Все новости
Все новости

Куда делись короли ночных клубов Екатеринбурга? Разбираемся, на чем сейчас они зарабатывают миллиарды

Некоторые из них очень круто изменили сферу деятельности

Эпоха клубов в Екатеринбурге осталось в прошлом, а их бывшие владельцы резко сменили род деятельности

Эпоха клубов в Екатеринбурге осталось в прошлом, а их бывшие владельцы резко сменили род деятельности

Поделиться

В 90-е и 00-е в Екатеринбурге был расцвет клубной жизни. Сейчас от этих легендарных заведений не осталось и следа — их вытеснили бары, караоке и рестораны. По мнению известного в Екатеринбурге шоумена и ведущего Александра Царикова, заставшего самый пик клубной эпохи, индустрию погубила возросшая конкуренция.

— Наверное, период, когда все гуляли и отрывались — это было с 2000 по 2009 годы. Условно говоря, раньше у тебя был элитный «Килиманджаро» с травести-программой и дорогим алкоголем, был максимально андеграундный «Ленинъ» и абсолютно маргинальный «Эльдорадо». И публика между ними четко разделялась. Выбор был не так велик, и поэтому наполняемость клубов была высокая, — говорит Цариков. — А потом появился очень большой выбор. Когда суперклубы вроде «Снега» ушли в прошлое, на смену им пришли бары по районам, в которых пусть публики было меньше, но зато она была более конкретной под это пространство. Раньше в «Истерике» можно было встретить простого студента, олигарха и бандита. Ты мог подкопить денег, нарядиться и попасть на какую-то вечеринку, где можно было встретиться с людьми из другого мира. А сейчас есть более четкое выстраивание целевой аудитории, поэтому большие клубы, где все могли встретиться, остались в прошлом.

Клубная эпоха в Екатеринбурге была очень откровенным и бурным периодом

Клубная эпоха в Екатеринбурге была очень откровенным и бурным периодом

Поделиться

Чем больше становилось баров, тем меньше денег зарабатывали большие клубы, занимающие большие площади.

— Формата, какой был у старых клубов, не осталось совсем. Потому что нет такого объема аудитории, которая бы обеспечивала достаточные суммы на привоз диджея, работу персонала, аренду площадки и так далее, — добавляет Цариков.

Сейчас в Екатеринбурге клубов в чистом виде не осталось. Как не осталось их по сути и во всей стране.

— Если в Амстердаме, например, клубы еще могут существовать благодаря турпотоку, то в Екатеринбурге такого наплыва туристов просто нет. Даже в Москве, кажется, совсем не осталось клубов, где могли бы регулярно проводить рейвы на тысячу человек. У нас сейчас максимально близко к заведению такого формата остался только «Теле-клуб», который уже, конечно, не собирает полные залы на одних только диджеях, и нужно придумывать целую программу, — говорит Александр. — Что-то такое, мне кажется, может вернуться, если произойдет что-то грандиозное, как смешение народов после разрушения Вавилонской башни. Такое было у нас в 90-х годах. Но пока будущее за маленькими заведениями.

Если когда-то эпоха клубов и вернется, действующие лица в ней будут совсем другими. Те, кто раньше владел крупнейшими клубами города, давно сменили сферу деятельности. Мы изучили, чем сейчас занимаются короли ночной жизни нулевых, и немного удивились. Один из бизнесменов, например, теперь зарабатывает миллиарды на химических реагентах, а другой кормит всю страну выпечкой.

Поделиться

«Карабас»


В 1998 году в КОСКе «Россия» на ЖБИ открылся клуб «Карабас», который просуществовал до 2009 года. С клубом, отсылающим к сказке про Буратино, было связано очень подходящее по названию ООО «Тортила».

В разные периоды учредителем юрлица числились три человека. С 2007 года в документах фигурировал Илья Шкоп, который раньше занимался недвижимостью в Екатеринбурге, а сейчас владеет агентством недвижимости в Москве с выручкой в 773 тысячи рублей за прошлый год.

А в 2010 году в списке владельцев компании «Тортила» появились Сергей Языпенко — бизнес-партнер Тимура Горяева, экс-владелец концерна «Калина». Сейчас с развлекательными заведениями Языпенко уже не связан, но, если верить системе «СПАРК-Интерфакс», дела у него идут хорошо. Он владеет 77% в компании «Моллино фуд», занимающейся обслуживанием точек общепита. За прошлый год выручка компании составила 157,9 млн рублей, а чистая прибыль — 52,8 млн рублей. До этого он также владел компаниями, которые занимаются арендой недвижимости и строительством, а еще у Языпенко был свой ломбард.

В 2010 году к «Тортиле» также имел отношение Рауль Горяев, который в начале нулевых занимался азартными играми (юрлицо ликвидировано в 2013 году), свежих данных в справочной системе «СПАРК-Интерфакс» о нем нет.

Gold


Клуб Gold у Парка Маяковского проработал всего три года. В 2008 году его открыли бизнесмены Максим Реутов и Алексей Балашов. Заведение превратили в копию московского клуба «Дягилев», устраивали здесь тематические вечеринки и приглашали звезд. История одного из самых известных клубов города трагически завершилась в 2011 году: из-за прорыва трубы клуб и территорию вокруг него залило кипятком. Ущерб составил около 60 млн рублей.

