Реклама
СЕЙЧАС -6°С
Все новости
Все новости

Юрий Башмет в студии E1.RU: "Я был бы рад, если бы Путин был президентом до конца жизни"

Музыкант и дирижёр пришёл к нам, чтобы ответить на вопросы читателей.

Поделиться

Знаменитый дирижер и музыкант, большой друг Владимира Путина Юрий Башмет пришел в редакцию уставшим: после прилета в Екатеринбург он целый день провел на выставке Иннопром, где принимал участие в дискуссии "Государственная политика. Человек. Эффективность. Культура". Конечно, Юрий Башмет ответил не только на вопросы о музыке, но и на весьма острые – например, о скандале с Земфирой и украинском флагом и травле его коллег по сцене.

А на следующий день после эфира, вчера, в Свердловской филармонии Юрий Абрамович представил свою интерпретацию оперы "Евгений Онегин". В постановке он задействовал актёра Сергея Безрукова, который читал отрывки из пушкинского романа. С этого мы и начали разговор.

– Я так понимаю, что для вас "Евгений Онегин" – это что-то особенное, поскольку ваши родители к этому произведению относились с особой теплотой?

– Точнее сказать, к опере "Евгений Онегин": они учились в Ленинграде. И очень часто проводили вечера в оперном театре, поскольку в то время не было компьютеров и интернета. Я до сих пор завидую своему папе, который мог спеть все арии из оперы "Евгений Онегин". Я этого сделать не могу.

– Изначально же в вашей постановке участвовал Константин Хабенский, а в Екатеринбурге читать "Онегина" будет Сергей Безруков. Почему?

– С Костей, конечно, у нас много проектов, но так случилось, что на этот раз будет играть Сергей. Я знаком с его творчеством.

– Но всё-таки это очень разные актёры – по глубине и смыслу.

– Не будем говорить, кто талантливее. Они очень разные, но каждый по-своему талантлив. Главная идея была в том, чтобы людям, которые не привыкли ходить в оперный театр, было легче воспринимать спектакль. К опере, к примеру, нужно привыкнуть. Сегодня же такое время, когда маленькие дети, да и взрослые, лучше общаются с телефонами и компьютером, а потому смотреть оперу им нелегко. Именно поэтому у нас в постановке сначала читается отрывок из "Онегина", а после этого звучит музыкальная сцена из Чайковского. Так проще воспринимать произведение. Думаю, что некоторые после отправятся посмотреть и оперу.

Поделиться

– Тем самым несколько упрощаете задачу зрителю. Но в интервью в 2001 году вы говорили, что классическая музыка – это элитарное искусство, и не надо его упрощать. Получается, что спустя 14 лет вы изменили свою позицию?

– Нет, не изменил. Я в том интервью имел в виду, что не надо с эстрадным подходом прикасаться к классической музыке.

Некоторые музыканты не очень любят исполнять классические мелодии, которые очень популярны и практически попсовы.

– Я как раз очень люблю. Получаю огромное эстетическое наслаждение, открывая для себя того же Чайковского или Моцарта. Существует очень много качественных записей, но автопилотных, замыленных. Допустим, есть финал в серенаде для струнного оркестра Чайковского. Он строится на мотиве, с которого начинается. В финале же та же формула. В нотах написан один акцент. Но чаще всего этот акцент почему-то не исполняют. В этом смысле мне очень нравится открывать ноты, изучать их, понимать суть задумки автора.

– В интервью Познеру вы сказали, что считаете себя патриотом. Мне кажется, что это важная сейчас тема. Но, на мой взгляд, у этого слова появился ругательный смысл.

– Да, конечно. Такие слова, как Родина и патриотизм, прививались в советское время в школах. Именно поэтому они потеряли свою суть. Естественно, когда растворился Советский Союз, многие стали относиться к таким словам отрицательно.

– На мой взгляд, эта ситуация в последние полтора года ещё более обострилась. После Крыма и украинских событий.

– Значит пока мы проигрываем Западу информационную войну. Я вообще так думаю, что человек, который проживает всю свою жизнь у себя дома, проживает цельную жизнь. Со мной многие уехавшие могут поспорить. Но нельзя же назвать всех уехавших не-патриотами? С другой стороны, если тебе что-то не нравится, то протестуй, организовывай партию, сиди в тюрьме, если ты нарушил какие-то законы. Но критиковать оттуда и давать советы некрасиво.

Поделиться

– Сейчас другая ситуация. К примеру, если человек не признаёт присоединения Крыма, он может быть патриотом?

