«Клоака — это элита». Большое интервью с ректором УрГЮУ о проблемах Европы, спецоперации и пропаганде ЛГБТ

Владимир Бублик объяснил смысл своего нашумевшего выражения

Владимир Бублик говорит, что его слова неверно истолковали. Клоакой он считает Европу и ее ценности, а не Болонскую систему образования

Владимир Бублик говорит, что его слова неверно истолковали. Клоакой он считает Европу и ее ценности, а не Болонскую систему образования

Поделиться

Ректор Уральского государственного юридического университета Владимир Бублик в интервью екатеринбургскому порталу 66.ru рассказал о том, чем России грозит отказ от Болонской системы, и заявил о том, что детей нельзя отправлять в «европейскую клоаку». Как оказалось, напрямую между собой два эти утверждения не связаны.

Мы подробно поговорили с Владимиром Бубликом о его словах, наделавших много шума, и он объяснил, что такое клоака Европы и почему Болонская система — это не то чтобы идеал, но отказываться от нее сейчас уже поздно. Также обсудили пропаганду ЛГБТ, спецоперацию на Украине и то, что такое настоящий патриотизм.

Что же такое клоака Европы

— Всё же произносили вы словосочетание «европейская клоака»?

— Было сказано, и я еще раз это повторю: «Мы не отдадим детей в европейскую клоаку». Но клоакой я называю не Болонскую систему, которые я предлагаю оставить в России. Как я могу, с одной стороны, называть ее клоакой, а с другой — свою дочь отправлять в эту систему?

Клоакой я называю современную Европу. Точнее, не всю Европу, а тех, кто управляет Европой и, к сожалению, европейской системой образования.

Почему это клоака? Потому что их ценности — это не ценности. Это «потребляй, сколько хочешь», «будь индивидуалом», ЛГБТ-ценности, которые сегодня уже не просто идеология, а политика. И за отказ от этих ценностей государство наказывает.

Вот это я называю клоакой. И конечно, туда детей любой родитель не будет отправлять.

— Но в том же интервью вы говорили, что ваша дочь поедет учиться в Европу и ее вы туда отпускаете...

— Никуда я ее не отпускаю, потому что ей еще год учиться здесь. [Потом] она будет получать наше российское образование в архитектурном университете, а затем — все-таки она будет заниматься искусством, архитектурой — сможет на стажировке посмотреть великие творения итальянских, европейских мастеров. При одном условии: если эта дикая русофобия и клоака прекратятся. Если будут обеспечены гарантии нашим детям. А что происходит сейчас с нашими студентами?

Ректор УрГЮУ уверен, что сейчас российской молодежи находиться в Европе небезопасно — как морально, так и физически

Ректор УрГЮУ уверен, что сейчас российской молодежи находиться в Европе небезопасно — как морально, так и физически

Поделиться

Сама Болонская система не определяет содержание образования. Это технология — деление на уровни, продолжительность обучения, кредиты, мобильность, требования к оформлению дипломов... А содержание образования, то, что вкладывают в головы студентам, определяется законодательством страны, образовательной программой.

Я говорю ответственно и могу привести два примера. То, что в европейском понимании называется современной образовательной политикой, с нашей точки зрения — думаю, 95 % [россиян] меня поддержат — это растление молодежи. Это их оживотнивание.

— Что вы имеете в виду?

— Больше 20 лет наш профессор живет и работает во Франции, знает систему изнутри. Не буду называть вуз, но это старейший университет, созданный еще в средние века. И он говорит, что, для того чтобы аккредитовать образовательную программу — то, чему учат студентов, — нужно, чтобы программа учитывала интересы сексуальных меньшинств, интересы представителей ЛГБТ. Представляете?

В Финляндии и во Франции это требования государства к программе. «Они тоже люди, они тоже имеют право». Право-то они имеют, но почему это навязывается тем, кто по-другому считает?

Про пропаганду ЛГБТ и «Родительский контроль»

— А если рассматривать это как расширение кругозора? Это же не заставляет примыкать к ЛГБТ-сообществу. Ты просто знаешь об этом.

— Заставляет. В Германии в школах девочки и мальчики с какого-то возраста вместе спят и ходят в туалет. А если я как отец против этого, меня сначала оштрафуют из-за того, что я не подчиняюсь школьным правилам, а потом еще и ребенка заберут, потому что я, видите ли, лишаю ребенка права на образование в том виде, в каком его видит государство. А я с этим не согласен.

