24 июня четверг
СЕЙЧАС +19°С

«Ходят приставы с автоматами»: как живут люди, скупавшие за бесценок студии в домах-«скворечниках» Воробьева

Заемщики до сих пор пытаются узаконить права на жилье и провести в многоквартирники канализацию

Поделиться

Всего, по данным мэрии, Владимир Воробьев успел построить <nobr class="_">25 многоквартирников</nobr> на земле для ИЖС

Всего, по данным мэрии, Владимир Воробьев успел построить 25 многоквартирников на земле для ИЖС

Поделиться

В минстрое пообещали решить проблему жильцов незаконных многоквартирников Воробьева к лету

Владимир Воробьев известен в Екатеринбурге трехэтажками, возведенными преимущественно в частном секторе без разрешения на строительство. Мэрия подала 18 исков с просьбой снести незаконные постройки, по 16 из них суд принял положительное решение. Четыре трехэтажки уже демонтировали. Жильцы остальных домов до сих пор пытаются узаконить свои права на студии и землю. В большинстве случаев безуспешно, но некоторым это всё же удалось.

Мы поговорили с покупателями квартир в домах-«скворечниках» и узнали, как они живут спустя восемь лет после сделки.

Владимир Воробьев покупал земельные участки в Екатеринбурге, которые предназначались для индивидуального жилищного строительства, и возводил на них многоквартирные дома без разрешения мэрии. Застройщик заключал договоры займа, но многие люди, отдавшие ему деньги, свои квартиры так и не получили.

В 2017 году Воробьева осудили на 6 лет колонии общего режима за мошенничество. Кроме того, его признали виновным в еще трех преступлениях по статьям 171 (незаконное предпринимательство) и 174.1 (отмывание денежных средств) УК РФ. Позже суд отправил Воробьева на принудительное психиатрическое лечение.

Потерпевшими по уголовному делу проходили 437 человек, общий ущерб превысил 495 миллионов рублей. Имущество поделили между всеми участниками строительства (в реестр обманутых дольщиков их так и не включили). Судебные приставы до сих пор взыскивают компенсацию в пользу обманутых покупателей квартир-студий.

С начала 2010-х годов Владимир Воробьев успел построить 25 домов. В каждом из них располагалось по 27 квартир-студий площадью 24 кв. м. На этапе строительства их можно было купить за 700 тысяч рублей, позже — за 1 миллион 200 тысяч рублей. Многие дома сдавались без водопровода и канализации.

Жителям трех домов на улице Народного Фронта повезло: когда они заехали, коммуникации уже были. Но узаконить свое право на жилье им удалось только в 2019 году. Спустя годы разбирательств свердловский Арбитражный суд встал на сторону заемщиков.

Дома на улице Народного Фронта удалось узаконить, но их всё равно в скором времени могут снести

Дома на улице Народного Фронта удалось узаконить, но их всё равно в скором времени могут снести

Поделиться

— Мы заезжали в квартиры в 2012 году. Документы на землю были, а вот на жилье — нет. Застройщик обещал их нам передать, но так этого и не сделал. Сложности начались в 2015 году. Мы несколько лет ходили в суды и добились того, что государство пошло нам навстречу. Я, как и другие жильцы, получила документы на квартиру только в 2019 году. Сейчас мы живем легально, снести наш дом никто не пытается, — рассказала жительница дома на Народного Фронта, 61 Юлия Шин.

Нина Бурдилова живет в «воробьевском» доме восемь лет. Ее семья поверила застройщику, потому что к тому времени он уже успел сдать несколько трехэтажек. У собственников была прописка, а также все документы на студии.

— Мы, конечно, не думали, что так получится, когда покупали квартиру. Поверили Воробьеву, потому что люди в подобных домах уже жили. Видели, что у них всё нормально. Это нас успокоило, — вспоминает Нина Бурдилова.

Площадь всех квартир-студий в домах Владимира Воробьева одинаковая — 24 кв. м

Площадь всех квартир-студий в домах Владимира Воробьева одинаковая — 24 кв. м

Поделиться

Жильцы домов на Народного Фронта подчеркивают, что всегда вовремя платят за коммунальные услуги, отдельно — за вывоз мусора. Долгов перед коммунальщиками у них нет.

