3 августа вторник
СЕЙЧАС +27°С

Школьная травля страшнее «Новичка». Дмитрий Быков — о главном правиле жизни в России

Интервью с одним из самых популярных писателей страны

Поделиться

Дмитрий Быков прочитал лекцию в книжном магазине «Книги, кофе и другие измерения»

Дмитрий Быков прочитал лекцию в книжном магазине «Книги, кофе и другие измерения»

Поделиться

Дмитрий Быков выступил в Екатеринбурге впервые после публикации расследования The Insider и Bellingcat. В публикации они доказывают, что госпитализация знаменитого литератора в апреле 2019 года прямо связана с отравлениями Алексея Навального и Владимира Кара-Мурзы.

Быков чудом выжил и вернулся к работе. 13 июня он собрал полный зал в «Ельцин Центре» на фестивале «Слова и музыка Свободы», за день до этого прочитал в Верхней Пышме лекцию о Гарри Поттере, а потом дал интервью корреспонденту E1.RU.

— Во время лекции вы иронично сравнили себя с мальчиком, который выжил, как называли Гарри Поттера.

— Это именно тема для иронии. Нельзя всерьез к этому всему относиться.

— Екатеринбург теперь ассоциируется у вас с отравлением?

— У меня в Екатеринбурге в разные годы было такое количество эротических переживаний, что они вот эту историю перебивают с колоссальной легкостью.

Дмитрий Быков попросил Евгения Ройзмана не собирать подписи писателей в свою защиту

Дмитрий Быков попросил Евгения Ройзмана не собирать подписи писателей в свою защиту

Поделиться

— Евгений Ройзман попросил ведущих писателей России объединиться и потребовать расследование вашего отравления…

— Я попросил его этого не делать, потому что я не хочу восприниматься как жертва. Я никогда не был жертвой. Я не хочу сказать, что я всегда был победителем (кстати, здесь-то я оказался победителем, спасибо жене и врачам). Но я никоим образом не рассматриваю это как повод для писательского обращения.

Я не хочу, чтобы писатели мне потом говорили: вот, я за тебя подписывался, а ты говоришь то-то и то-то, что мне не нравится. Я не хочу быть обязанным никаким писателям. Когда я обратился к Марье Васильевне Розановой, дай ей бог здоровья в ее 82 года, она сказала мне: «Димочка, не обольщайтесь. Людей, сочувствующих вам, можно пересчитать по пальцам рук. Писателей из них — по пальцам одной руки». Так что я не обольщаюсь.

— Вы сами не думали писать заявление?

— Зачем? Я трижды писал заявление, я же третий раз женат. Других заявлений я не подавал никогда.

В Екатеринбурге Дмитрий Быков не расставался со своей женой Екатериной Кевхишвили

В Екатеринбурге Дмитрий Быков не расставался со своей женой Екатериной Кевхишвили

Поделиться

— «Подвергшись травме, человек утрачивает талант» — ваша цитата из программы «Один» на «Эхе Москвы». Вас, к сожалению, отравили буквально…

— Нет, я бы предпочел, чтобы меня отравили физически, потому что школьная травля — это очень тяжелый опыт. И травля в пропагандистской прессе тоже тяжелый опыт. Как говорит мой сын, это может отнять год жизни. Не знаю насчет года жизни, но я считаю, что такая травля в некотором отношении еще и похуже «Новичка». Как сказал Вознесенский, когда тебя бьют ногами, из тебя выбивают Моцарта. К этому добавить нечего. Легкость уходит.

На сцене в «Ельцин Центре» Дмитрий Быков первым делом попрыгал, чтобы показать: с ним всё в порядке

На сцене в «Ельцин Центре» Дмитрий Быков первым делом попрыгал, чтобы показать: с ним всё в порядке

Поделиться

— На лекции о Гарри Поттере вы со слушателями искали ответ на вопрос, чего хочет один из ключевых персонажей — директор Хогвартса, школы волшебников. И пришли к выводу, что Дамблдор, как и Бог, хочет от нас профессионализма и свободы. А можно ли научить свободе?

— Дамблдор ставит своих учеников в безвыходное положение. Им просто приходится учиться свободе. До некоторой степени такими в России были 90-е годы, но, видимо, это была слишком шоковая, слишком безжалостная терапия. Все-таки Хогвартс — очень комфортное место, а Россия в эти годы была крайне неуютной страной. Надо позаботиться о том, чтобы люди чувствовали себя защищенными.

Значит, надо постараться сделать страну чуть более уютной, и это автоматически сделает ее свободной.

В октябре 2020 года у Дмитрия и Екатерины родился сын

В октябре 2020 года у Дмитрия и Екатерины родился сын

Поделиться

— По последним, уже официальным данным, в России 17 600 человек задержаны после зимних митингов в поддержку Алексея Навального. Это много. Такие масштабы задержаний могут повлиять на людей, чтобы они не выходили на улицы?

— Не знаю, что может повлиять на людей. Знаете, на людей влияет всё сезонно: в иные моменты на них ничего не влияет, и поэтому, скажем, в 1881 году цареубийство не приводит ни к каким волнениям. А иногда на людей влияет очередь за хлебом, и в 1917 году делается революция. Это сезонная вещь. Когда приходит лето, откуда ни возьмись появляются грибы. А искать их в феврале совершенно бессмысленно. Думаю, надо дождаться сезона, когда на людей всё начнет влиять. Но, когда будет этот сезон, к сожалению, труднопредсказуемо. Так же как и эти задержания.

