24 октября воскресенье
СЕЙЧАС +4°С

В машину заползает на коленках: уралец с ДЦП стал таксистом, чтобы заработать на жильё

Николай Ткаченко мечтает переехать из Ревды в Екатеринбург и помогать людям

Поделиться

Николай проводит за рулем весь день

Николай проводит за рулем весь день

Поделиться

— Совсем перестал ходить я лет десять назад, — Николай Ткаченко крутит руль старенькой иномарки и поглядывает в зеркало заднего вида. — Коляска есть, но я ей почти не пользуюсь. Зачем? Я ж весь день за рулем. Поехали, покажу вам город.

В Ревде Николай знает все уголки, это его родной город, хотя половину из своих 50 лет он провёл в Екатеринбурге. Вернуться пришлось в 2016 году после смерти жены Ольги. Они мечтали отметить серебряную свадьбу, но прожили вместе только 22 года, последние два — в борьбе с онкологией.

— Я с детства хотел, чтобы у меня была семья. Некоторым погулять надо, а мне главное, чтобы о ком-то можно было заботиться, чтобы обо мне заботились. Если бы жена не умерла, так до сих пор бы и жили. А познакомились мы случайно. Я похоронил бабушку в Ревде, один остался, переехал к матери в Екатеринбург. Ольга зашла к ней в гости. Она и инвалидов-то не видела до этого, а тут выплывает такая каракатица с палкой. Она рассказывала, что подумала: «Вот это лягушка». А я про себя подумал: «Вот это баба!». Она 170 сантиметров ростом и 120 килограммов, сами понимаете, — смеется Николай.

Через неделю Николаю исполнится 50 лет

Через неделю Николаю исполнится 50 лет

Поделиться

Вот так каждое утро Николай забирается в машину

Вот так каждое утро Николай забирается в машину

Поделиться

Приходится просить о помощи прохожих

Приходится просить о помощи прохожих

Поделиться

Машина у Николая старенькая, 2003 года

Машина у Николая старенькая, 2003 года

Поделиться

Ему тогда было 25 лет, он, инвалид первой группы с ДЦП, уже окончил техникум, получил профессию бухгалтера, правда, так никогда им и не поработал. В Екатеринбурге поступил в университет — учиться на социального работника. С Химмаша, где они жили, каждое утро ездил на учебу на Эльмаш. На коляске и на автобусе дорога занимала два часа.

— На остановке у меня была любимая фраза: «Мужики, помогите коляску закинуть!». Я-то сам забирался, а коляска — из чистого железа, 50 килограммов весила. Утро, все на работу едут, сколько раз слышал, мол, куда ты лезешь, сидел бы дома. Но я отвечал: туда же, куда и вы, в общественный транспорт.

Через два года про него снял сюжет Четвертый канал. После этого, как говорит Николай, он проснулся знаменитым. Ему помогли получить «Оку» с ручным управлением, и он освоил еще одну профессию — таксиста, стал брать пассажиров по дороге на учебу и домой. Правда, один раз чуть не остался без авто:

— Останавливает мужичок, поехали, и тут чувствую, он ткнул в бок чем-то острым. И говорит: вылазь из машины. Я уже учился, нам психологию преподавали, думаю, надо с ним разговаривать: когда с человеком говоришь, он расслабляется. Начал всякую чушь нести, говорю, мужик, подожди, во-первых, я ходить не могу, тебе придется меня вытащить из машины. Во-вторых, тут ручное управление, рычаги, ты не уедешь. Говорю, давай я тебя отвезу куда надо, денег не возьму. Он говорит: вези в Первоуральск. Еду, а сам соображаю, где пост ГАИ. И вдруг смотрю, что за нами едет экипаж ППС. На кольце я им дал себя обогнать, потом в одном месте они притормозили, а я нет, и так тихонько им в задний бампер бах. Ну, вы же знаете нашу полицию, выскакивают и с матом на меня: ах ты, инвалид такой-сякой, что, ездить не умеешь? Говорю, мужики, подождите, давайте потом насчет бампера, меня тут убить хотят и машину отобрать. Они сразу, конечно, отношение поменяли, забрали пассажира моего.

Николай устроил нам небольшую экскурсию по Ревде

Николай устроил нам небольшую экскурсию по Ревде

Поделиться

Машина переделана на ручное управление

Машина переделана на ручное управление

Поделиться

Каждое утро Николай выползает из дома на коленках и просит соседей или прохожих помочь ему забраться в старенький Mitsubishi. Когда он уже в водительском кресле, со всем ловко управляется сам. Машина — теперь его ноги. Сидеть дома мужчина не может с того дня, как получил свою первую инвалидную коляску в 16 лет.

— Представляете, ребенок 16 лет дома сидел, а тут весь мир открылся! В кинотеатр «Победа» я ходил на каждый новый фильм. Подъезжал на коляске, а потом с палочкой, у меня была такая утиная походка. Город знал как свои пять пальцев. Тогда вообще считали, что в Ревде один инвалид-колясочник, потому что я очень активный был.

