26 сентября воскресенье
СЕЙЧАС +5°С

Директор Уральского кардиоцентра — о вспышке COVID, выходе из пандемии и опасности для «сердечников»

Ян Габинский предположил, что ситуация с коронавирусом может стабилизироваться к середине июля

Поделиться

После вспышки в больнице № 1 в кардиоцентре заболели три человека из медперсонала

После вспышки в больнице № 1 в кардиоцентре заболели три человека из медперсонала

Поделиться

В среду, 6 мая, Уральский кардиоцентр возобновил свою работу. Но еще две недели назад его функционирование было под вопросом из-за вспышки коронавируса в ЦГКБ № 1 Екатеринбурга. Незадолго до этого некоторым больным понадобилась помощь специалистов. И кардиоцентр оказался заложником ситуации: туда привезли больных с COVID-19, но об этом диагнозе они еще не знали. В результате заразился и медперсонал кардиоцентра, и пациенты. E1.RU поговорил с директором учреждения Яном Габинским о том, как решался кризисный вопрос с больными, а также как изменится ситуация с медициной после пандемии.

Как сейчас обстоят дела в институте кардиологии?

— 6 мая мы вновь открылись для приема пациентов. Все специалисты института сейчас работают в штатном режиме в соответствии с рекомендациями Роспотребнадзора. Карантин у нас ввели 22 апреля, прошло 14 дней, ни одного нового заболевшего.

— Сколько всего пациентов с коронавирусом было в кардиоцентре?

— Положительный тест на коронавирус был только у пяти. Это те пациенты, которые были переведены к нам из больницы № 1, когда это все случилось, и те, кто контактировал с ними в палате. Также COVID-19 нашли у двух младших медсестер и одной медсестры. Итого восемь человек.

— Таких пациентов куда-то переводили?

— Да, их переводили в соответствующие лечебные учреждения, где ухаживают за больными с коронавирусом. Как только все случилось, мы провели тест всем пациентам, которые у нас лежат, все полученные анализы — отрицательные. По разрешению Роспотребнадзора больных, не нуждающихся в скорой кардиологической помощи и имеющих отрицательный анализ, мы выписали.

Уральцев, нуждающихся в кардиологической помощи, отправляли в Верхнюю Пышму

Уральцев, нуждающихся в кардиологической помощи, отправляли в Верхнюю Пышму

Поделиться

— Куда переводили медперсонал, который заразился коронавирусом?

— Они были переведены в инфекционное подразделение 40-й больницы. Состояние у заразившегося медперсонала довольно легкое.

— Усложняется ли лечение коронавируса при кардиологических проблемах?

— Конечно. Сложно сказать, что является сопутствующим: коронавирус или инфаркт миокарда. И то и другое настолько серьезное, что может сильно усложнить ситуацию. Но, мы надеемся, у этих пациентов все будет более или менее нормально. Что касается других пациентов, которые лежали в кардиоцентре, — они все выписаны в удовлетворительном состоянии, за ними всеми ведется наблюдение.

— Они наблюдались удаленно или к ним приезжает кто-то?

— Они наблюдались в кардиоцентре по поводу своего основного заболевания. Все анализы на коронавирус у них были отрицательными, поэтому мы получили добро на выписку этих пациентов.

— Не было ли опасений, не рассматривали вариант оставить их на карантин на две недели?

— Это был бы дополнительный риск для них. Были проведены все противоэпидемические мероприятия. У них отрицательные результаты анализа на коронавирус, состояние здоровья позволяло, и мы выписывали их домой.

— Но ведь часто бывает, что первая пара тестов показывает отрицательный результат, а уже третий тест оказывается положительным.

— Все контролировалось Роспотребнадзором, все рекомендации были соблюдены. Надеемся, что все будет нормально, потому что ни у других сотрудников, ни у других пациентов положительных результатов не было обнаружено.

Свердловская область в сравнении с другими регионами выглядит достойно, считает Ян Габинский

Свердловская область в сравнении с другими регионами выглядит достойно, считает Ян Габинский

Поделиться

— Тест делается в течение одного-двух дней?

— В течение четырех-пяти часов.

— Если пациенту, например из «двойки» или из «шестерки», где есть коронавирус, срочно понадобится специализированная кардиологическая помощь, ему сначала будут делать тест, ждать результат и только потом направят к вам?

— Если имеются хоть какие-то признаки очага и заражения, то в условиях маршрутизации в Екатеринбурге эти больные едут в Верхнюю Пышму.

Мы работаем сейчас в очень сложной ситуации и должны себя беречь. Мы будем работать с больными с острым инфарктом миокарда, оказывать им помощь, это совершенно ясно. А что касается других больных, если есть признаки заражения, они будут направлены в Пышму, если нет, то должен быть отрицательный тест на коронавирус.

Мы будем очень внимательны, мы уже прошли первую волну и не можем допустить, чтобы в таком уникальном месте была повторная волна. Это касается всех лечебных заведений высокотехнологической медицинской помощи, которые переводят этих пациентов.

— Как в целом вы оцениваете ситуацию в городе и Свердловской области?

— Если сравнить процент зараженных в Свердловской области по сравнению с тем, что мы видим по телевизору, что происходит в Европе, в мире, более крупных мегаполисах, я хочу сказать, что Свердловская область выглядит достойно. По количеству вновь зарегистрированных случаев, летальных исходов и тяжелых пациентов. Дай Бог, чтобы нам удавалось дальше сохранять [нынешние результаты] — и мы выйдем из этой ситуации достойно.

— У вас есть предположение о том, когда мы выйдем с карантина?

