26 октября вторник
СЕЙЧАС +1°С

Свидетель по делу Лошагина Олег Аксёнов: "Ключи от Audi Димы и Юли лежали под дворниками, а охрана паркинга "снималась" после 10 утра"

На суде знакомый екатеринбургского фотографа рассказал про техническое помещение, где была убита модель, а также о том, куда после преступления пропала чёрная иномарка.

Поделиться

Сегодня в Октябрьском суде продолжился допрос свидетелей по делу Дмитрия Лошагина, обвиняемого в убийстве своей жены – модели Юлии Прокопьевой. На этот раз показания давал специалист по ремонту автомобилей Олег Аксёнов. Он несколько лет арендовал у фотографа подземный гараж в доме, где располагался лофт Лошагина, в котором прошла вечеринка, закончившаяся гибелью Прокопьевой. 

Прокурор: Олег Владимирович, в каком году вы познакомились с Лошагиным и в связи с чем?

Аксёнов: В 2008-м. Он ремонтировал автомобиль свой у меня. Я занимаюсь профессиональным ремонтом авто и мототехники.

Прокурор: А где у вас располагалась… станция по ремонту?

Аксёнов: Ну, я на тот момент возглавлял подразделение Nissan, Infiniti на Гурзуфской, 11. Он (Лошагин. – прим. ред.) проходил у меня обслуживание, тогда и познакомились.

Прокурор: После этого ваше общение продолжилось?

Аксёнов: Да. Я ряд фотосессий проходил у него. И с 2010-го… да, с 2010 года я арендовал его гараж.

Прокурор: Где?

Аксёнов: Белинского, 32.

Прокурор: В этом гараже чем занимались?

Аксёнов: Ремонтом, тюнингом мотоциклов и иногда автомобилей.

Прокурор: Ремонтом автомобиля Лошагина занимались?

Аксёнов: Конечно.

Прокурор: Его супруги?

Аксёнов: Юля давала иногда свою машину ремонтировать, но не всегда. Потому что предпочитала ездить в сервисы, которые считала профессиональными.

Прокурор: Вернёмся к прошлому году. В прошлом году вы присутствовали на вечеринке?

Аксёнов: Конечно.

Прокурор: Дату помните?

Аксёнов: 22-е, по-моему. Августа.

Прокурор: Долгое ли время вы там находились. С кем пришли?

Аксёнов: До без пятнадцати десять вечера, со своей гражданской супругой Наташей Ливановой.

Прокурор: Какие-то скандалы, конфликты во время вечеринки были? Может быть, у Лошагина с его супругой?

Аксёнов: Да ровно всё было, как всегда. Без особых… Я ничего такого не скажу.

Прокурор: Когда вы уходили, попрощались с хозяевами?

Аксёнов: Да, обязательно, конечно. Пожали руки, все на балконе были.

Прокурор: Все, это кто? Прокопьева и Лошагин?

Аксёнов: Юля там точно была. Дима приходил и уходил, наверное. Левинсоны были.

Прокурор: Кто?

Аксёнов: Левинсоны, чета.

Прокурор: Элинсоны, может быть?

Аксёнов: Да. Правильно. Ещё, наверное, кто-то был.

Прокурор: Юля была в каком состоянии в тот вечер?

Аксёнов: В весёлом.

Прокурор: А Дмитрий?

Аксёнов: Дима был сосредоточен. Он мероприятие вёл.

Прокурор: С Лошагиным в тот вечер общались?

Аксёнов: Да, наверное. Обсуждали, какое мероприятие. Так, парой фраз перебросились. Дима, когда ведёт вечеринки, он обычно такой… неразговорчивый.

Прокурор: Спиртное употреблял Лошагин?

Аксёнов: Не скажу ни "да", ни "нет". Не наблюдал за ним.

Прокурор: К вам Лошагин обращался по поводу ремонта своего автомобиля Audi ТТ?

Аксёнов: Чёрного? Да. Потому что, когда он в семье появился…

Прокурор: А когда это было по времени?