— Мы платим большие деньги всем энергоснабжающим компаниям. У нас собственная котельная и скважина. В квартирах очень тепло, мы сами можем регулировать температуру. Всегда есть горячая вода. Нам здесь жить нравится, мы не хотим переезжать, — говорит Юлия.

Жительница дома на Народного Фронта Юлия заехала в квартиру в <nobr class="_">2012 году</nobr>, а документы на нее получила только в <nobr class="_">2019 году</nobr> через суды

Жительница дома на Народного Фронта Юлия заехала в квартиру в 2012 году, а документы на нее получила только в 2019 году через суды

Поделиться

«Воробьевские» дома, объясняют заемщики, привлекали не только низкой стоимостью, но и возможностью жить в частном секторе, иметь чистую воду и тихий двор.

— Это не «скворечники», как их называют, а хорошие, теплые квартиры. Причем со своей чистейшей водой из своей же скважины. И очень небольшими коммунальными платежами, — рассказывает одна из жительниц «воробьевского» дома Наталья. — Каждый дом автономный, у него своя парковка, своя детская площадка. Люди живут в них и радуются. Огорчает только одно: после ареста Воробьева те, кто не успел получить документы на землю, уже вряд ли их получат.

Дома на Народного Фронта в скором времени все равно могут снести. Проект жилого комплекса на Уралмаше сейчас разрабатывает компания «Астон». Если он пройдет все согласования, собственникам предложат продать студии и переехать в другое жилье. Местные жители уже выступили против.

В начале 2010-х годов жители города охотно покупали квартиры-студии в «воробьевских» домах за 750 тысяч рублей

В начале 2010-х годов жители города охотно покупали квартиры-студии в «воробьевских» домах за 750 тысяч рублей

Поделиться

Жители домов на Орловской, 77 и 75, напротив, ждут, когда их расселят. В 2035 году по земле, где сейчас находятся их трехэтажки, должна пройти дорожная развязка. Но они опасаются, что к тому времени постройка будет непригодна для жизни. Продать или обменять жилье сейчас они не могут: документов ни на землю, ни на студии у них нет.

Семья Алены Хасановой въехала в дом на Орловской, 77 в начале 2010-х годов. Объявление о продаже жилья в многоквартирнике увидела в интернете.

— Мы пришли в офис к Воробьеву, он показал дома, которые уже были построены, а также документы на них. Предложил заключить договор займа, который через год должен был вернуть в виде квартиры. О том, что дома строились без разрешения, мы не знали, — вспоминает Алена.

Жители двух домов на Орловской, напротив, ждут, когда их расселят в благоустроенное жилье

Жители двух домов на Орловской, напротив, ждут, когда их расселят в благоустроенное жилье

Поделиться

Ее соседка Ольга рассказывает, что покупала квартиру в 2011 году, еще до начала строительства. Студия обошлась в 950 тысяч рублей.

— Воробьев говорил, что строит законно: «Если мне не верите, то сходите к соседям и спросите». Мы сходили. Оказалось, у всех на руках были документы, и мы заключили сделку. Сейчас в нашем доме живут и пенсионеры, и инвалиды, и семьи с детьми. Но ни у кого нет документов. Наша земля записана на Воробьева, которого признали банкротом. Кто-то уже умер, и теперь дети не могут получить наследство, — рассказывает Ольга.

Кухня и гостиная (она же спальня) совмещены

Кухня и гостиная (она же спальня) совмещены

Поделиться

Жители трехэтажек несколько лет пытаются узаконить права на землю и квартиры в суде, но пока безуспешно. Прописаться в студиях они также не могут.

— Мы прописываем детей у бабушек и дедушек, которые живут в других районах. Места в детских садах и школах нам дают там же. Теперь каждое утро мне приходится возить на учебу трех детей на другой конец города, — рассказывает Алёна. — Эту квартиру мы покупали восемь лет назад, думая, что дети вырастут и мы ее продадим или обменяем на более просторную. Но время идет, а мы сделать ничего не можем. Если бы нам хотя бы компенсировали стоимость жилья, мы бы взяли ипотеку, пока еще не совсем состарились и можем ее выплачивать, и давно бы уехали.

