9 мая воскресенье
СЕЙЧАС +10°С

«Первый раз меня заставили платить "дань" в 2010-м». Монолог судмедэксперта, который сдал своего начальника-взяточника

ФСБ успешно провела спецоперацию, но разоблачение коррупционной схемы стоило медику работы

Поделиться

Борец с коррупцией все-таки потерял работу

Борец с коррупцией все-таки потерял работу

Поделиться

На Урале судмедэксперт рассказал о коррупции

В Екатеринбурге за взятку будут судить крупного медицинского специалиста: заместителя начальника свердловского Бюро судмедэкспертизы. Прокуратура Верх-Исетского района уже утвердила ему обвинение. Чиновника взяли с поличным, операция фиксировалась на видео, меченые купюры общей суммой сто тысяч рублей конфисковали. Оказалось, что коррупционера сдал его подчиненный — начальник туринского отделения Свердловского бюро судмедэкспертизы.

По версии следствия, начальник областного Бюро в Екатеринбурге поручил своему заму провести служебную проверку по районному патологоанатому. Тот оказывал коммерческие услуги в морге.

— Взятка была передана за общее покровительство, которое получатель оказал по итогам служебной проверки, выявившей нарушения в действиях заведующего районным отделением, — комментируют это дело в Свердловской областной прокуратуре.

Патологоанатом обратился в ФСБ, спецоперация по задержанию взяточника прошла успешно. Но после этой истории борец с коррупцией все-таки потерял работу. Мы поговорили с уволенным медиком, и он рассказал нам, почему нисколько не жалеет о том, что сдал своего начальника.

Алексей Иванович (мы договорились, что в этом тексте не будем называть ничьих фамилий) — патологоанатом, работает заведующим туринским районным бюро. Но, помимо основной работы в госучреждении, он организовал свой небольшой бизнес, открыл ИП. В этом ИП он единственный сотрудник и сам себе начальник. Он оказывал родным умерших коммерческие услуги: готовил тело к похоронам, мыл, переодевал, наносил грим. Публикуем его рассказ полностью.

— Ничего незаконного в этом не было. Еще в советские времена, когда я начинал работать интерном, в Кировском бюро была некая такса на эти услуги, равная цене бутылки водки.

Сейчас это в наши служебные обязанности не входит. Мы обязаны только зашить разрезы после вскрытия и отдать тело родственникам. А трупы бывают очень «тяжелыми», расчлененные, разорванные поездом. Поэтому разумно было создать такое ИП. Когда туринская больница была в ведомстве муниципалитета, я брал официальное разрешение и арендовал в морге три метра. Потом больницы передали в федеральное ведомство и аренду запретили: была объявлена борьба с коррупцией. Единственное мое нарушение — я выписывал квитанции, но не платил за аренду. Из-за этого раз в год при проверке меня привлекали к административной ответственности и делали предупреждение, не штрафовали. Если в некоторых районах ИП нет, то деньги за работу на руки получают санитары — они не должностные лица, их нельзя обвинить во взятке.

Помню, больше десяти лет назад один из прежних руководителей Свердловского бюро при встрече (я приехал к нему с результатами какого-то вскрытия) обронил фразу: «А ведь в районах тоже крутятся большие деньги». Я вспомнил эту фразу через несколько лет, при новом начальстве.

Замначальника (будущий подсудимый) сказал мне, что у них не хватает денег на какую-то мелочь: бумагу на ксерокс, принтер, картридж, что-то еще. Так я первый раз отдал ему 12 тысяч рублей якобы на бумагу. С тех пор я каждый квартал платил ему. За год набегало около 50 тысяч, а за десять лет — полмиллиона. Я так и говорил ему по телефону: «Передам вам "квартальные"». Конечно, я не могу ничего утверждать, но у нас 40 районов — 40 экспертных бюро… И, если я не единственный, с кого брали «квартальные», доход совсем хороший получается — под два миллиона.

Но «квартальными» дело не ограничилось. Как-то несколько лет назад меня срочно вызывают в Ирбит, местный патологоанатом был в отпуске, вскрытие должен был сделать я. Поехать на своей машине за 65 километров. Я тогда не смог выехать сразу. Родные пожаловались на горячую линию Минздрава. Выехал патологоанатом из другого района. После того случая мой начальник сказал мне: «Хочешь работать — плати штраф 50 тысяч».

Через год ситуация повторилась, я также не смог выехать на вскрытие в другой район. Это обошлось уже в 100 тысяч рублей.

Около года назад против меня пытались возбудить уголовное дело. Родственница умершего пожаловалась в ОБЭП за то, что я взял с нее деньги за услуги: подготовка тела. Женщина сказала, что съездит за деньгами, отдала деньги — около семи тысяч, получила сдачу и квитанцию, и через три минуты ворвался тавдинский ОБЭП: «Вы взяли взятку!» А я квитанцию показываю. Взяли объяснение. Уголовного дела не получилось, даже областная прокуратура не нашла нарушений. Но мой начальник в Екатеринбурге мне сказал: «Ты создал много проблем, пришлось писать объяснения. Хочешь работать — плати 100 тысяч». Тут я не выдержал: «Сколько можно!» Восставший раб становится Спартаком. Еще подумал, как потом детям буду рассказывать как выживал, приспосабливался. Я обратился в Следственный комитет. Через них на меня вышла ФСБ.

Была прослушка, как только услышали кодовое слово, которое означало, что клиент взяли деньги в руки, начальника взяли.

Правда, деньги на «взятку» были мои. Мне их до сих пор не вернули, они — вещественное доказательство. Вернуть должны после суда, если не потеряют…

Скорее всего, делиться деньгами мой начальник ни с кем не собирался. Был ли кто-то еще вовлечен в эту систему сбора «дани», сказать не могу. Скажем образно, что Волга всегда впадает в Каспийское море, то есть все денежные потоки, полученные таким способом, куда-то вливаются. Пусть теперь знают, что эти потоки могут изменить направление в Северный Ледовитый океан, например. Почему туда? Там Колыма недалеко. Рано или поздно взяточник попадется.

В тот день, когда прокуратура утвердила обвинительное заключение бывшему начальнику, меня уволили с работы. До этого приезжали, предлагали написать заявление [об увольнении] по собственному желанию. Я отказался, и в итоге уволили по статье. Нашли поводы: не заполнен журнал кварцевания, грязный пол. Я, конечно, буду подавать в суд, оспаривать это увольнение. Сотрудники спецслужбы перед операцией мне говорили, что, если будут проблемы, они мне помогут. Но, конечно, ничем не помогли. А чем они могут помочь? По закону я могу лишь оспорить увольнение через суд. Я понимаю, что работать здесь мне не дадут. Надо переезжать в другой регион. Но и там будущие начальники могут позвонить нам в регион, спросить мою характеристику. Но я не жалею, что так сделал. Потому что если постоянно даешь взятки, то рано или поздно становишься таким же и начинаешь сам их брать.

Недавно мы писали о том, как ФСБ задержала двух сотрудников полиции: их тоже поймали на взятке. Сумма была существенней — почти полмиллиона.

оцените материал

  • ЛАЙК96
  • СМЕХ11
  • УДИВЛЕНИЕ10
  • ГНЕВ12
  • ПЕЧАЛЬ10

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Екатеринбурге? Подпишись на нашу почтовую рассылку

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!

Loading...
Loading...