Во время потопа серьезно пострадала одна из посетительниц. В итоге она лишилась пальцев на ногах и <a href="https://www.e1.ru/text/culture/2019/12/10/66390943/" class="_" target="_blank">написала книгу о тех событиях</a>

Во время потопа серьезно пострадала одна из посетительниц. В итоге она лишилась пальцев на ногах и написала книгу о тех событиях

Поделиться

Больше Gold не открылся, а здание выкупил Владимир Лутиев, чтобы после перепродать. При этом само юридическое лицо клуба продолжает существовать, хоть и числится в системе «СПАРК-Интерфакс» как неблагонадежное. По 45% компании принадлежат всё тем же Реутову и Балашову, еще 10% — у Сергея Копьёва, который помогал запускать Gold, а до этого занимался клубом «Летний Пушкин».

Сергей Копьёв — пожалуй, единственный из героев этого текста, кто остался в индустрии. Он занимался открытием Center Club в «Ельцин Центре» и последние четыре года работает его директором. По данным «СПАРК-Интерфакс», за прошлый год заведение заработало 26 млн рублей. При этом Копьёв не теряет надежды на возвращение в город настоящих клубов.

— Основная моя работа — маркетинг. Клубы были увлечением, — говорит Сергей корреспонденту E1.RU. — И в последние несколько лет у клубов не было шансов полноценно работать из-за большого количества ограничений. Поэтому мы тоже точечно занимались организацией концертов и корпоративных мероприятий, но сейчас всё изменилось. Мы начали проводить регулярные клубные вечеринки — пока два-три раза в месяц, а с сентября это будет уже еженедельная история. Это уже сильно похоже на то, что было раньше, но более культурно.

Другой совладелец исчезнувшего клуба Gold, Максим Реутов, был признан банкротом. Все компании, с которыми он когда-то так или иначе был связан (две компании по аренде и управлению недвижимости), занесены в негативный список.

Лучше всего дела сейчас у Алексея Балашова. Он владеет мебельным центром Architector, ТЦ Sila Voli в Екатеринбурге, 80% процентами в компании «Ника-Петротэк», которая производит химические реагенты и керамический пропант (гранулообразный материал, который используется в нефтедобывающей промышленности. — Прим. ред) и долей в ООО «Оренбургский пропант». За прошлый год выручка «Ника-Петротэк» превысила 6 млрд рублей, а оренбургской компании — больше 2 млрд рублей.

Помимо этого, Балашов владеет фирмами, занимающимися недвижимостью и компьютерными технологиями. Суммарная выручка всех остальных компаний, к которым бизнесмен имеет отношение, превышает 136 млн рублей. При этом прошлой весной Балашов заложил свои доли бизнеса банкам, но журналистам заявил, что это нормальная практика и никаких проблем у него нет.

«Малахит» и «Диван»

Компания «Малахит» в начале нулевых была бизнес-гигантом города. Ей принадлежали рестораны «Сандей», предприятия быстрого питания «Мак Пик», кафе-пекарни «Поль Бейкери», закусочные «Донер Кебаб» и «Блинко», клуб «Малахит», а также целый ресторанный комплекс на Малышева, 36, куда входили рестораны «Градара», «Пивной Барon», «Гранд-Буфет» и ночной клуб «Диван».

Владела (и до сих пор владеет) всей этой империей семья Кукарских. Вот только сейчас осталось от прежнего многоголосия не так много названий. «Малахит» решили закрыть в 2004 году, а ресторанный комплекс на Малышева в 2009 году выставили на продажу. В итоге сейчас у «Малахита» остались только пекарни «Поль Бейкери» (зато целых 50 точек в девяти городах страны) и один-единственный «Мак Пик» в «Дирижабле».

Бизнес-гиганту «Малахит» принадлежали сразу два клуба

Бизнес-гиганту «Малахит» принадлежали сразу два клуба

Поделиться

Суммарная выручка всех действующих предприятий, принадлежащих семье Кукарских — почти 407 млн рублей. При этом бизнес семья ведет не только в Екатеринбурге. Так, Павел Кукарских единолично владеет двумя компаниями, зарегистрированными в городе Люберцы, которые занимаются недвижимостью. А выделяется из большого списка также ООО «Парус-М», в качестве сферы деятельности у которого указано производство пива. Выручка у этого юрлица составила 4 млн рублей за прошлый год.

В собственности у Ольги Кукарских также — екатеринбургская компания «Ресурс-М», занимающаяся недвижимостью. И это дополнительные 20 млн рублей выручки за прошлый год в копилку семьи. К слову, сын Павла Иван — один из совладельцев московской ресторанной компании Lucky Group, которая владеет заведениями Lucky Izakaya Bar, Niki, Koji и другими. Выручка только этой компании составляет 79 млн рублей за прошлый год. Суммарно все компании (а их целых 23!), к которым Кукарских-младший имеет отношение, заработали в 2021 году больше миллиарда рублей.

Прочитайте также про бары Екатеринбурга, которые регулярно попадают в сводки криминальных новостей. Мы разбирались, кто ими владеет и сколько на них зарабатывает. А незадолго до этого выяснили, кто зарабатывает на сервисах кикшеринга, захвативших Екатеринбург, и рассказали, во что вкладываются уральские звезды.

По теме

  • ЛАЙК28
  • СМЕХ12
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ6
  • ПЕЧАЛЬ6
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Новости РЎРњР?2
Новости РЎРњР?2