Многие, кстати, уехали [из-за границы], потому что в России есть нормальные школы. А это дети, их психика корежится. Я против этого, и вот это я называю клоакой. Нам с такими европейцами, которые там правят бал, не по пути.

Владимир Бублик говорит, что его слова неверно истолковали

Владимир Бублик говорит, что его слова неверно истолковали

Поделиться

— Давайте простое сравнение. В вашем вузе учат на юристов, рассказывают про уголовную систему, конкретные преступления, их расследования... Мы же не делаем вывода о том, что студенты-юристы после этого становятся преступниками, наслушавшись про преступления. Так почему разговоры про ЛГБТ-сообщество воспринимаются как пропаганда, а не просвещение?

— Такое просветительство должно быть своевременным. Об этом можно говорить человеку с уже сформированной психикой, а не ребенку. Если в какой-то игровой форме мальчику или девочке трех-четырех лет это говорить — это уже не информирование, а кодирование. Да и для десятилетних это рано.

Другое дело, что они уже в 11 лет в интернете шарятся и такое там смотрят. Но это уже вопрос к родителям, почему они допускают такое преждевременное взросление.

— А как от этого оградить?

— Программа «Родительский контроль» и вопрос отношения в семье — насколько родители авторитетны для своих детей и насколько им интересно, чем занимаются их дети. «Я работаю, нет свободного времени, некогда, у меня своя жизнь, тут ничего не сделаешь», — это всё отговорки. Есть же нормальные семьи, где всё это под контролем.

Интернет — страшное дело, но без него нельзя. В научно-техническом прогрессе есть не только плюсы, но и минусы, и то, о чем мы говорим — это очень серьезный минус, который существенно влияет на цивилизацию.

— У вас дома стоит «Родительский контроль»?

— Нет. У младшего — Андрею десять лет будет скоро — пока одни игры, но и то он уже начинает задавать вопросы. Музыку слышу у него такую... Мы немного ограничиваем, но не потому что он не то смотрит, а потому что гаджеты — это для психики вредно и от школы отвлекает. А Маша, старшая дочь, говорит: «Папа, ты мне что, не доверяешь? Я сама знаю, с кем мне водиться и что мне смотреть». Я ей доверяю, и если я ей поставлю эту программу, я ее просто этим оскорблю.

— Она принимает вашу позицию, и что в итоге — может, и не поедет на стажировку в Европу?

— Она говорит: «Папа, мне хотелось бы увидеть всё это не на картинках, а посмотреть вживую, походить там». Почему дети должны быть этого лишены? Но когда возникает вопрос физической безопасности, можно подождать с гуманитарной составляющей. А ведь что творится сейчас в отношении русских...

Владимир Бублик говорит, что отпустит дочь в Европу только при гарантии ее безопасности

Владимир Бублик говорит, что отпустит дочь в Европу только при гарантии ее безопасности

Поделиться

У меня знакомые отправили дочь учиться в Швейцарию. Платят много, но и отец состоятельный. Отец проплатил жилье на год вперед, а хозяйка перестала включать свет, отопление, перестала кормить... Говорит: «Пусть тебя Путин кормит». Вот и отношение к нашим детям.

— Но мы ведь не можем никак повлиять на происходящее и на государственное устройство других стран.

— Можем! Для начала не ездить просто туда. Забрать детей, пока они там не наведут порядок. Это будет долго длиться, к сожалению. Но я не буду своим ребенком рисковать. Увидят, что славянской внешности и если не хохлушка, начнут притеснять. Это большая проблема.

— Вот вам и глобальное последствие спецоперации...

— Поэтому надо ездить в правильные страны. Нельзя замыкаться, но в Европу пока ездить нельзя, пока Европа сама не исправится. Есть Турция, Китай. В Турции очень хорошо. Мои сейчас там, у нас есть недвижимость в Турции, и турки очень хорошо относятся, к детям особенно очень правильное отношение. Для них это святое.

Исламский и наш христианский мир — это оплот.

Владимир Бублик считает, что есть страны с правильными ценностями, а есть с неправильными. В Европе — неправильные

Владимир Бублик считает, что есть страны с правильными ценностями, а есть с неправильными. В Европе — неправильные

Поделиться

— А абсолютная свобода человека в Европе — это неправильно?

