Все новости
Все новости

«Действовал абсолютно хладнокровно». Как поймали убийцу из самой лютой банды на Урале

Сутенеры задушили и закопали не менее 15 девушек, массовое захоронение прозвали «кладбищем невест»

Чтобы раскрыть дело об убийстве предпринимательницы, оперативникам пришлось пойти на хитрость

Поделиться

Мы продолжаем публиковать криминальные истории из «уральского Чикаго» — Нижнего Тагила. Сегодня расскажем, как удалось раскрыть практически безнадежное убийство бизнес-леди. Преступником оказался бывший член банды сутенеров-душителей, который успел к тому времени уже отсидеть свой срок и выйти на свободу. Он продумал всё до мелочей, был абсолютно спокоен и уверен в своей безнаказанности, угрожая связями.

В итоге полицейских, которые работали по нему, самих едва не посадили. Рассказываем подробности.

24 октября 2015 года, суббота. У дома на Ильича, 70 в Нижнем Тагиле стоит скорая.

— Скорее всего, она умерла от остановки сердца или отравления, следов насилия не видно, — говорит врач, неодобрительно глянув на распечатанную бутылку крепкого дорогого алкоголя.

Тело 43-летней Ольги лежит на диване на спине, головой на подлокотнике. Эффектная блондинка не жалела денег на свою внешность, благо торговые точки приносили стабильный доход. Обставленная квартира, машина. Правда, несмотря на красоту, с личной жизнью беда, от этого и алкоголь ночью.

Через два дня вскрытие показало, что у Ольги сломана подъязычная кость. Такой перелом происходит от сдавливания двумя большими пальцами, когда человека душат двумя руками. Однако соседи ничего не слышали, следов борьбы тоже не было. Дело выглядело как типичный «глухарь».

«Занималась бизнесом»


— В тот день было два убийства — «светлое» и «темное» (фигурантное и бесфигурантное. — Прим. ред.). Первое раскрыли быстро, а второе сначала посчитали несчастным случаем, потому что не было внешних насильственных признаков. Предварительно скорая помощь решила, что причина смерти — проблемы с сердцем или отравление алкоголем. Никакого резонанса не было, — вспоминает бывший следователь Максим Мартемьянов, который работал по этому делу вместе с оперативниками Русланом Белоконным и Егором Кузнецовым. — И только через два дня, 26 октября, получили экспертизу: причина смерти — асфиксия. Несколько дней было упущено.

Максим рассказал, что тело Ольги без признаков жизни нашла мама. Ей позвонили бдительные соседи, которые заметили, что дверь в квартиру открыта, но никто не отвечает. Также мать через несколько дней заметила пропажу двух дорогих норковых шуб (от 200 тысяч рублей каждая) и банковской карточки дочери, на которой та хранила крупную сумму денег.

— Она занималась частным бизнесом — продавала диски и кассеты. В те годы это было еще распространено. Были свои торговые точки, неплохая машина — Toyota Corolla, — вспоминает следователь. — При этом в квартире ничего не было разбросано. Обстановка была обычная, признаков драки не было. Всё на своих местах. Были следы крови, но мать показала, что это старые следы.

Оперативники начали отрабатывать все контакты Ольги.

— Установили весь круг общения. Конфликтов у нее ни с кем не было, репутация положительная. Ничего плохого никто сказать не мог, — вспоминает бывший опер Руслан Белоконный. — После этого взяли детализацию ее звонков (соединения). Там были рабочие звонки, родным. Но один заинтересовал — заказ алкоголя на дом в шесть утра.

Курьер


Мужчину проверили, это оказался 33-летний бизнесмен Дамир Галеев, державший питейное заведение на Огаркова, 2 (сейчас там известный в Нижнем Тагиле «Гора Бар»). Он рассказал, что женщина была его постоянной клиенткой и он ей регулярно возил алкоголь.

— Тогда уже вступил в силу закон о запрете продажи алкоголя после 23:00, и некоторые обходили этот запрет тем, что развозили его на дом, — вспоминает Максим Мартемьянов. — Галеев также подрабатывал развозом дорогого алкоголя по ночам.

