E1
Погода

Сейчас+26°C

Сейчас в Екатеринбурге

Погода+26°

ясная погода, без осадков

ощущается как +26

1 м/c,

зап.

740мм 49%
Подробнее
5 Пробки
USD 89,02
EUR 95,74
Реклама
Культура Ликвидатор аварии — о «Чернобыле» Козловского: «У американцев фильм получился более русским»

Ликвидатор аварии — о «Чернобыле» Козловского: «У американцев фильм получился более русским»

Уральский участник устранения последствий катастрофы рассказал о том, чем его зацепила картина

Олег Соломеин, уральский ликвидатор последствий аварии, сравнил наш новый фильм с американским

В прокат вышел новый российский фильм о катастрофе в Чернобыле. Режиссер Данила Козловский в интервью рассказал нам, что главным для него было не выискивать конкретных виновников трагедии, не вешать ярлыки на власти, обвиняя их во всем. Он ставил перед собой другую задачу: рассказать о людях-героях, показать сильную эмоциональную историю.

На месте катастрофы в Припяти работало около 800 тысяч человек со всего Советского Союза. Более 6 тысяч — из Свердловской области.

Олег Соломеин, уральский ликвидатор последствий аварии, поделился впечатлениями о новом фильме и сравнил его с американским сериалом, снятым по заказу НВО. Он посмотрел картину в первый же день, когда она вышла в прокат, вместе со своим товарищем Сергеем Трофимовым. Олег Соломеин и Сергей Трофимов в 1986 году в составе уральского полка работали на месте трагедии.

Инженер Олег Соломеин приехал в Чернобыль вместе с уральским отрядом через четыре месяца после аварии

— Фильм очень понравился, зацепил, снова как по сердцу ударило. Вышли с Сергеем из кинозала погрустневшие, тяжелый фильм. Потом начали обсуждать. Общее наше впечатление: у американцев фильм получился более русским, — рассуждает Олег Соломеин. — А этот новый фильм более американский, то есть снят в американских традициях. В американском фильме очень хорошо продуманы детали, быт. А в новом — очень много спецэффектов. Надеемся, что это понравится молодым зрителям.

Свердловский полк сменил челябинских ликвидаторов

Олег Соломеин приехал на место аварии через четыре месяца, с отрядом, явившимся на смену челябинскому полку. После лесотехнического института он работал инженером в Свердловске. В институте на военной кафедре получил звание лейтенанта и специальность химика-разведчика. Олег Игоревич рассказывает:

— Я помню, как прочитал в газете на первой полосе: 26 апреля… авария… реактор… Отец тоже прочитал, забеспокоился: «Тебя это не заденет?» Я говорю: «Не знаю, папа…»

«Задело, призвали. Мне было 25 лет тогда. Чтобы отказаться — даже в мыслях такого не было. Все мы ехали туда не под дулом пистолета, добровольно»

Олег Соломеин отработал на месте аварии полгода. Очищали крышу третьего энергоблока от графита после взрыва, потом чистили деревни, оказавшиеся в зоне заражения. Затем на смену свердловчанам приехал ижевский полк, из Удмуртии.

— В фильме показаны первые дни после аварии. И если по-честному, то делиться впечатлениями должны те, кто работал там в первые дни, — пожарные. Но брать интервью уже не у кого, никого из героев-пожарных не осталось в живых. Все ребята похоронены на Митинском кладбище в Москве. Когда я приезжаю в Москву, я всегда навещаю их могилы. Но, думаю, все так и было, как показано в фильме. Они не знали, что их ждет. И, когда реактор развалился, никто не побежал обратно.

Бойцы уральского полка химзащиты

Олегу и его товарищам никто не рассказывал, насколько серьезными могут быть последствия для здоровья. Говорили, что доза радиации допустимая. На сегодняшний день из шести тысяч свердловских ликвидаторов половина уже ушла из жизни.

— Другая половина — инвалиды, — говорит Олег Игоревич. — Медики предупредили, что последствия могут проявиться лет через пять-десять. Но проблемы со здоровьем начались у всех сразу. У меня очень сильно болели суставы, ныли, ломало ноги, руки. У каждого это проявлялось по-своему, у каждого свои болезни.

«Если сравнить с нашим временем, это как COVID-19, бьет по самому больному в организме. Мы тогда просто не понимали, что с нами, все болели постоянно»

И тогда в 1989 году свердловские ликвидаторы объявили голодовку, чтобы привлечь внимание властей. Голодали прямо в 21-й больнице — там тогда работали радиологи и гематологи.

— И наши местные власти пошли на диалог с нами. Радиологи и гематологи были на базе 21-й больницы. И тогда Россель в 90-м году, еще до принятия закона о чернобыльцах, создал для нас Центр радиационной медицины (сейчас работает на базе Областной больницы № 2. — Прим. ред.). Мы лечимся там и сейчас. Благодаря врачам центра удалось сохранить половину наших людей.

В других регионах, по словам Олега Соломеина, смертность среди ликвидаторов выше.

Героиня Оксаны Акиньшиной напомнила нашему собеседнику историю его знакомой, вдовы погибшего героя — ликвидатора аварии

— Возвращаясь к фильму — мне кажется, неуместно придираться к каким-то нюансам и деталям. Повторяю, живых свидетелей-пожарных уже нет. Но остались документальные воспоминания. Да, так и было: и дети на улице гуляли, и власти молчали в первые дни. Не потому что намеренно хотели сделать людям плохо. Нужно было подготовить город к эвакуации, не посеять панику. И любовная история тоже к месту, чтобы показать трагедию конкретных людей. Героиня Оксаны Акиньшиной напомнила мне одну мою знакомую. Она живет в Москве. Вдова, потерявшая мужа. То, что она рассказывала нам, все было как у героини Акиньшиной. Пожарные — главные герои той аварии, и это режиссеру удалось показать.

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Форумы
ТОП 5
Мнение
«Просто бизнес по объявлениям, ничего личного». Главред E1.RU — о самых громких событиях недели
Александр Ашбель
Главный редактор E1.RU
Мнение
Что будет, если год не есть сахар? Сибирячка рассказала, чем питается и как сильно похудел ее муж
Полина Бородкина
Корреспондент NGS24.RU
Мнение
«Можешь купить пистолет, так, между делом». Россиянка дважды съездила пожить в Америку — плюсы и минусы
Зоя Неджефова
Мнение
Крошечное жилье покупают не от хорошей жизни. Доберется ли до Екатеринбурга запрет на студии?
Екатерина Торопова
директор агентства недвижимости
Мнение
«Жарко, душно и невыносимо». Екатеринбурженка — о летних толпах детей в городском транспорте
Анна Макушина
Журналист
Рекомендуем
Знакомства
Объявления