18 января вторник
СЕЙЧАС -9°С
Фото пользователя

Александр Соловьев

врач, эксперт лабораторной диагностики
Фото пользователя

Александр Соловьев

врач, эксперт лабораторной диагностики
Другие статьи автора

«COVID-19. Так что же это такое?»: эксперт — о поразительных свойствах вируса и его отличиях от ОРВИ и гриппа

По мнению Александра Соловьева, борьба с пандемией будет мучительно долгой

Поделиться

Колонка эксперта о коварных свойствах инфекции нового типа

Колонка эксперта о коварных свойствах инфекции нового типа

Поделиться

В этой колонке екатеринбургский эксперт лабораторной диагностики Александр Соловьев простым языком рассказывает об уникальных особенностях ковида, которые сделали этот вирус одним из самых коварных в природе. Есть ряд серьезных причин, по которым не стоит приравнивать COVID-19 к привычным нам ОРВИ и гриппу. Приводим текст с разрешения его автора.

COVID-19 — так что же это такое? Воздушно-капельный путь заражения и наиболее яркие симптомы у пациентов в самом начале пандемии, напоминающие ОРВИ (слабость, кашель, температура) с преимущественным поражением легких (пневмонией), проявляющимся дыхательной недостаточностью и повышенной потребностью в кислороде, подтверждаемым КТ, — всё это повлияло на то, что мы стали воспринимать SARS-CoV-2 как обычную респираторную вирусную инфекцию.

До сих пор можно услышать сравнение COVID-19 с сезонными ОРВИ или гриппом. Если бы это было так, но увы! С самого начала возникало много вопросов, связанных как с особенностями клинического проявления COVID-19, так и с особенностями самого вируса.

Гипервоспаление в виде цитокинового шторма, нарушения свертываемости крови с тромбозами, поражение многих органов и систем (разнообразные неврологические нарушения, поражения сердца, почек, потеря обоняния и вкуса и пр.) изменили наше представление о заболевании.

Наблюдения за последствиями перенесенного COVID-19, признание того, что у многих людей после встречи с вирусом остаются длительные стойкие нарушения (лонг-ковид) заставили искать ответы на вопросы — почему это возможно?

Мы знаем, что вирус может длительное время сохраняться в организме человека, используя в качестве резервуара клетки разных органов. Эти знания не радуют и также заставляют искать ответы на вопрос — почему это происходит?

Насколько мы продвинулись в понимании механизмов болезни? Как новые знания могут повлиять на изменение настоящего? Насколько они позволяют нам увидеть будущее?

Вирус SARS-CoV-2 — один из самых коварных из известных нам вирусов. Вызываемое им заболевание можно отнести к разделу иммунопатологии — к Т-клеточной болезни. Вирус SARS-CoV-2 нарушает координацию иммунного ответа, вызывая сначала мощную активацию Т-клеток, а потом их истощение. Это проявляется иммунопатологией, опосредованной CD8+ Т-клетками, проявляющейся аутоиммунным воспалением.

Сам вирус успешно скрывается от воздействия со стороны Т-клеток. Он с самого начала инфекционного процесса умеет быть незаметным. Блокирует производство интерферона инфицированными клетками, и они не могут сообщить о том, что атакованы вирусом, соседним клеткам. Объединяет инфицированные клетки в сплошные клеточные структуры, затрудняя уничтожение отдельных инфицированных клеток. Более того, он блокирует сигнальную систему клеток MHC I и даже разрушает ее, используя внутриклеточные возможности для аутофагии. Так он скрывается от эффекторных Т-клеток, которые должны распознать поврежденные вирусом клетки и уничтожить их.

Вот удачное образное описание сложных процессов, происходящих в организме инфицированного (не мое):

— Ковид пришел незаметно в таверну, набитую людьми, поджег таверну в дальнем углу и спровоцировал драку между посетителями таверны. Пока все дерутся друг с другом, таверна сгорела!