Бывшая девушка описала Дамира как хладнокровного человека, не позволяющего себе проявлять эмоции

Бывшая девушка описала Дамира как хладнокровного человека, не позволяющего себе проявлять эмоции

Поделиться

Дамир утверждал, что приехал, привез спиртное и тут же уехал.

— Он держался очень спокойно и уверенно. Вежливо. Никаких подозрений не вызвал. Явился сам, всё подробно рассказал. Проверили — действительно, и раньше привозил ей алкоголь, — говорит следователь. — Его даже хотели отпустить сразу, но потом решили не торопиться.

Шел второй день работы. Подозреваемых не было вообще.

— Как правило, если преступление не раскрывается в первые дни, то дело становится «висяком». Все следы пропадают, тем более когда преступления совершаются один на один. Свидетелей нет, ничего нет, — объясняет Руслан Белоконный.

Кое-что в поведении Дамира насторожило его.

— Чересчур большая уверенность — это подозрительно. Сам приехал и стал всё активно рассказывать. Начал по своей инициативе говорить, что хорошо зарабатывает и что у него всё есть, хотя никто не говорил ему, что пропали деньги, никто не спрашивал его об этом, — вспоминает бывший оперативник. — Кроме того, с телефона, с которого он звонил Ольге, были зачем-то удалены звонки ей, хотя другим клиентам оставались.

Руслан начал узнавать подноготную Дамира через оперативные связи. Оказалось, что тот в прошлом был членом печально известной тагильской банды сутенеров-душителей и в последнее время отчаянно нуждался в деньгах — взял крупную сумму на развитие бизнеса у криминальных элементов под проценты, но дело не пошло. Кредиторы торопили, а отдавать было нечем.

Преступная группировка на протяжении четырех лет насиловала, убивала и закапывала девушек в окрестностях Нижнего Тагила. Всего в братских могилах (самая крупная была обнаружена под поселком Левиха — родиной половины преступников) нашли 15 тел молодых девушек, не согласившихся торговать собой и за это отдавших свою жизнь. Маньяки не жалели никого — убивали своих коллег, невест, дочерей. Это дело называли самым громким в истории Свердловской области. Большинство девушек были задушены.

По этому громкому делу Дамир отделался всего двумя годами. Он прошел как водитель в банде. Утверждал, что никого не убивал. Помогал расследованию и давал показания.

Оперативники понимали, что вероятно именно Дамир убил женщину, но прямых доказательств не было. Сам он наотрез не признавал вину. На оперативников начали давить родственники Дамира и начальство. Шел четвертый день.

Максим Мартемьянов полагает, что у душителя не было ни тени раскаяния

Максим Мартемьянов полагает, что у душителя не было ни тени раскаяния

Поделиться

«Если не получится раскрыть преступление — мы все поедем в тюрьму»


— Мы были уверены, что это он совершил, но доказательств не было. Он был как кремень. Не давал признания. Юридически подкован был, — вспоминает Руслан Белоконный. — Не отрицал, что был в квартире. Всё очень логично объяснял: что он и до этого ездил, что мог и в предыдущие разы совершить убийство, что находился в квартире всего несколько минут. Себя позиционировал как предпринимателя и не последнего человека в городе, угрожал связями. Говорил, что всех посадят и что мы незаконно его задержали. Жаловался во все инстанции. От нас все отвернулись — фактически мы остались втроем.

Руслан уговорил Дамира пройти полиграф. Тот показал причастность Галеева к этому убийству, а также к сексуальным преступлениям и другим убийствам. Но это было лишь косвенное доказательство, а ситуация накалялась.

— Родственники прибежали в отдел, подняли кипеж, требовали его отпустить. Не было дальше оснований его задерживать, — рассказал бывший оперативник. — Мы почти не спали, работали в поте лица, установили его девушку. Она уже дала первые показания. Рассказала, что он ей говорил про свою клиентку Ольгу, что она при деньгах и обеспеченная. Что он сможет похитить у нее достаточно большую сумму и погасит все свои долги, потому что на него уже давили криминальные элементы.

Получив эту информацию, оперативники окончательно убедились, что преступление совершил Дамир Галеев — но это опять было косвенное свидетельство. Начали искать шубы.

