24 сентября пятница
СЕЙЧАС +2°С

«Им повезло»: юрист объяснил, почему за «избитую» в больнице Екатеринбурга бабушку никто не ответит

Вадим Каратаев видит корень проблемы в низкой квалификации медперсонала

Поделиться

Медицинский юрист объяснил, как действовать родственникам в подобных ситуациях

Медицинский юрист объяснил, как действовать родственникам в подобных ситуациях

Поделиться

Пожилую жительницу Краснотурьинска после инсульта выписали из ЦГБ № 3 Екатеринбурга раньше времени и вернули родственникам серьезно избитой. Никто из врачей так и не смог объяснить происхождение травм, а в Минздраве заявили, что нарушений при оказании медпомощи не было. Через несколько дней Людмила Апаренкова умерла. Медицинский юрист Вадим Каратаев в интервью подробно разобрал эту ситуацию и ответ Минздрава.

— Нормальна ли ситуация, когда выписывают недолеченных?

— Надо смотреть принципы маршрутизации по области. Это нормативная база уровня субъекта федерации. Надо разбираться, какие были запасные варианты в таком случае. Но это вопрос решабельный.

— Смогут ли родственники выяснить обстоятельства получения травм, или помешает врачебная тайна?

— С 13 января 2020 года родственники умершего совершеннолетнего пациента получили право на доступ к медицинской документации о своем умершем родственнике. Единственным основанием, дающим право врачам быть стражей врачебной тайны, является записанный при жизни пациента явный отказ от предоставления такой информации. В данном случае со ссылкой на постановление Конституционного суда родственники имеют полное право получить доступ к документации или заверенным копиям, или право на копирование своими силами. Можно прямо ссылаться на эту статью.

— Как определить, кто из больниц виноват в синяках и травмах?

— Берем первую страницу второй истории по хронологии и последнюю страницу первой истории, кладем рядом и смотрим, а кто здесь наврал. Потому что принимающая больница никогда не поленится и подробно опишет статус пациента на момент поступления.

— Понесет ли кто-нибудь ответственность за травмы и смерть?

— Вопрос об ответственности главный, но отвечать на него можно только после получения заключения о причине смерти. Нужен протокол патологоанатомического вскрытия. Подробное описание внешних и внутренних признаков при вскрытии, микроскопические описания. В конце будет резюме — врач приходит к заключению, что смерть пациентки наступила в результате, и т. д. Именно это дает представление о механизме смерти. До тех пор переключаться на правовой анализ конкретных действий и оценивать связь этих действий со смертью преждевременно.

— В нашем случае смерть наступила от инфаркта мозга. Прямой связи между гематомами и смертью нет.

— В этом случае ни для кого не наступает никакой ответственности. Если бы бабушка осталась жива, это было бы другое дело. Она бы могла пожаловаться на нестойкий вред здоровью. Но поскольку мы говорим о смерти, с нее мы уже не спросим. А переживающие родственники могут спросить только за смерть бабушки. Но вряд ли травмы мягких тканей могли привести к инфаркту.

— То есть сейчас за эти ушибы и травмы никто не ответит?

— Человек был нездоров, а эти телесные повреждения, ну что, это штрихи к портрету современной медицины. Они не находятся в причинной связи со смертью, не включились в механизм смерти, поэтому ответственности не наступает.

Это дефекты ухода. Это не врачебное, потому что врачи по большому счету не таскают в больнице. То, что она умерла, — это большое счастье для всех причастных. Им повезло.

Людмила Павловна вернулась вся в гематомах

Людмила Павловна вернулась вся в гематомах

Поделиться

— Почему так происходит, это халатное отношение или просто непрофессионализм?

— Когда я работал в реанимации, мой заведующий говорил, что половина успеха лечения больного в реанимации (то есть самого тяжелого) — это общий уход. Это натянутые простыни без складок, борьба с пролежнями, помытые глаза, почищенные зубы, помытые волосы, подстриженные ногти. Я за всех не буду говорить. Но я знаю, как работает средний персонал первой областной больницы — это воля руководителя.

Это авторитарный стиль управления, это наказание за равнодушие, но в итоге больные лежат вылизанные. В реанимации не бывает демократии, потому что высока цена ошибки. Слово «ухаживать» однокоренное со словом «ход». Ты стаптываешь ботинки, не отходишь от больного.

Можно наорать и лишить премии, но когда нет внутреннего стержня — это плохо.

История с бабушкой — частая история. Это, с одной стороны, нарушение прав и свобод человека, с другой — для его же безопасности его фиксируют к кровати. Можно в любую сторону перестараться. Нужно быть готовым к такой работе. Это этическая проблема.

Почитайте ответ Минздрава по результатам разбирательства.

Жительница Краснотурьинска Людмила Апаренкова лежала на реабилитации после инсульта в ЦГБ № 3 Екатеринбурга. После перепрофилирования больницы ее не стали переводить в другое медучреждение, а выписали домой. Родственники получили свою бабушку с многочисленными травмами. А через короткое время она умерла.

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК3
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ33
  • ПЕЧАЛЬ12

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Екатеринбурге? Подпишись на нашу почтовую рассылку
Loading...
Loading...