Аксёнов: В начале лета. Ремонт был обсуждён по чёрному автомобилю, по Audi ТТ. Приехал Андрей Логвиненко, маляр мой, насчитал труд тысяч на пятьдесят, что-то снять надо было ещё, какие-то цыганские элементы… И всё обсудили по деньгам и отложили на безвременье. Пока не созреют они. Потому что у них две машины было.

Прокурор: Вторая машина какая?

Аксёнов: Белая ТТ. И получается, в выходной после вечеринки, Дима позвонил и сказал, что можно ремонтировать.

Прокурор: Время какое было?

Аксёнов: Дневное, очевидно. Так… Я отдал Андрею ключи от гаража. Андрей забрал машину и отогнал в Пышму на Огнеупорщиков.

Прокурор: Ключи вам Лошагин передавал от автомобиля?

Аксёнов: Ключи всегда на лобовых стёклах авто лежали. Потому что проход был узкий, проход был один. У меня мотоциклы стояли. И нам надо было разменку делать иногда. Они не забирали ключи. На лобовых стёклах всегда ключи лежали.

Прокурор: Кто оставлял так ключи. Все?

Аксёнов: Хозяева. Чета Лошагиных.

Прокурор: А их машины где находились?

Аксёнов: Стояли в гараже.

Прокурор: Вход в гараж свободный?

Аксёнов: По брелоку, по инфракраснику.

Прокурор: То есть через ворота?

Аксёнов: Ну, да. Две шторки. Основная и персональная.

Прокурор: Из подъезда можно попасть в гараж?

Аксёнов: Там входов пять, наверное, из подъезда. С разных сторон.

Прокурор: Вам позвонил Лошагин. Сказал, что готов к ремонту...

Аксёнов: Да, наконец-то созрел. Сказал: "Всё, забирайте, ремонтируйте". Я ещё спросил: а что с ключами. Он ответил: "Да они на лобовом стекле лежат, на дворнике".

Прокурор: По поводу Прокопьевой вам Лошагин что-то говорил?

Аксёнов: То, что Юля поехала отмечать дальше, пока время есть.

Прокурор: О том, как прошла вечеринка, что было после неё, говорили?

Аксёнов: Только то, что всё нормально.

Прокурор: Прокопьева-то куда уехала? В ходе разговора вам это стало известно?

Аксёнов. Куда-то уехала отмечать. Весело проводить время.

Прокурор: После вечеринки или на другой день?

Аксёнов: Не знаю. Не помню я. Это не моя женщина, я что буду интересоваться.

Прокурор: Я просто спрашиваю, о чём был разговор. Так, забрали машину. Дальше что?

Аксёнов: Всё, он уехал в Пышму. А я знаю, что Логвиненко (маляр, нанятый Аксёновым. – прим. ред.) без предоплаты не работает. Но предоплата от Димы не поступила, а Логвиненко от одной трети до половины берёт. Они меня тут пинали, что да что с этими деньгами, что с ремонтом, а я: вот-вот, скоро, и, собственно, Диме эти вопросы переадресовал. А потом неделя, по-моему, прошла, и Дима сказал: "Надо машину вернуть". И всё. Я Николаю сказал: кто поедет машину возвращать, Андрей или Коля?

Прокурор: Подождите. Давайте по фамилиям…

Аксёнов: Хорошо. Николай Голиков, Андрей Логвиненко. В итоге Николай Голиков прикатил машину на Белинского. К гаражу.

Прокурор: Своим ходом?

Аксёнов: Конечно. Она на ходу была. Мы вообще к ней не притронулись.

Прокурор: Где он оставил эту машину?

Аксёнов: Перед большими чугунными воротами, которые примыкают к детской площадке.

Прокурор: А почему именно там?

Аксёнов: Ну, очевидно, Дима попросил так. Он её поставил на сигналку, ключи в багажник бросил и всё.

Прокурор: Лошагин просил вас оставить машину на улице?

Аксёнов: Перед воротами, он сказал.

Прокурор: Въезд в гараж охраняется как-то?

Аксёнов: Он охраняется, когда деньги платят. Сидят, шлагбаум поднимают. А так, сколько раз было: и ворота нараспашку, и шлагбаум сломан. Там охрана-то так себе.

Прокурор: Видеонаблюдение осуществляется?