– Хороший вопрос. Каждый человек имеет право на своё мнение. Если он не признаёт присоединения, но при этом он считает себя патриотом, то значит он вообще Крым никогда не учитывал. Я же в детстве там часто бывал, любил купаться в море. Как же я теперь могу зачеркнуть для себя детские ощущения? Именно поэтому я поддерживаю возвращение Крыма. Меня могут в этом не все поддерживать, но значит, они не хотят вспомнить, как Крым стал украинским.

Патриот он или нет? Что касается любой войны, то здесь надо по-другому думать: война – это грех, поскольку убивать нельзя. И тут неважно, какая идеология руководит той или иной стороной. Войны поэтому не должно быть.

Что касается Крыма. Почему же не хотят верить, что никто не завоёвывал их. Я там был два раза.

– Прошу прощения, что я настаиваю, но всё-таки вы не отвечаете на мой вопрос.

– Потому что я не знаю, какой ответ правильный. Если бы человек, который не признаёт присоединения Крыма, жил в Киеве, то он однозначно считался бы патриотом.

– Давайте прямо спрошу: Макаревич – патриот?

– Я не знаю. Считаю, что он невероятно талантливый музыкант, и у него есть своё право принимать позицию. Надо у него спросить, как он считает.

– То есть нет линейной связи: если не признаёт Крым русским, то не патриот?

– Может быть, Макаревич гораздо глубже, и считает, что вообще не надо было в своё время отдавать Украине Крым, а теперь поэтому и не стоило возвращать. И что он теперь – не патриот? Может, и патриот.

– После шторма на море всегда выбрасывает много грязи. И мне кажется, что информационный шторм выплеснул множество черноты. К примеру, Земфира помахала на концерте украинским флагом, и тут же началась её травля. Вам не кажется, что в последнее время слишком много подобных историй: Макаревич, Арбенина, Земфира.

– Я не знаю ни о какой травле. Кто-то меня спросил, почему я не подписал письмо в защиту Макаревича. Но мне просто никто не предлагал этого сделать. Я же не должен был сам его инициировать. Зачем талантливейшая Земфира схватила украинский флаг? Что она хотела этим сказать?

Поделиться

– Я не знаю, к сожалению, пока не удалось спросить у неё лично.

– Ну вот у неё надо узнать, что она хотела этим показать.

– То есть, по вашему мнению, не стоит в нынешнее время позволять себе такие жесты?

– Мне кажется, это не нужно делать артисту такого уровня. Понимаю, если бы это сделала певица, у которой нет известности, плохая карьера и песни, а потому нужно дополнительно паблисити. Но в случае с талантливыми, хоть и очень разными, Макаревичем и Земфирой я этого понять не могу. А с Арбениной я недавно выступал на одной сцене вместе в Сочи. Разве это не есть позиция с моей стороны? Мне она нравится, как артистка, я с ней и выступаю.

– Честно скажу, что не очень много людей знаю, которые достаточно хорошо знакомы с Владимиром Путиным. У вас же более близкие отношения, чем просто встречи в рамках фестивалей или вручения орденов. Какого президента Путина мы не знаем?

– Во-первых, те, кто с Путиным лично знакомы, несут огромную ответственность за то, что они скажут. Ваш вопрос для меня очень интересен. Он человек с прекрасным чувством юмора, острым языком, быстрой реакцией и гениальной памятью. И что самое важное – человек слова. Если он что-то говорит, то это происходит.

Он, конечно, вызывает невероятную ревность у лидеров любых стран. У нас лидер настолько лидер, насколько другие президенты не лидеры. Он прислан нам (показывает пальцем наверх. – Прим.ред.) как очень сильная фигура. Сложно представить, чтобы он подписал какую-то глупость, мы уверены в нём.

– Может быть, стоит тогда сделать так, чтобы Путин правил до конца жизни?

– Я был бы рад. Может быть, он сам найдёт себе преемника.

Поделиться

– Беседу с вами всё-таки хочу закончить вопросом о музыке. Насколько я знаю, вы приедете вновь в Екатеринбург в октябре, когда у нас будет проходить Евразийский фестиваль. Что там покажете?

– У меня в Екатеринбурге был собственный абонемент (это единственная филармония за пределами столиц), поэтому я тут многое показывал, в том числе и премьеру знаменитого концерта Шнитке, который был для меня написан, я показывал именно в Екатеринбурге с тогда молодым дирижёром Гергиевым. Но сейчас я пока точно не могу сказать, что покажу осенью, но постараюсь удивить.

– То есть Екатеринбург для вас не рядовой?

– Можно так сказать, но он не единственный такой, но он такой.

Фото: Илья ДАВЫДОВ / E1.RU; Александра МУДРАЦ, Михаил МЕТЦЕЛЬ / ТАСС.
Видео: Андрей КАЗАНЦЕВ, Руслан ШАРАФУТДИНОВ / E1.RU

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter