26 июля понедельник
СЕЙЧАС +16°С

«Был бы коронавирус, мы бы ее забрали»: в Березовском врачи отказались лечить женщину, которую можно было спасти

Они списали боли на метастазы, но вскрытие показало, что у нее был совсем другой диагноз

Поделиться

Надежда Александровна 24 года назад победила онкологию

Надежда Александровна 24 года назад победила онкологию

Поделиться

— Скорую вызвали вечером. Маме становилось все хуже. Боли в желудке, под грудиной. Врач неотложки выписал таблетки от спазмов, что-то сердечное — от тахикардии. Поставили обезболивающее. Мы просили с папой забрать в больницу. Нам ответили: если бы у нее был коронавирус, мы бы ее забрали, а так куда мы ее? — вспоминает тот вечер Елена Праведникова.

Надежде Александровне было 67 лет: 24 года назад она вылечилась от онкологии, у нее был рак прямой кишки. Долгие годы ремиссии, без рецидивов. Но спустя много лет из-за старого диагноза женщину просто посчитали неизлечимо больной. В итоге она умерла в городской больнице Березовского. Но от совсем другой болезни, от которой можно было спасти.

Ей стало плохо 20 апреля, начались сильные боли в области почек. Муж был на работе, и она сама вызвала скорую. Женщина жаловалась врачам: очень похоже на почечные колики. Ее успокоили: если бы у вас действительно были почечные колики, вы бы с нами просто не смогли разговаривать. Дали какие-то рекомендации, посоветовали пить обезболивающее. Она поверила врачам, что ничего страшного. «Я себя так неловко чувствовала, так стыдно было, что зря вызвала скорую помощь», — говорила она вечером дочке по телефону.

Но получилось так, что из-за прежней болезни ее и не спасли 

Но получилось так, что из-за прежней болезни ее и не спасли 

Поделиться

Но боли не проходили, только усиливались с каждым днем. Теперь они были под грудиной. Температуры при этом не было. Елена приехала к родителям в пятницу. Вечером снова вызвали скорую. Сделали ЭКГ, измерили уровень сахара в крови, выписали таблетки, поставили укол (видимо, обезболивающий). Именно тогда врачи, по словам Елены, и ответили, что поводов для госпитализации нет: «Если бы был коронавирус, забрали бы…»

— Через несколько часов снова позвонили в скорую, та же самая бригада приехала только спустя три с половиной часа, — рассказывает дочь Надежды Александровны. — Мама уже не могла сама ходить. Буквально на глазах становилось хуже, она слабела. Начали смотреть ее прошлые медицинские заключения. Увидели, что она болела раком. Врач пригласил меня на кухню: вы знаете про диагноз своей мамы? Я не поняла: какой диагноз? Он ответил: у нее рак, видимо, метастазы пошли в позвоночник.

Елена объяснила, что мама уже много лет назад поборола рак:

— Я тогда была ошарашена, испугалась. Не понимала, правда это или нет. Мы настаивали, чтобы маму отвезли в больницу. С нами спорили: на каком основании, у нее нет температуры! Мы кричали: везите в больницу. Врач в ответ кричал: куда ее направлять, с каким диагнозом? (Здесь я уже включила диктофон на телефоне, все это есть на записи.) Мама тяжело дышала, не могла пошевелить ни рукой, ни ногой. В конце концов согласились госпитализировать.

Надежда Александровна с дочерью Еленой

Надежда Александровна с дочерью Еленой

Поделиться

В больнице женщину определили в терапевтическое отделение.

— Там лежали с ОРВИ, с подозрением на коронавирус, — говорит Елена. — Сначала маму положили в какое-то проходное помещение, не палату. Там сидели три медика, не знаю их должности. Они начали кричать: почему так поздно приехали, почему в субботу, почему мы затянули раковую болезнь? Взяли анализы, кровь, мочу. УЗИ делать отказались, объяснили: аппарата то ли нет, то ли сломан. Отвезли маму на рентген грудной клетки. Врач поставила обезболивающее. Потом начали обсуждать, какой диагноз написать.

В итоге написали сахарный диабет. Елена признает, что у Надежды Александровны действительно за несколько месяцев до этого обнаружили повышенный сахар, но при помощи таблеток его удалось нормализовать.

— Также диагнозом указали рак прямой кишки и метастазы. Я просила их показать, где они их увидели, как смогли определить. В ответ мне лишь говорили, что мы привезли им умирающего человека! — описывает происходившее в тот вечер Елена.

Надежду Александровну определили в палату. Дочери разрешили остаться с ней, чтобы ухаживать, женщина не вставала. Утром кожа стала синеть, тело холодеть. Перевели в реанимацию. Дочь отправили в аптеку покупать пеленки, памперсы.

— Когда вернулась из аптеки, услышала, как мама кричит. Я побежала к врачам: почему ничего не делаете. И я снова услышала: вы нам привезли умирающего человека, мы обычно таких не берем. Я не понимала: каких таких?

В 10:30 Надежда Александровна умерла. При вскрытии врач-патологоанатом сделал заключение: женщина умерла от сепсиса, заражения крови. Оказалось, что в мочеточнике был камень, именно он закупорил орган. Началось нагноение почки, пионефроз. При этом никаких метастазов не было. Предположение Надежды Александровны насчет почечных коликов, о которых она говорила врачам скорой помощи, оказалось верным.

Никаких метастазов не было. Предположение Надежды Александровны насчет почечных коликов оказалось верным

Никаких метастазов не было. Предположение Надежды Александровны насчет почечных коликов оказалось верным

Поделиться

Елена написала заявление в центральную городскую больницу Березовского с требованием предоставить ей медицинские документы. Теперь родным погибших не могут отказать в этом, сославшись на врачебную тайну. Ей не отказали, но заявили, что предоставят только через месяц.

Плюс к тому Елена написала заявление в Следственный комитет. Отправила также жалобу в областной Минздрав. В ЦГБ Березовского E1.RU отказались комментировать данную ситуацию, сославшись на закон о неразглашении врачебной информации и личных данных. В Минздраве по сути вопроса не стали ничего говорить (опять же из-за запрета на разглашение личных данных), но пообещали, что обращение будет рассмотрено в установленный законом срок, то есть в течение месяца будет проведена проверка.

— Результаты проверки мы предоставим родственникам-заявителям, — сказали E1.RU в пресс-службе Минздрава Свердловской области.

E1.RU регулярно пишет о врачебных ошибках, прочитайте интервью с юристом, которая ведет медицинские дела, защищая пациентов. Впрочем, есть и обратная сторона проблемы: страх попасть под уголовное дело или гражданский иск мешает врачам нормально работать, спасать людей.

оцените материал

  • ЛАЙК6
  • СМЕХ2
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ134
  • ПЕЧАЛЬ32

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Екатеринбурге? Подпишись на нашу почтовую рассылку
Loading...
Loading...