Аксёнов: Пфф… наверное. Осуществлялось. Но я вот помню, они жаловались: там машину поцарапали, тут. У них сперва два дня пишет, а потом затирает эти записи, и спросу нет ни с кого. Им так вот приходили с жалобами. "У нас что общая шторка была сломана, что персональная. Откроется и всё". Всё нараспашку. Вот такая вот охрана.

Прокурор: В итоге машину-то ремонтировали?

Аксёнов: К машине не притронулись вообще. Потому что не было предоплаты.

Прокурор: В гараже у Лошагина на стеллажах вы видели какие-то коробки большие? Контейнеры?

Аксёнов: Там барахло какое-то лежало его. Коробки? Наверное.

Прокурор: А так называемые икеевские контейнеры. Пластиковые? Может быть, в них что-то лежало, аппаратура какая-нибудь?

Аксёнов: Наверное, его аппаратура вся. Потому что она из студии перекочевала в этот стеллаж.

Прокурор: Когда Лошагин позвонил вам и попросил забрать автомобиль, он пояснил, где находился?

Аксёнов: Откуда забрать?

Прокурор: С Белинского, 32. Чёрную Audi.

Аксёнов: Он никогда не объясняется, и я с него не спрашиваю.

Прокурор: Кто вернул автомобиль Лошагину?

Аксёнов: Николай Голиков.

Прокурор: А ключи от автомобиля куда дели?

Аксёнов: Это трёхдверный автомобиль, Ставишь на сигнализацию, замочек закрываешь, багажник открываешь сразу. Бросаешь ключи туда и закрываешь. Всё. И он стоит на стоянке.

Адвокат: Как часто вы брали у Лошагиных автомобили и ремонтом занимались?

Аксёнов: По их просьбе. Я сам ремонты не инициировал.

Адвокат: Сколько раз, начиная с 2010 года, вы ремонтировали автомобили Лошагиных?

Аксёнов: BMW была красная. Её красили. По ходовой делали кто что. Фильтры, масляный сервис. По электрике какие-то лампочки меняли. На ТТ на чёрной я точно помню, что указатель поворота я менял. Масло, по-моему, один раз.

Адвокат: Раз в полгода? Раз в квартал?

Аксёнов: Раз в квартал, наверное.

Адвокат: Расскажите механизм: как вы забирали машины до автосервиса и как возвращали?

Аксёнов: Дмитрий скажет: "Я готов, есть коридор времени, занимайся". И столько-то времени на ремонт. Я прикидываю, успею ли я уложиться в этот коридор или нет. После либо соглашаюсь, либо отказываюсь.

Адвокат: То есть он звонил вам по телефону?

Аксёнов: Да. Либо так меня в гараже ловил. И говорил, что он готов и у него есть время и деньги. А я уже понимал по сложности ремонта: уложусь или не уложусь. Потому что им вместе надо было ездить обоим на этих двух машинах.

Адвокат: Машины забрали вы сами?

Аксёнов: Да.

Адвокат: Как возвращали?

Аксёнов: У меня пульт от гаража был. Как выехал, так бы и заехал.

Адвокат: Вы сказали, что Дмитрий высказал просьбу оставить машину перед воротами? Можете уточнить, как эта просьба выглядела?

Аксёнов: Точно помню, сказал, верните машину. Ну, надо, так надо. Сказал: "Поставьте перед воротами". Я не придал этому значения ни тогда, ни сейчас. Потому что это один из рабочих моментов. Откатил на ремонт, вернул.

Адвокат: А вы могли заехать на территорию?

Аксёнов: Николай был за рулём. Он, скорее всего, не поехал бы туда.

Адвокат: Почему?

Аксёнов: Он и так уже на психе был. Он остался без заработка.

Адвокат: Но возможность проехать через охрану на территорию у вас была?

Аксёнов: Да. Они смотрят номер, у них списки. Открывают калитку и всё. А по вечерам у них один охранник. Он уходил в подъезд, на лифт вставал. И "снимался" со шлагбаума. Поднимал его и всё.

Адвокат: По поводу охраны. Вы говорите, что видеонаблюдение всё-таки было, но там постоянно бились автомобили, и определить, кто виновник, было невозможно.