— Конечно. Это позиция: «Я потребляю, что хочу. Я рожден потреблять, кайфовать». Потребление — это основа западного общества. Потреблять, жить здесь и сейчас, не думать о будущем. Нет денег? Занимайте, кредитуйтесь. Это одна из идеологий Запада. А вторая: «Ты — свободный человек, делай, что хочешь, потому что ты личность». А то, что я личность?

Вот это я называю клоакой и не хочу, чтобы мой ребенок этим пропитался и приехал сюда. И любой родитель не хочет. Неужели вы не видите эти гей-парады, это беснование?

— В скандале из-за танца в 12-м лицее вы тоже видите пропаганду?

— Я прошу прощения, а когда мальчики стоят и друг друга держат за ягодицы — это нормально, что ли? Нет, давайте я не буду комментировать. Это сложная тема. Если бы мой ребенок в этом участвовал, я был бы очень огорчен. И это недоработка.

У одного нашего профессора на лекции студенты спросили, как он к этому относится. И он говорит: «Вот ты, Петя, погладь Ваню по руке. Тебе будет приятно?» Один говорит: «А почему нет?» Его ребята сами осудили.

Вот такое отношение у наших студентов. Мы — за естественные отношения. Да ради бога, пусть. Это их, наверное, право.

— Вам не кажется, что как будто только в последнее время к этому возникло такое отношение? Те же «Новые русские бабки» смешили всю страну, а это, вообще-то, мужчины, которые переодевались в женские наряды. И это никого не смущало.

— Это был китч, хохма. Пусть переодеваются, ради бога. Но когда это становится частью государственной политики, подкрепленной санкциями против тех, кто против — вот это уже серьезно.

И это стало [активнее обсуждаться] действительно в последние два-три года. Я не знаю почему.

— В России-то частью государственной политики это никогда не станет.

— Слава богу, мы другие. Я об этом и говорил, что у нас дети вырастут нормальными людьми, в том числе и в сексуальном, биологическом, физиологическом плане. Брак — это союз мужчины и женщины, созданный в целях рождения и воспитания детей, духовного гармоничного развития жены и мужа. А у них брак — это родитель-1 и родитель-2. У них сколько полов? Это нормально, что ли? Это содомия, шайтанство!

Владимир Бублик против того, чтобы интимные вещи становились достоянием общественности

Владимир Бублик против того, чтобы интимные вещи становились достоянием общественности

Поделиться

— Но ведь наука признает, что это не прихоть и не выбор людей...

— Если человек, будучи мужчиной, себя ощущает женщиной, одевается, ведет себя так — это сбой в генной программе, больной человек.

— И что с ним делать? Выслать из страны в Европу?

— Да нет, конечно. Пусть он себя так чувствует, но когда он начинает затягивать в это других — это неправильно. Это всё интимные вещи, а сейчас они стали публичными и государственными. В советское время мужеложство считалось преступлением, за это в тюрьму сажали — это другая крайность. Мы от нее ушли, и сейчас маятник улетел вообще в другую крайность.

Про патриотизм и спецоперацию


— Второй пример. Буквально свежий. Через несколько часов после начала спецоперации 24 февраля мне как ректору принесли обращение от студента нашего: «Владимир Александрович, идет [спецоперация]. Так нельзя. Это нарушение, Путин не должен так делать. Законно избранное правительство нельзя бомбить. Люди гибнут. Пожалуйста, осудите [спецоперацию]». И подпись.

Я смотрю, что это за первокурсник. И действительно: в армии не служил, семья нормальная, обеспеченная, сессию сдал на «хорошо» и «отлично», но есть нюанс — три года учился в Чехии. То есть он приехал уже переформатированным.

Ладно, это его мнение. Я понял бы его, потому что мне самому, честно говоря, было тревожно. Я не думал, что мы так резко начнем. А тут молодой человек не просто свое мнение высказывал, а советовал мне, что делать.

Поэтому я сказал, что эта позиция должна быть его личной позицией. Если он начнет агитировать ребят — это будет уже другой разговор. Сейчас он учится и хорошо учится, никаких санкций к нему не было [принято]. Но вот у человека такая позиция. Я это говорю к тому, что система форматирует людей.

— Вы считаете, что всё дело именно в том, чтобы пожить в Европе? А как насчет интернета, в котором есть всё?

