когда погода плохая, вообще полные группы набираются, — рассказал Дмитрий.

Спустя девять месяцев после статьи мастерская стала проводить выездные мастер-классы. Дмитрия уже приглашали на фабрику мебели, где он учил гостей делать ящики для вина. В мечтах — освоить новые направления и расширить штат.

— Хотелось бы взять еще педагога, но пока нет подходящих кандидатур. Вообще сложно кого-то найти на такую работу. Даже если есть хорошие мастера, они редко берутся за обучение и мастер-классы, — признается Дмитрий.

Наталья Погудина,

фигуры из бумаги Polygonal Paper: «Я вышла из декрета»

Историю выпускницы УралГАХА Натальи Погудиной мы рассказывали летом 2020 года. Мастерская Polygonal Paper выпускает интерьерные украшения из бумаги. Идея пришла в 2013 году неожиданно: по пути в архитектурно-художественную академию, куда тогдашняя выпускница несла подарок научному руководителю — сделанную своими руками бумажную голову оленя.

Производство наборов для творчества Наталья с командой поставили на поток. Особенно много заказов поступает перед Новым годом. За время, что прошло после выхода публикации, в мастерской увеличился штат — теперь здесь трудится пять человек: два дизайнера, проектировщик по металлу, директор по производству и руководитель — сама Наталья.

— Мы расширяемся, тут влияет еще то, что я смогла погрузиться в процесс — вышла из декрета, — говорит Наталья. — Мы планируем 1 июня впервые открывать свою выставку. Она будет в галерее «Тесто» на Луначарского — Ленина. Там хотим представить все наши скульптуры, а еще провести мастер-класс для детей по сборке масок тигра.

За почти десять месяцев в ассортименте онлайн-магазина появилось множество новых моделей. Среди последних — маски морских обитателей — акул и осьминогов. Вскоре чертежи появятся на сайте, а пока на образцы можно посмотреть в Instagram.

Интересно, что статью про команду Polygonal Paper помнят до сих пор. По словам Натальи, иногда их даже узнают в лицо.

— Недавно мы искали, где производить наши детали из металла, один человек нас узнал, сказал, что читал на Е1, пообещал, что сделает заказ подешевле, — рассказала Наталья.

Павел Корба: «У нас теперь крупное производство»


После выхода статьи о строительном бизнесе Павла Корбы в редакции E1.RU еще несколько дней разрывался телефон — читатели требовали связать их с героем: в пандемию резко вырос интерес к строительству и загородному жилью.

Павел делает дома из сруба по технологии Post and Beam, собирая каркас без единого гвоздя. За год бизнес серьезно подрос.

— Мы переехали на новую базу возле аэропорта Кольцово. У нас теперь крупное производство. Раньше у нас была арендованная площадка, а теперь своя, к тому же больше на два гектара, — говорит Павел.

Подрос и штат строителей. Теперь в команде не четыре, а десять человек. Они могут взять на себя в два раза больше заказов.

— В целом портфель заказов увеличился и растянулся. Сейчас, в апреле, мы принимаем заказы уже на январь 2022 года. Строим в основном дома загородные, бани, — говорит Павел.

А вот крупный проект — заграничного экоотеля, которому Павел собирался посвятить несколько месяцев работы, пока не осуществился.

— Из-за коронавируса мы пока не смогли уехать, но отель сейчас находится в процессе проектирования. Поедем или нет в ближайшее время, будет зависеть от обстановки эпидемиологической, — уточнил герой.

Несмотря на общий подъем заказов, цены Павел радикально менять не стал — говорит, следит за экономической ситуацией в стране. Видно, что платежеспособность населения снижается.

Следить за новыми сериями проекта можно в специальном разделе E1.RU. Там можно вдохновиться историей парней, которые построили бизнес на одежде из секонд-хенда, или семейным делом семьи из Тавды, что зарабатывает на производстве иван-чая.

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК13
  • СМЕХ1
  • УДИВЛЕНИЕ2
  • ГНЕВ2
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Интересны истории о местных предпринимателях? Подпишись на статьи по этой теме и получай их по почте
Loading...
Loading...