Аксёнов: У них типа на серваке короткая память была. И никакого спроса с них вечно. Там и места чужие занимали.

Адвокат: Откуда вам это известно?

Аксёнов: Как? Я в гараже работал. И видел, и слышал сколько раз…

Адвокат: Видели, как?

Аксёнов: Ну как. Вот ему (Лошагину. – прим. ред.) крышу на BMW "причесали". Следующий этот, сосед. Взял и вмял ему крышу шторкой (автоматических ворот. – прим. ред.). И там ни датчиков, ни эхолотов, ни видеозаписей. Охрану вызвали, решали-решали, но он так за свои деньги красил BMW потом. И никакой доказательной базы.

Адвокат: Вы знаете Лошагина уже значительное время. Как вы его можете охарактеризовать?

Аксёнов: Спокойный, сдержанный, интеллигентный. Лишнего не позволяет себе. Учтивый. Человек слова.

Адвокат: А Юлю Прокопьеву?

Аксёнов: Весёлая, целеустремленная. Поговорить любит.

Адвокат: Часто вы с ней общались?

Аксёнов: Мы не были друзьями. Так. Я вот каждый день в гараже. Ей каждый день надо ездить. Пару фраз скажет и всё.

Адвокат: Вы её когда-то видели с синяками?

Аксёнов: Не видел. Она всегда в одежде приходила в гараж и уходила.

Адвокат: Может быть, она жаловалось на свою жизнь?

Аксёнов: Нет. Это настолько был жизнерадостный человек. Она ни на что не жаловалась. Вообще.

Адвокат: Может быть, на Диму?

Аксёнов: Нет.

Адвокат: Видели ли вы совместную работу Юлии и Дмитрия?

Аксёнов: Что такое совместная работа?

Адвокат: Насколько известно, Юля могла работать и визажистом. Дмитрий фотограф…

Аксёнов: Я только слышал об этом. Видеть - не видел. Слышал, что Юля до причёсок добралась наконец-то, макияжа. Показывала фотографии она в Москве. Экс-"Стрелки", группа, девчонка такая тёмненькая. Юля ей макияж делала.

Адвокат: Как часто вы общались с Дмитрием и Юлей?

Аксёнов: Часто. Если я гараж снимал у них.

Адвокат: О личной жизни Дмитрий вам что-то говорил?

Аксёнов: О своей? Нет, наверное… Не помню. Он ведь закрытый человек. Много не рассказывает.

Адвокат: А Юля?

Аксёнов: Мы с ней не были друзьями. Ей не было резона меня во что-то просвещать.

Адвокат: Вы знаете, что в лофте есть техническое помещение (именно там, по версии следствия, Лошагин убил свою жену. – прим. ред.) и выход на крышу?

Аксёнов: Конечно. Курилка там. И супом пахнет с других квартир всегда. С вытяжки.

Адвокат: Вы в этом техническом помещении бывали?

Аксёнов: Да, покурить когда надо было.

Адвокат: А в вашем присутствии Дима часто заходил в это техническое помещение?

Аксёнов: Нет. При мне вообще ни разу не заходил. У него же администраторы там были. Они следили.

Адвокат: А в какое время вы ушли с вечеринки?

Аксёнов: Без пятнадцати десять вечера.

Адвокат: А много народа тогда оставалось?

Аксёнов: Одна треть, наверное. Человек двадцать-тридцать.

Адвокат: Вы на самом концерте присутствовали? Что интересного было на сцене?

Аксёнов: Четыре клоуна.

Адвокат: А что ещё запомнилось?

Аксёнов: Как я вино носил дамам всё время. Белое, красное, шампанское. Закуски кончились к первому действию уже.

Адвокат: Дмитрий Лошагин кому-либо цветы дарил?

Аксёнов: Да. Юле. Он любил её. Это красивый жест был с его стороны. Он умел это.

Адвокат: А ещё кому-то цветы дарил?

Аксёнов: Дима? Не видел.

Адвокат: Тематика какая была вообще у этой тусовки?

Аксёнов: Цветы, что-то для омоложения, и картинная выставка была. Картины какие-то авангардные висели по стенам.