— Не закроешься. Надо воспитывать, надо объяснять. Мы с дочерью очень серьезные разговоры ведем. И по поводу военной спецоперации и по поводу всего, что происходит. Я вижу, что ей страшно. Она маленькая девочка еще. Конечно, это касается молодежи. Я считаю, что с ними надо разговаривать и обсуждать [происходящее], но нельзя на них давить.

Говорить «Ты поддерживаешь спецоперацию? Если нет, то ты предатель!» — это неправильно.

Патриот — это тот, кто любит Россию и кто ей служит. Кто делами, а не словами это показывает. Вот наши ребята, студенты. Я их не спрашиваю, за они или против. Что об этом спрашивать? Это спецоперация идет, это будет. От нас ничего не зависит.

Но наши ребята делами выражают свое отношение: провели субботник на кладбище, где есть воинские захоронения, уже второй гуманитарный конвой формируют и отправляют, ездили с концертом в госпиталь к раненым... А наш университет будет принимать на обучение тех, кто закончил там службу. Если не будет бюджетных мест, будем за свой счет их обучать. Вот наш вклад. А кто хочет, пусть орет, что он патриот.

В УрГЮУ будут принимать солдат, принимавших участие в спецоперации

В УрГЮУ будут принимать солдат, принимавших участие в спецоперации

Поделиться

— Это хорошие человеческие поступки. А наклейки с буквами Z и V на машинах и не только — это патриотизм?

— Это их выбор. Может быть, это и проявление патриотизма. Я сам, честно говоря, на своей машине наклейку эту не наклеил. Разве это важно? Для меня важнее то, что делают наши студенты. Если человек считает, что так он проявляет патриотизм — это его право. Почему ему за это нужно машины царапать? Почему ему в напитки плюют, когда он приходит в бар?

Я разговаривал с Виктором Анатольевичем Шептием (депутат свердловского Заксобрания. — Прим. ред.), который ездил туда [в Донбасс]. И он мне рассказал одну интересную вещь, о которой я догадывался, но не знал, что это настолько важно. Говорят, что тем, кто там воюет, очень важно, как те, кто здесь, в России, оценивают ситуацию.

— У них есть возможность отслеживать публикации в СМИ?

— Отслеживают. Хоть общение и ограничено, всё равно информация проходит. И когда человек, который жизнью рискует, слышит, что дома его считают оккупантом разные очень продвинутые блогеры, то я не знаю, что будет, когда они сюда вернутся. Как эти блогеры будут встречаться с теми, кто там воевал. Это большая проблема. Им очень важно знать, как мы относимся к тому, что там сейчас происходит.

Есть внешние проявления патриотизма, а есть глубинные. Говорить-то можно что угодно. Нам здесь очень просто рассуждать, потому что нас, по сути, ничего не коснулось. Стало дороже, да. Но пока мы еще живем в общем-то в нормальном мире.

— А санкции, из-за которых уходят сети, закрываются магазины...?

— И что, вам стало жить хуже?

— Жить стало дороже.

— Это да, к сожалению. Думаю, наши руководители работают над этим. Верю в это.

Общество действительно с одной стороны раскололось, но с другой стороны мы всё-таки консолидировались, и больше тех, кто поддерживает президента. Я считаю, что очень правильно, хоть и с большим опозданием, но всё-таки объяснили, что было бы, если бы такое решение [о начале спецоперации] не было принято. И объяснили не на словах, а документально, и показания дают те, кто был захвачен, что они готовились и напали бы на Россию. Тогда мы бы тушили пожар в своей деревне.

И все пакеты санкций были придуманы заранее, это был просто повод. Поэтому здесь у нас нет выхода, только вперед!

Про санкции

— Ректоры многих вузов попали под санкции Украины, в их числе Виктор Кокшаров из УрФУ. Судя по всему, всё из-за подписанного ректорами письма в поддержку спецоперации. Почему вы его не подписывали?

— Во-первых, мне никто не предлагал. Многие ректоры туда не попали. Меня не спросили: «Ты за или против?» Я только недавно узнал, что есть такой список. Меня не спрашивали. Если бы спросили и попросили подписать, я бы подписал.

Владимир Бублик не подписал письмо в поддержку спецоперации, но готов был бы это сделать

Владимир Бублик не подписал письмо в поддержку спецоперации, но готов был бы это сделать

Поделиться

— И тоже попали бы под эти санкции...

— Ну и что мне эти санкции? На Украине у меня нет ни недвижимости, ни счетов. Сейчас бы меня и не пустили туда. Когда там будет нормальное государство, я бы туда поехал.