Тогда же, в 16 лет, Николаю выдали справку о том, что он нуждается в постоянном постороннем уходе. Говорит, это было хуже смертного приговора. И каким-то образом он упросил комиссию сделать приписку, что он может обучаться и в дальнейшем работать. Через горком партии смог устроиться на время учебы продавцом автобусных билетов. Очень обижался, когда его называли инвалидом.

— Знаете, когда я первый раз заметил, какое отношение к инвалидам? Во время учебы. В автобусе сидел мужичок лет сорока с ДЦП, чуть-чуть подшофе, и он стал мяукать как кот. Ну, не знаю, для чего он это сделал, то ли людей привлечь, то ли что. Всякое бывает, не заглянешь же человеку в голову. И от него люди потихоньку стали отодвигаться. И тут я захожу, такой же красивый, в этот автобус, и от меня тоже все давай отодвигаться! Ну, думаю, понятно. Просто, видите, люди мало общаются с такими, как мы, поэтому побаиваются. Сейчас я к этому нормально отношусь. На комиссию, чтобы инвалидность подтверждать, я всегда брал помощников, потому что все равно с коляской тяжело. И приедешь, а там не с тобой разговаривают, а с тем человеком, который тебя сопровождает, хотя он вообще ничего не знает! Если даже врачи так относятся, то что уж говорить о простых гражданах.

Ревду он знает как свои пять пальцев

Ревду он знает как свои пять пальцев

Поделиться

Самое «хлебное» время — утро и вечер, говорит таксист

Самое «хлебное» время — утро и вечер, говорит таксист

Поделиться

Водителем такси официально Николай устроиться тоже не смог, не взяли. Поэтому еще в Екатеринбурге «калымил» нелегально. Потом они с женой открыли небольшой бизнес — павильоны с фруктами и овощами. Когда супруга заболела, все пришлось продать, а после ее смерти снова стать таксистом, но уже в Ревде. Квартира, где они жили, принадлежит матери Ольги, та попросила Николая съехать. Оставшуюся от бабушки комнату в Ревде он продал еще в девяностые, а из квартиры его матери в Екатеринбурге его выписал сводный брат. Недавно Николай встал в очередь и надеется когда-нибудь получить жилье.

— Я четыре года добивался, чтобы меня поставили в очередь в Екатеринбурге. Получается замкнутый круг: ты не можешь встать в очередь, потому что у тебя нет постоянной регистрации, а где я зарегистрируюсь, если у меня вообще жилья нет? Сейчас квартиру снимаю. Заработка и пенсии по инвалидности хватает только на содержание машины и на съем. В такси много не заработаешь, ладно бы машина была новая, а ей 16 лет. Вот я только что отремонтировал двигатель, сейчас надо подрамник варить, лопнул. Замена двигателя обошлась в 42 тысячи, я эти деньги копил три месяца. Эта пенсия уйдет на ремонт машины, следующая — на страховку.

За рулем Николай с раннего утра и до вечера. Клиенты в основном знакомые, звонят, когда надо куда-то съездить, доверяют детей возить в школу и из школы. В Ревде, признается таксист, никто никуда не торопится, все размеренно и спокойно, и потому он скучает по шумному Екатеринбургу и мечтает вернуться.

Машине Николая уже 16 лет

Машине Николая уже 16 лет

Поделиться

И возраст дает о себе знать

И возраст дает о себе знать

Поделиться

— Я обыкновенный человек, как все, как вы, — вдруг говорит он. — У меня есть проблема, не отрицаю, но живу как все. То есть я не идеальный, во мне недостатков куча, как у любого. Как говорится, не надо из меня делать памятник. Просто я никогда не обращался к государству по мелочи. Но вот реально на квартиру мне не заработать даже при всем моем желании. А все остальное… Было бы жилье, я бы, может, даже и не работал, занимался бы тем, чем хочу заниматься.

— Чем?

— У меня есть желание помогать людям. Есть такое понятие — поплакать в жилетку. Человеку плохо, он пришел, поговорил, совета попросил. Я за свои 50 лет много что в жизни видел, много что понимать начал. Самое страшное сейчас — проблема одиночества, особенно в больших городах. Вроде вокруг тебя толпа, а толпа просто сквозь тебя проходит — и твои проблемы ей не нужны, и ее проблемы тебе не нужны. Иногда человеку надо просто выговориться. Он, может, даже потом тебя и не вспомнит, но он вспомнит то, что ты ему сделал…

Мы рассказывали про Наталию Збыковскую из Екатеринбурга, у нее тоже ДЦП. Женщина стала шить мягкие игрушки, чтобы заработать прибавку к пенсии по инвалидности. А еще почитайте историю парализованного бизнесмена из Екатеринбурга, который лепит гномиков из глины, и историю Натальи, которую парализовало после операции, а она не опустила руки и стала осваивать сноуборд.

Фото: Максим ВОРОБЬЕВ / E1.RU
Видео: Максим БУТУСОВ / E1.RU

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Екатеринбурге? Подпишись на нашу почтовую рассылку
Loading...
Loading...