Адвокат: А в конце вечера вас приглашали на крышу?

Аксёнов: Нет. Но я знаю, что через курилку туда есть выход. Мы сколько раз салют оттуда смотрели на 9 Мая. Я там бывал много раз.

Адвокат: На конец августа стеллаж в гараже был полностью заполнен вещами Лошагина.

Аксёнов: Да. Полностью. Ещё столик стоял, и на нём какое-то барахло лежало.

Адвокат: А что хранилось в гараже?

Аксёнов: Вещи со студии, когда он её в аренду сдавал. Но я не знаю, что там было. Я не имею привычки копаться в чужих вещах.

Адвокат: Вы видели, чтобы он сам туда что-то приносил?

Аксёнов: Грузчики в основном приносили. Ребята молодые. У него (Лошагина. – прим. ред.) нога же была сломана.

Адвокат: На тот момент, когда забирали чёрную машину, у вас ключи от паркинга были?

Аксёнов: Да. Я их отдал Андрею.

Адвокат: Насколько я понимаю, было два ключа. Один от паркинга и второй от гаража.

Аксёнов: Один от общей шторки. От внешней. И второй – от внутренней.

Адвокат: Рядом с первыми, внешними, воротами на улице парковка есть?

Аксёнов: Да. Вдоль забора боком.

Адвокат: Если поставить автомобиль возле шторки, ворот, непосредственно у входа в гараж, кому-либо будет перекрыто движение? Достаточно ли там места для разъезда?

Аксёнов: Там сразу коллапс будет. Там же два въезда. Один на минус первый уровень, и у нас на минус второй.

Адвокат: А если спуститься в паркинг и непосредственно перед гаражом поставить машину, кому-либо движение будет перекрываться?

Аксёнов: Всем, кто стоит там дальше. Там большой паркинг. Но машины тогда уже туда не проедут.

Адвокат: Достаточно там места для разъезда?

Аксёнов: Я один раз видел, Opel прижимали к воротами этим, зеркала убирали. И едва-едва протиснулись. Потому что там колонны.

Адвокат: Чтобы вам попасть на территорию, вам нужно было что-то говорить? Или охранникам было достаточно увидеть машину?

Аксёнов: Лично мне?

Адвокат: Кому бы то ни было, кто был за рулём машины с номером "О11".

Аксёнов: Охранники только до обеда охранные свои функции исполняли. Выходили, спрашивали, если левый кто-то заезжает. А потом – всё. После десяти они "снимались" и открывали шлагбаум.

Адвокат: То есть было свободно?

Аксёнов: Конечно, там сквозняк...

Адвокат: На тот момент, когда машина вернулась, у вас были ключи от гаража?

Аксёнов: Наверное, были.

Лошагин: Олег, скажите, бывало, вы в гараже ремонтировали другие машины. Мои автомобили вы обычно куда переставляли? Я имею в виду на улицу.

Аксёнов: Сбоку вдоль красной стены. Где твои таблички висели "Лошагин-лофт".

Лошагин: У ворот, у въезда в паркинг?

Аксёнов: Да.

Лошагин: Следственные органы оказывали на вас давление?

Аксёнов: Нет.

Лошагин: Спасибо.

Судья: Вспомните, когда вы вернули чёрный автомобиль?

Аксёнов: В конце недели после вечеринки забрал. И через неделю вернул. Это либо суббота, либо воскресенье.

Судья: После вечеринки Лошагин вашу подругу, сожительницу, фотографировал?

Аксёнов: Да. У нас фотосессия была.

Судья: Она была до возвращения автомобиля?

Аксёнов: То ли среда, то ли четверг был. Через неделю после вечеринки или две. Не помню точно.

Судья: Было ли распределение, кто на каком автомобиле будет ездить?

Аксёнов: Первым появился, конечно, чёрный. И Юля сразу: "Вот это моя машина, я на ней буду ездить". А потом появился белый. И она, конечно, в него влюбилась и только на белом двигалась.

Судья: Но была какая-то регламентация. Или, бывало, менялись они?

Аксёнов: Да, конечно, менялись.