В полу в подъезде пришлось сделать отверстие, так как доступа в полуподвальное помещение под домом у жильцов не было

В полу в подъезде пришлось сделать отверстие, так как доступа в полуподвальное помещение под домом у жильцов не было

Поделиться

В момент сдачи дома на Орловской не были подключены к водоснабжению и канализации. Когда жильцы заезжали в квартиры, их ждала выгребная яма. Провести коммуникации обещали «в ближайшее время», но их нет до сих пор.

Дома отапливают с помощью котельной, которую жильцы обустроили сами. Вода поступает из колонки во дворе, трубы также проводили за свой счет. В доме нет подвала, поэтому вести их пришлось по подъезду. Газопровод в частном секторе есть, но проходит он мимо «воробьевских» домов.

В момент сдачи дома на Орловской не было канализации (и нет до сих пор). Алена говорит, что знала об этом, но верила, что коммуникации проведут позже

В момент сдачи дома на Орловской не было канализации (и нет до сих пор). Алена говорит, что знала об этом, но верила, что коммуникации проведут позже

Поделиться

Жители двух домов пользуются выгребной ямой. Каждый день на Орловскую приезжают две машины, которые откачивают ее содержимое

Жители двух домов пользуются выгребной ямой. Каждый день на Орловскую приезжают две машины, которые откачивают ее содержимое

Поделиться

— У нас постоянно отключают электричество, потому что линия электропередачи не была рассчитана на многоквартирный дом. Бывает, что сидим с утра до вечера без света и без воды, — говорит Ольга.

По решению суда заемщики должны выехать из квартир, так как жить в домах небезопасно.

— Администрация города требовала признать дом незаконной постройкой, но суд вынес запрет на эксплуатацию, ссылаясь на то, что в доме не соблюдена пожарная безопасность и отсутствуют коммуникации. Теперь нам нужно устранить эти недостатки, чтобы узаконить права на квартиры. Но сделать это невозможно: Водоканал проводить канализацию в незаконную постройку не стал, — рассказывает Алёна.

Сначала Воробьев предполагал возвести только один дом, земля вокруг должна была стать придомовой территорией. Но потом решил, что можно построить еще одну трехэтажку. Сейчас дома расположены в опасной близости друг от друга

Сначала Воробьев предполагал возвести только один дом, земля вокруг должна была стать придомовой территорией. Но потом решил, что можно построить еще одну трехэтажку. Сейчас дома расположены в опасной близости друг от друга

Поделиться

Три года назад жильцов пытались выселить из дома по решению суда, но исполнять требования приставов они отказались: идти было некуда.

— К нам приходили приставы с автоматами, пытались выгнать. Мы испугались, стали везде писать, звонить и просить помощи. Боялись выходить из квартир, давление было очень большим. Запрет на эксплуатацию по-прежнему в силе, но пока приставы от нас отстали, — рассказывает Алёна.

В январе у жителей домов на Орловской пройдет очередное слушание, на этот раз — в Семнадцатом Арбитражном апелляционном суде в Перми. Заемщики намерены хотя бы отстоять право на землю.

— Если этой территорией в будущем заинтересуются застройщики, то нам хотя бы будет что им предложить, — объясняют местные жители.

Дома облицованы сайдингом, в некоторых местах он требует замены

Дома облицованы сайдингом, в некоторых местах он требует замены

Поделиться

В администрации города рассказали, что подавать новые иски и добиваться сноса всех домов не планируют. Там считают, что лишать жильцов единственных квартир было бы несправедливо.

— Действия городских властей были направлены на то, чтобы остановить застройщиков, применяющих практику строительства незаконных объектов на землях ИЖС (индивидуального жилого строительства), не обеспеченных инженерными сетями, и фактически обманывающих граждан, так как жить в таком жилье небезопасно. Однако лишать граждан подчас единственного жилья было бы несправедливо. Кстати, по поводу небезопасности такого жилья — не оценочное суждение. Таковы результаты судебной экспертизы, проведенной в рамках судебных разбирательств. Именно поэтому суды и принимают решения о сносе, — рассказали в мэрии.

