18 октября понедельник
СЕЙЧАС +3°С

«Пилот был в крови, из глаза торчало стекло»: рассказ медсестры, помогавшей раненым в катастрофе Як-42

Татьяна Сухачева в 1990 году работала в медсанчасти аэропорта Кольцово

Поделиться

В ночь авиакатастрофы Татьяна Сухачева одной из первых была на месте и оказывала помощь раненым

В ночь авиакатастрофы Татьяна Сухачева одной из первых была на месте и оказывала помощь раненым

Поделиться

Медсестра рассказала, как помогала пассажирам упавшего Як-42 в 1990 году

14 сентября 1990 года около аэропорта Кольцово упал пассажирский самолет Як-42, летевший из Волгограда в Свердловск. Из 129 человек, находившихся на борту, выжили 125. После выхода на E1.RU материала и документального фильма об этой авиакатастрофе откликнулись другие ее очевидцы и участники.

Татьяна Сухачева тридцать лет назад работала медсестрой в медсанчасти аэропорта. Как и других сотрудников, ее могли вызвать на работу в любое время дня и ночи. Если случалось ЧП — например, ждали экстренной посадки самолета, — медикам звонили домой и говорили одно слово: «Тревога». Так случилось и ночью 14 сентября 1990 года:

— Почему-то я запомнила, что было полтретьего ночи. Раздался звонок, поднимаю трубку, слышу: «Тревога». Мой муж был летчиком, командиром эскадрильи, и в ту ночь как раз дежурил в аэропорту. Я ему позвонила: «Саш, что случилось?», а он мне: «Некогда, самолет упал». На улице шел сильный дождь, я натянула сапоги, плащ и побежала к ВЛЭКу — врачебно-летной экспертной комиссии, там у нас был сборный пункт.

До медсанчасти Татьяна Сухачева семь лет работала бортпроводницей

До медсанчасти Татьяна Сухачева семь лет работала бортпроводницей

Поделиться

Кроме Татьяны Григорьевны на сборный пункт прибежали врач функциональной диагностики Юрий Синицын и фельдшер здравпункта Кольцово Вера Дикова. Медиков посадили в машину и повезли к месту крушения Як-42.

— Машина была хозяйственная, в ней коробки, ящики, мы сели на пол. Но самое дикое, что у нас не было с собой никаких медикаментов. Нас просто схватили и повезли, — вспоминает Татьяна Сухачева. — И вот едем по каким-то кочкам, останавливаемся, соскакиваем на землю, смотрим — поляна, на ней лежит самолет, разломленный на две части. Мы стоим ошарашенные: «А что делать-то?»

Самолет разбился при заходе на посадку. Он отклонился от курса и даже начал уходить на второй круг, но из-за малой высоты задел верхушки деревьев. Пролетев так триста метров, Як-42 рухнул на поляну в болотистой местности. Только чудо спасло большинство находившихся на борту.

Подробнее об этой авиакатастрофе мы рассказали в документальном фильме, для чего пообщались с выжившими пассажирами.

Около самолета стояли муж Татьяны Сухачевой и командир Свердловского объединенного отряда Сергей Скуратов (сейчас гендиректор и владелец компании «Уральские авиалинии»). Скуратов попросил медиков заняться пассажирами — они собрались на кромке леса. Пассажиры, вспоминает медсестра, стояли, сидели и лежали молча: кто-то беззвучно плакал, у кого-то шла кровь. Паники не было.

— Я спросила: «У кого-то что-то повреждено?» А сама думаю — нам ведь даже помочь нечем. Тут один мужчина говорит: «Вы знаете, я, кажется, руку сломал». Мы подошли к нему, потрогали. «Больно?» — «Больно». А что с ним делать-то? Заметили, что рукав рубашки разорван, помогли снять ее и пиджак и привязали руку к телу. Надо шину, но какая тут шина, где? Он молчал, кряхтел только, мы что-то ему бормотали: «Вы успокойтесь, сейчас приедут, вас спасут, все хорошо».

Як-42 компании «Аэрофлот» упал в поле в полутора километрах от аэропорта Кольцово

Як-42 компании «Аэрофлот» упал в поле в полутора километрах от аэропорта Кольцово

Поделиться

Поделиться

Самолет триста метров летел над лесом и ломал деревья

Самолет триста метров летел над лесом и ломал деревья

Поделиться

Лежавший на земле мужчина сказал, что, кажется, сломал ногу. Медики решили попробовать зафиксировать ее с помощью палки:

— А чем привязать? Оглядываюсь вокруг, вдруг вижу — женщина стоит молодая в длинной юбке с шитьем, с оборками. Прошу: женщина, оторвите оборку. Она молча как рванула ее! Вера (фельдшер. — Прим. ред.) какую-то палку нашла, мы ее положили и этими оборками перебинтовали, мужчину оставили лежать на месте.