Я служил на Украине, в Евпатории. Там были ребята со всего Союза. Поэтому я немножко знаю и люблю эту страну. Жалею, что в Киеве не побывал — был только проездом, когда нас в армию везли.

Еще раз объясняю: я не подписал только потому, что мне не предложили. Возможно, нужно было очень быстро отреагировать.

Про Болонскую систему

— Система возникла в 1999 году, а в 2003 году вузы в России поставили перед фактом, что мы в этой системе. Когда Союз распался, мы считали, что мы — часть мира, часть Европы. До 2008 года у нас была эта иллюзия, потом Путин сказал, что для других стран мы продолжаем оставаться империей зла. Вот тогда нужно было определяться с нашим отношением к этой Болонской системе.

— А почему тогда только сейчас решили от нее отказаться?

— Вот! Я считаю, что нужно было раньше. И не отказываться, а определяться. Сегодня, когда говорят, что с сентября учебный год начнется без Болонской системы — это дурь. Решение должно быть не политическим, не популистским, а взвешенным.

Ректор УрГЮУ уверен, что в ближайшее время от Болонской системы Россия не откажется

Ректор УрГЮУ уверен, что в ближайшее время от Болонской системы Россия не откажется

Поделиться

И Валерий Николаевич Фальков (министр образования РФ. — Прим. ред.) правильно сказал, что мы уберем недостатки, которые есть в этой системе.

— Какие это недостатки?

— Главный недостаток — что нас так и не пускают в Европу, наших выпускников. Забирают тех, кто им нужен — айтишников, инженеров, технарей... Пусть министерство с недостатками определится и с нами обсудит, а саму систему надо оставлять.

Потому что если мы не будем готовить айтишников-бакалавров — это не означает, что их не заберут [за границу] даже без образования, был бы ты с головой. Всё равно утечка мозгов будет. Прежде всего надо сделать так, чтобы здесь было выгодно и комфортно работать.

Вот смотрите: мы и все наши партнеры по Болонской системе создали консорциум. Мы хотим готовить бакалавров, которые смогут работать на пространстве ЕврАзЭС, а у нас систему отменяют. Ну как так? У нас много контактов с европейскими университетами — Германии, Чехии, Америки, Турции... Они просто поставили на паузу наше сотрудничество. И понятно почему. Они заняли выжидательную позицию — чем на Украине [всё] закончится. И их можно понять, они не такие сильные, как Россия. Россия всё выдержит.

Ранее в Екатеринбурге подписали соглашение о создании консорциума «Европейско-Азиатский правовой университет». В нем будут участвовать вузы России, Белоруссии, Казахстана, Таджикистана, Узбекистана и Армении. Тут будут готовить юристов, которые вне зависимости от гражданства смогут работать в любой из этих стран.

Никто никуда еще не выходит. Пока сделаны только политические заявления.

А сейчас всё слишком далеко зашло. Придется ломать через колено, резать по живому. Это неправильно. Образование — очень чувствительная сфера, которая касается не только студентов и преподавателей, а касается страны.

— Если говорить о проблемах образования в стране, не стоит ли начать со школ?

— В школьном образовании много проблем. Жаль, что мы ушли от советской школы. Мы видим, какими приходят студенты после школы.

В чем плюс нашей системы образования в вузах: это образование не клиповое, оно фундаментальное. Получил базу и можешь исследовать всё, что тебя заинтересует. А у них [на Западе] ты сам выбираешь, что тебе интересно, и становишься узким специалистом в очень узкой сфере. Схлопнулся этот рынок, и куда ты пойдешь?

Многие дети моих знакомых заканчивают школы экономики за границей, получают дипломы, приезжают сюда, и в лучшем случае их папа к себе в офис устроит. А наше образование ценится везде.

Отказ от Болонской системы сейчас приведет к самоизоляции образования России, уверен ректор юридического университета

Отказ от Болонской системы сейчас приведет к самоизоляции образования России, уверен ректор юридического университета

Поделиться

новость из сюжета

Подпишитесь на важные новости о спецоперации на Украине

Ранее мы разбирались, что ждет студентов-иностранцев в случае выхода России из Болонской системы. Против этого уже выступил ректор УрФУ.

Что вообще такое Болонская система и чем грозит отказ от нее, мы подробно разбирались в этом материале.

Новости РЎРњР?2
Новости РЎРњР?2