Это все зависит от политического сезона, к сожалению, только от него.

— В СССР и в России 90-х существовал список книг, которые надо прочитать обязательно. А сейчас такой список есть?

— Существует, конечно. Ну, например, «Маленькая жизнь» Янагихары или «Щегол» Донны Тартт. Это наши проблемы, что русская литература пока не породила такой книги — обязательной для чтения: сентиментальной, семейной. Одно время такой книгой был роман Салли Руни «Нормальные люди». Это книги о нормальных людях, но с большой долей мелодраматизма и загадки. [Не читать их] так же неприлично, как не посмотреть «Джокера».

Возможно, если русская литература будет пользоваться технологиями масскульта, но при этом закладывать серьезные мысли, то она достигнет еще и не такого уровня. Но ведь и Янагихара, и Тартт, и в известном смысле книжки Салли Руни — книги, которые написаны на главные темы западной жизни. А чтобы писать на главные темы русской жизни, сегодня нужна известная высота взгляда и известная храбрость.

Дмитрий Быков сам выбирал темы для выступлений в Екатеринбурге

Дмитрий Быков сам выбирал темы для выступлений в Екатеринбурге

Поделиться

— Назовите несколько, на ваш взгляд, главных тем русской жизни.

— Осмысление российской истории. Вот является сегодняшнее состояние России нормальным или это эксцесс. И конечно, психология «глубинного народа». Она существует или это вымысел и нет никакого глубинного народа? Война, зачем нужна война. Агрессия, отношение к окружающим странам и соседям. Это всё довольно живые темы, но, к сожалению, на них сегодня говорить нельзя.

— Вы хотели бы написать книгу на одну из этих тем?

— Я написал, она называется «Июнь» и зашифрована ровно настолько, чтобы ее поняли те, кому надо, а кому не надо — не поняли. И ее поняли, как я убедился на встрече в прекрасном книжном магазине «Книги, кофе и другие измерения».

О Гарри Поттере Дмитрий Быков может говорить часами, а вот «Властелина колец» Толкина не жалует

О Гарри Поттере Дмитрий Быков может говорить часами, а вот «Властелина колец» Толкина не жалует

Поделиться

— В прошлом году ушел из жизни детский писатель Владислав Крапивин. На Урале это главный автор, который писал для школьников. Как вы считаете, его книги — это то, что должен прочитать каждый российский ребенок?

— Я был у него в гостях. В них содержится замечательный витамин бодрости, любопытства. «Оранжевый портрет с крапинками» я считаю просто классикой, или «Журавленок и молнии», «Ковер-самолет». Из зрелых книг — «Сказки о рыбаках и рыбках», это выдающиеся произведения, которые ставят очень серьезные педагогические проблемы.

В «Ельцин Центре» Быков говорил о том, почему этика не работает, и пришел к выводу, что, когда этика окончательно сломается, мир спасет эстетика

В «Ельцин Центре» Быков говорил о том, почему этика не работает, и пришел к выводу, что, когда этика окончательно сломается, мир спасет эстетика

Поделиться

Как не превратить класс в секту? Нет, он, конечно, писатель первого ряда, тут и говорить нечего. Правда, он писал слишком много, сам не помнил, сколько у него книг. Но во всяком случае именно он и сформулировал: чтобы не было секты, детям надо давать профессию, журналистику или кораблестроение.

— Когда вы с ним встречались?

— Первый раз я его увидел, когда он пришел в нашу школу. У нас учился сын Евгения Шабельника, художника «Пионера», и «Пионер» пришел к нам в гости. И приехал живой Крапивин. Для меня он был просто потрясающим откровением, увидеть его живьем было чудом.

Сорок лет спустя я пришел к нему в гости, мы с ним весьма любопытно два часа проговорили, и это для меня тоже было огромным биографическим событием.

Крапивин для нашего голодного в культурном смысле детства был очень значимым автором. Особенно потому что русская литература традиционно занималась взрослыми. А детей она по традиции сдает «гувернантке» — английской, американской, отчасти французской. Своей подростковой прозы у нас очень мало. Может быть, потому, что у нас очень взрослая жизнь.

Крапивин тоже достаточно взрослый писатель, достаточно бескомпромиссный, и те проблемы, которые решают его герои, — проблемы не детские.

На фестивале «Слова и музыка Свободы» выступали также известные ученые — социолог Екатерина Шульман и экономист-регионовед Наталья Зубаревич. Последняя в интервью E1.RU объяснила, почему Екатеринбургу не стоит рассчитывать на строительство метро. Шульман же поделилась интересной методикой голосования на выборах, если все кандидаты вам одинаково противны. Одной из главных звезд фестиваля был Андрей Макаревич. Прочитайте, как он рассуждает о свободе.

оцените материал

  • ЛАЙК38
  • СМЕХ12
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ14
  • ПЕЧАЛЬ2

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Екатеринбурге? Подпишись на нашу почтовую рассылку
Loading...
Loading...