Там также добавили, что подключить к городским коммунальным сетям «воробьевские» дома невозможно.

— Это не запрет городских властей или чья-то прихоть. Просто территории, на которых стоят дома, — это частный сектор, где недостаточно ресурсных мощностей инженерных сетей для подключения многоквартирных домов, а часто их просто нет. Кроме того, такое жилье (по понятным причинам) не поставлено на кадастровый учет. А значит, Водоканал не имеет законных оснований подключать такие объекты, — объяснили в администрации города.

При котельной заемщики, которым не хватило квартир в доме, сами сделали пристрой и теперь там живут

При котельной заемщики, которым не хватило квартир в доме, сами сделали пристрой и теперь там живут

Поделиться

Всего в Екатеринбурге было построено 73 многоквартирных дома на землях, предназначенных для ИЖС. Около 40 таких домов были заселены самовольно и эксплуатируются до сих пор.

— В 2017 году по распоряжению правительства Свердловской области создали специальную рабочую группу. Она рассмотрела различные возможности узаконить такие дома. Но это оказалось невозможным. Эксплуатационные параметры домов не соответствовали нормативным или хотя бы приемлемым, а сами постройки находятся на территориях, запланированных под перспективное развитие, — рассказали в министерстве строительства Свердловской области.

Для решения проблем «воробьевских» домов в минстрое привлекли компанию «Брусника». Программа распространялась на людей, в долевой собственности которых находился земельный участок под незаконной трехэтажкой. Застройщик выкупал доли либо в обмен на них предлагал участие в долевом строительстве. Речь, в частности, идет о постройках на Стачек и Ломоносова. Поддержку получили более 50 человек.

Расселением «воробьевских» домов также занимается «Атомстройкомплекс». Речь идет о многоквартирниках на Избирателей, Достоевского, Народного Фронта, где застройщик планирует возвести жилые дома.

— Так называемые «воробьевские» дома построены незаконно, с нарушением строительных норм — именно этим объяснялась неправдоподобно низкая стоимость этих квартир, в три (и более) раза ниже рыночной стоимости. Компания «Атомстройкомплекс» заявила о своей готовности помочь городским и областным властям в решении вопроса незаконных построек и предлагает полностью компенсировать понесенные гражданами затраты на приобретение квартир в домах по адресам Избирателей, 107, 112, Достоевского, 107, 109, 111, Народного Фронта, 42, — рассказали в компании.

Некоторые дома расселены почти полностью. Часть жителей получила компенсацию, часть решила переехать в дома «Атомстройкомплекса» с доплатой. В компании считают, что для собственников подобное сотрудничество было единственным выходом из ситуации — продать незаконно построенное жилье на рынке самостоятельно невозможно.

Алена живет в студии площадью <nobr class="_">24 кв. м</nobr> с тремя детьми

Алена живет в студии площадью 24 кв. м с тремя детьми

Поделиться

Для того чтобы помочь тем, у кого земля не была в собственности (около 300 человек), в конце 2020 года правительство внесло изменения в областной закон «Об особенностях регулирования земельных отношений на территории Свердловской области».

— После доработки сопутствующих нормативных документов правительство сформирует реестр пострадавших граждан. Предполагается, что инвестор с мая 2021 года сможет начать работать с ними, — пообещали в минстрое.

Ранее мы рассказывали о пикетах, которые устраивали уральцы, обманутые застройщиком Владимиром Воробьевым. Также предлагаем прочитать интервью с жителями многоквартирников, попавших под снос на Уралмаше.

По теме (13)

оцените материал

  • ЛАЙК10
  • СМЕХ23
  • УДИВЛЕНИЕ2
  • ГНЕВ31
  • ПЕЧАЛЬ19

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Екатеринбурге? Подпишись на нашу почтовую рассылку

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!

Loading...