Если говорить об улучшении, снижении санкций, то, я думаю, в конце мая, в 20-х числах. Возможно, и раньше, если все делать поэтапно.

— В сравнении с другими регионами России в Свердловской области заболевших не так много. С чем это связано?

— Екатеринбург — это крупный мегаполис. Вовремя были приняты соответствующие меры, была готовность медучреждений, персонала, возможность проведения самоизоляционной защиты. Все-таки я отношу Свердловскую область и Екатеринбург к мегаполисам, где жители понимают серьезность ситуации и могут содействовать ее улучшению в плане каких-то ограничений. Это уровень города, уровень области, уровень образованности, уровень интеллигентности, уровень культуры. Все это вместе взятое дает о себе знать. На мой взгляд, когда приходит понимание опасности, чем культурнее, интеллигентнее у нас общество, тем быстрее оно все это понимает.

Свердловск и во время войны был опорным краем державы. Мы понимали, как надо вести себя в тылу и сколько сил надо отдавать. Тогда это было производство, сейчас это, наоборот, ситуация, связанная с человеческими возможностями и самоизоляцией. Никто не отменял ее. Если бы мы точно знали рецепт лечения этого вируса — это была бы одна ситуация, а когда мы не можем однозначно сказать ни про лекарственные препараты, ни про вакцину, которая неизвестно сколько будет создаваться, то самоизоляция — практически единственное лекарство, которым можно уберечься от этой большой беды. И помочь, конечно же, медперсоналу, чтобы не было той картины, которую мы видим в европейских странах. До недавнего времени там каждый десятый врач погибал от коронавируса.

— Вы наверняка следите за информацией о вирусе. Слышали ли вы, что он влияет на сердечно-сосудистую систему?

— Я думаю, что мы с вами не последний раз разговариваем. Пройдет какое-то время, мы будем обладать своими данными и поговорим с вами. Не может самоизоляция не влиять на состояние людей. Особенно на тех, кто страдает заболеваниями сердечно-сосудистой системы. Пользуясь случаем, я хотел бы обратиться к людям, имеющим эти болезни, и напомнить, что ни в коем случае нельзя забывать принимать лекарственные препараты, которые выписаны. Мы работаем в режиме онлайн-консультаций. Любой человек может зайти на сайт и переговорить с ведущими кардиологами нашего города, чтобы получить рекомендацию. Мы считаем, что хотя бы таким способом должны помочь жителям нашего города правильно себя вести в этой сложной ситуации.

Кардиоцентр работает в том числе и в режиме онлайн-консультаций

Кардиоцентр работает в том числе и в режиме онлайн-консультаций

Поделиться

— Ходят слухи, что сам вирус влияет на работу почек, легких и, возможно, кровеносной системы.

— Любая инфекция, любой вирус, тот же грипп, который был, есть и будет, влияют на состояние сердечно-сосудистой системы и на различные органы. Никакого секрета здесь нет. Мы сейчас говорим, что да, чаще всего это происходит у людей более старшего возраста и у людей, имеющих сопутствующие заболевания. В медицине это называется коморбидным состоянием — когда у пациента уже есть несколько заболеваний до встречи с вирусом. Поэтому, конечно, будем более внимательно смотреть на пациентов, у которых это уже было.

«Время покажет» — прекрасная фраза, потому что сейчас мы делаем все, что можем и что должны делать. Потом будем уже смотреть, как вирус себя проявил на разных категориях больных, в том числе и как он влияет на сердечно-сосудистую систему.

— В вашем институте будут такие исследования или будут смотреть в целом по сфере?

— Пока что мы не подавали заявки [на такие исследования]. Во всяком случае, я думаю, что всех наших пациентов, которые перенесли этот вирус, мы, конечно, будем фиксировать, оценивать, смотреть, анализировать. Мне как заведующему кафедры кардиологии института, конечно же, важно, чтобы потом мы преподавали нашим студентам, нашим врачам на повышении квалификации уже с учетом тех данных, которые мы получим.

— Мир после пандемии уже не будет прежним. А как в будущем может измениться медицина? Возможно, этой сфере будет уделяться больше внимания?

— Ваши слова да Богу в уши, или всем тем, кто это решает. Я считаю, так и должно быть, потому что мы не можем существовать на уровне ниже европейского и мирового уровня медицины. Конечно, акценты должны быть на профилактической медицине, мы должны предупреждать. Это наша основная задача. Предупреждение — это в том числе и вакцины, и профилактика. Вы представляете, если бы в мире уже была создана вакцина от коронавируса? Всех этих ужасных проблем можно было бы избежать.

Эта эпидемия инфекционная, а есть неинфекционная, допустим, эпидемия сердечно-сосудистых заболеваний.

Поэтому если у нас будут профилактические программы, которые будут предупреждать развитие этих заболеваний, то и менталитет станет меняться.

— А к врачам поменяется отношение?

— Мы сейчас все говорим, что наши герои, наше спасение — это врачи.

Чтобы не было такого, что пройдет это время — и медицина по важности отойдет на дальний план. Это должно отражаться и на финансировании. Сейчас на медицину уходит 3–4% от ВВП. Все равно все восстановится, и через год-два, надеюсь, это уже будут 8–10%.

И тогда наши люди, люди с уникальным научным опытом смогут сделать настолько много для людей, что мы сможем вмешиваться в здоровье россиян на более высоком уровне.

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК2
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ2
  • ПЕЧАЛЬ2

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
У нас есть специальная рассылка о коронавирусе и карантине в нашем городе. Подпишитесь, чтобы не пропускать новости, которые касаются каждого.
Loading...
Loading...