— Провели обыски у него в машине и по месту прописки. Пусто. Это был тупик. Мы не знали, что делать. Ситуацию усугубляло еще то, что он сам пришел, а мы его задержали на двое суток. Нам грозило превышение должностных (ст. 286 УК РФ), — вспоминает Руслан. — Я понимал, что, если не получится раскрыть преступление — мы все поедем в тюрьму. Тут или пан, или пропал. Либо мы, либо они.

Шубы


Оперативники продолжали по очереди беседовать с Галеевым, пытаясь поймать его на противоречиях или ошибке.

— Нам постоянно звонило руководство, родственники его жаловались во все инстанции, а при обыске ничего не нашли. Если бы его отпустили в этот момент, то убийство осталось бы нераскрытым, — вспоминает Белоконный. — И тут в какой-то момент я просто захожу к нему и говорю, что мы шубы нашли, и он просто от усталости уже выпалил: «А на каком основании вы осмотрели машину сестры?» Тут я иду бужу начальника, говорю, что знаю, где шубы.

Приехав с понятыми, оперативники вскрыли «Волгу» сестры Галеева, нашли там две шубы и в них пропавшую карточку.

— Это уже было первое прямое доказательство. Появилось основание задержать, арестовать его, но нужна была явка с повинной, — рассказал Белоконный. — Галеев согласился дать признательные показания в обмен на то, чтобы его судили по более легкой статье (ч. 1 вместо ч. 2 ст. 105 УК РФ). Он проконсультировался с адвокатом и решил написать явку с повинной. Сестра его после этого также дала показания, что это он шубы привез. Если бы его тогда не дожали, то осудили бы нас.

Дамир Галеев сообщил, что изначально хотел украсть шубы, когда Ольга опьянеет и уснет, но понял, что она потом сдаст его полиции, поэтому решил задушить ее. Он предположил, что на него никак не выйдут: никто не знал, что это он привез алкоголь, потому что тот телефон не был зарегистрирован на него. Но он не подумал, что номер пробьют по детализации и что он сохранен у других клиентов.

— Галеев рассказал и показал на манекене, как душил ее — обхватив шею двумя руками. Он довольно крепкий и жилистый. Женщина пыталась оказать сопротивление, но тщетно, — вспоминает Максим Мартемьянов. — Когда он описывал, как убивал, у него даже голос не изменился и ни один мускул не дрогнул.

Суд


Впоследствии Дамир Галеев пытался отказаться от своих показаний, выдвигал версию, что это мать убила дочь — но на суде всё подтвердил. Ему дали 11 лет. Жаловаться на оперативников он не перестал.

— Он признавал, что действительно убил женщину, но при этом жаловался, что я его обманул с шубами, — вспоминает Руслан Белоконный. — Я ему тогда сказал: «А ты разве честно поступил, когда задушил ее? Ты жулик, я полицейский, это моя работа тебя перехитрить».

Бывший оперативник сомневается, что то убийство было у Галеева первым.

— Из всех убийств самое сложное — это задушить, — объясняет бывший оперативник. — Не застрелить и не зарезать. Потому что убийца смотрит своей жертве в глаза и чувствует ее энергетику, как у нее утекает жизнь сквозь его пальцы. Это далеко не то же самое, что ударить один раз на эмоциях. Все длится достаточно долго, примерно минуту. Когда они душат — есть много времени, чтобы отказаться от своих действий. Не так как ножом или пистолетом — ткнул и потом спохватился, что произошло. Обычный человек так не сможет убить.

Ранее мы рассказывали, как удалось раскрыть сексуальное насилие и убийство подростка из 90-х. Виновника застрелили.

Мы рассказывали, как раскрыли убийство детского хоккейного тренера, чье тело так и не смогли откопать. Тогда оперативника самого едва не посадили из-за оговора убийцы. А тут история жуткого старого дома в Нижнем Тагиле, в котором жили киллеры и исчезали люди.

Также почитайте про банду хоккеистов, которые похитили подростка ради выкупа, и родители больше не увидели его живым. Дело смогли распутать только через 17 лет благодаря сотруднику, который дал слово родителям.

  • ЛАЙК46
  • СМЕХ4
  • УДИВЛЕНИЕ11
  • ГНЕВ22
  • ПЕЧАЛЬ8
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Новости РЎРњР?2
Новости РЎРњР?2