После этого девушек-медиков позвали к самолету — из кабины экипажа вынесли командира. По воспоминаниям Татьяны Григорьевны, он мог только лежать, но был в сознании.

— Я посмотрела на него, и мне стало страшно...

Спрашиваю: «Как себя чувствуете?» В ответ: «Плохо. Я, кажется, спину сломал». Ладно, говорим, лежите, а сами побежали к Сергею Николаевичу [Скуратову], говорим, что его надо срочно вывозить. Он руками машет, может сейчас стекло это выбить, и все.

Скуратов велел везти командира в больницу на той же машине, которая привезла к месту авиакатастрофы медиков. Пилота положили на пол, Татьяна Сухачева держала его руки, чтобы не задел осколок стекла, а Вера Дикова придерживала ноги. Командира привезли в 36-ю больницу в Компрессорном. По воспоминаниям Татьяны Григорьевны, тогда в приемном отделении еще не знали об авиакатастрофе.

— Вышла дежурная медсестра, спросила, что случилось. Я говорю, самолет за полосой упал. Командира положили на носилки, я попросила позвать милиционера, потому что у пилота был пистолет. Вдруг стрелять начнет в таком состоянии? Милиционер пришел, оружие конфисковал, составил акт. И командира сразу повезли в операционную. Мы сказали: «Ну, девушки, держитесь. Сейчас мы вам навозим [раненых]».

Самолет разломился в районе аварийных выходов

Самолет разломился в районе аварийных выходов

Поделиться

Поделиться

Поделиться

Поделиться

На той же машине медики вернулись обратно к месту катастрофы. Вскоре туда стали приходить врачи скорой помощи — машины пробраться через болото и ухабы не могли, и они шли пешком через лес. Татьяна Сухачева и Вера Дикова отвезли еще нескольких пассажиров в больницу, а к девяти утра вернулись на работу — в аэропорт.

— Мы приехали все грязные, мокрые до ниточки. Тогда эмоций не было, работали на одном дыхании: бегали, сортировали, кого сюда, кого туда. Единственное, что запомнилось… Женщина в темноте ходила, спрашивала: «Вы моего сына не видели?» Я к Сергею Николаевичу [Скуратову] подхожу, а он: «Таня, он все уже... труп». Как вот ей пойти сказать? Иди туда, там твой сын мертвый лежит? Мы не стали, пусть начальство на себя возьмет. Я сама погибших пассажиров не видела, только бортмеханика — когда его достали, он был уже мертв.

В тот день главный врач отпустил медиков, работавших на месте авиакатастрофы, домой. Муж Татьяны Григорьевны приехал только под вечер и об авиакатастрофе ничего говорить не стал.

Еще один очевидец последствий крушения Як-42 — Ринат Салимзянов. У его семьи был сад рядом с поляной, на которую рухнул самолет. В ту ночь самого Рината на даче не было, но были его родители.

— Весь сад ночью слышал треск и грохот. Самолет ломал деревья и упал недалеко от забора садоводства, — рассказал Ринат.

Через день он вместе с братом пришел пешком на место катастрофы. На поляне под ногами валялись раздавленные фрукты, самолет был разобран: сняты приборы в кабине, демонтированы кресла в салоне.

— Лежал один остов и двигатель перед ним. Самолет огородили лентами, его охраняли два солдата. Мы поговорили, и они разрешили подойти сфотографироваться. Их тоже сняли, потом письмом отправили фото.

Ринат Салимзянов рядом с разбившимся самолетом через день после авиакатастрофы

Ринат Салимзянов рядом с разбившимся самолетом через день после авиакатастрофы

Поделиться

Комиссия, расследовавшая авиакатастрофу, пришла к выводу, что причиной крушения стала ошибка экипажа. За штурвалом самолета на том рейсе оказался пилот-инспектор, который должен был лететь проверяющим, а не командиром. Историю катастрофы Як-42 и воспоминания очевидцев можно прочитать в этом материале.

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК10
  • СМЕХ1
  • УДИВЛЕНИЕ1
  • ГНЕВ1
  • ПЕЧАЛЬ12

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Екатеринбурге? Подпишись на нашу почтовую рассылку
Loading...