Судья: А выездов из гаража сколько?

Аксёнов: Один.

Судья: Там машины задом ставили?

Аксенов: Да. Передом не заедешь в гараж. Колонны мешали.

Судья: Получается, могло быть так, кто первым встал, тот на первом автомобиле и поехал?

Аксёнов: Да. В три приёма назад в гараж встаёшь. Очень проблемно.

Судья: А сколько брелоков от ворот было?

Аксёнов: У меня. У Димы был. У Юльки точно был.

Судья: Они были на той же связке, что и ключи от автомобиля?

Аксёнов: Всегда раздельно.

Судья: Сигнализация штатная, заводская была?

Аксёнов: Да. У них не было дополнительного ничего.

Судья: Документы на машины где хранились?

Аксёнов: Всегда в козырьке. В кармашке.

Судья: Если, когда вы забирали машину на ремонт, автомобиль стоял ближе к выезду…

Аксёнов: Чёрный.

Судья: Да. А второго не было? Или был?

Аксёнов: Если бы были "траблы" с перестановкой автомобилей, Андрей бы сказал об этом. Он сел в чёрный и уехал.

Судья: Сел в чёрную машину, которая стояла ближе к выезду?

Аксёнов: Совершенно верно.

Судья: Соответственно, была ли там белая, вы не можете сказать? А если чёрная стоит у выезда, то белой нет? Была ли практика перестановки автомобилей?

Аксёнов: Конечно, хозяева переставляли машины. Более того, там есть карман рядом со шторкой. Вернее, с их боксом. Туда можно задом спятить и выкатить спокойно. И вторую туда закатить. Всё.

Адвокат: После 22 числа сколько раз вы виделись с Лошагиным?

Аксёнов: Как был в гараже, так и виделся. У меня там мотоциклы стояли. Отдавал что-то, принимал.

Адвокат: В каком состоянии находился Лошагин?

Аксёнов: Трезвый был точно.

Адвокат: Я имею в виду, был ли он чем-то озабочен.

Аксёнов: Не помню.

Адвокат: После известных событий вы пользоваться гаражом прекратили?

Аксёнов: Прекратил. Это было в понедельник, следственная бригада пришла. Я как раз с приятелем пришёл и ещё спросил у них, у меня три мотоцикла там стояли, можно работать или нет. И один из них сказал: "Ну, наверное, нет". Закрыли гараж и всё.

Адвокат: Audi сколько в гараже тогда стояло?

Аксёнов: Обе.

Адвокат: Ближе к выезду?

Аксёнов: Чёрная.

Адвокат: И ключи были на месте?

Аксёнов: Да. На лобовых стёклах.

Адвокат: При обычном расположении автомобилей в гараже, какое между ними было расстояние?

Аксёнов: Чтобы пройти и не шоркнуть бампер штаниной.  

Адвокат: Этой дистанции достаточно, чтобы багажник любой из них открыть?

Аксёнов: На задней точно не откроешь. А на этой… Мерять надо, не скажу сразу.

Адвокат: От ворот в бокс до выхода в подъезд расстояние какое?

Аксёнов: Метра три-четыре.

Адвокат: А лифт с какого вызывается?

Аксёнов: По-моему, с минус первого.

Адвокат: То есть сначала нужно подняться по лестнице?

Аксёнов: Да.

Адвокат: Из гаража, минуя пост охраны, можно на 17-й этаж попасть?

 Аксёнов: Да. Можно, по-моему.

Адвокат: Вы в это техническое помещение ходили курить. Со стороны площадки 17-го этажа дверь запиралась?

Аксёнов: Ни разу её запертой не видел.

Адвокат: Если какие-либо камеры видеонаблюдения напротив гаража обвиняемого?

Аксёнов: Там три штуки стоят. Если спиной стоять к гаражу.

Адвокат: А они рабочие?

Аксёнов: Не знаю. 

Допрос следующих свидетелей состоится 30 сентября в 11:00. 

Фото: пресс-служба СКР по Свердловской области; Артём УСТЮЖАНИН / E1.RU

По теме (13)

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Екатеринбурге? Подпишись на нашу почтовую рассылку
Loading...
Loading...