После того как вирус проникает в эндотелий сосудов головного мозга — а он проникает! Это факт: одна из вирусных протеаз повреждает важный белок NEMO, и клетки эндотелия погибают. Сосуды «схлопываются», что приводит к ухудшению кровоснабжения мозга — микрососудистому поражению, которое и является механизмом разнообразных неврологических нарушений. На фотографии видно, как выглядят такие сосуды — «струнные сосуды».

Поделиться

Аналогичный механизм повреждения известен по редкому Х-сцепленному доминантному генетическому заболеванию — incontinentia pigmenti, которое вызвано инактивирующими мутациями в гене NEMO(IKBKG). Неврологические проблемы при этом заболевании проявляются церебральной атрофией, потерей нейронов, около 20% детей имеют задержку двигательного развития, мышечную слабость, умственную отсталость и судороги. Такие нарушения сейчас наблюдаются и при COVID-19.

Иммунологи предполагают, что активация свертывания крови при COVID-19 — это возможный защитный механизм, направленный на предотвращение распространения вируса через кровь. Но, как часто бывает, один и тот же механизм обеспечивает защиту, и при чрезмерном воздействии он приводит к повреждению. Так же происходит и с обычным воспалением, и с иммунопатологическими реакциями.

Очевидно, что мы до сих пор еще не всё знаем о механизмах болезни, вызванной вирусом SARS-CoV-2, и нам еще лишь предстоит узнать об отдаленных последствиях COVID-19. Однако имеющихся сейчас данных достаточно для того, чтобы делать важные выводы и принимать правильные решения.

Лучше встретиться с вирусом, имея запас циркулирующих нейтрализующих антител, которые позволяет выработать вакцина. После вакцинации иммунитет более эффективен и безопасен, потому что нет воздействия вируса на формирование иммунного ответа и нет длительного присутствия вируса в организме.

Нужно прилагать максимальные усилия для сокращения циркуляции вируса и на предупреждение аэрозольного пути передачи вируса. В свете имеющихся данных очевидно, что стратегия, допускающая массовое инфицирование людей и особенно детей, ошибочна! Она обусловит не только серьезные проблемы в настоящем, но и в будущем — это вопрос будущего здоровья нации, не говоря уже о долгосрочных экономических потерях, связанных и с утратой трудоспособного населения, и с бременем расходов на здравоохранение (лечение COVID-19 и его длительных последствий, реабилитация).

Ожидания того, что вирус SARS-CoV-2 будет ослабевать, не оправдались. Он меняется в другую сторону — становится более трансмиссивным и более опасным, вызывая более тяжелые повреждения. Меняются не только S-белок, но и другие белки вируса, которые обусловливают его патогенность.

В очередной раз, анализируя действия правительств разных стран и готовность населения соблюдать необходимые рекомендации, я удивляюсь тому, что большинство стран Тихо-Азиатского региона придерживаются принципа «лучше перебдеть чем недобдеть», в отличие от европейских стран, Великобритании, Америки и других стран, в которых превалирует общий настрой «сначала докажите, а потом будем действовать», который обусловливает пофигизм и расслабленность.

А с ковидом точно лучше перестраховаться!

В России особая ситуация — глубокое недоверие населения к официальным рекомендациям, ошибочная стратегия, сочетающая жизнь с ковидом и достижение коллективного иммунитета преимущественно путем естественной встречи с вирусом, академическая догматичность со стороны лиц, влияющих на решения политиков, слабая собственная научная база, позволяющая отвечать на вопросы, связанные с ковидом, и недоверие к внешним источникам научной информации, и в целом — привычка не принимать чужой опыт, а прокладывать свой тернистый путь.

Основная цель при реализации любых эффективных решений — снизить вероятность передачи вируса аэрозольным путем. Снижение вирусной дозы при вынужденном близком взаимодействии людей и сокращение времени контакта с потенциально инфицированным человеком — этим можно управлять!

Ну и, конечно же, вакцинация и усиливающая антительный ответ бустерная доза с приоритетным охватом групп риска! 80–90% охват вакцинацией всего населения! Важно вакцинировать детей! Дети не должны массово заражаться!

Эти меры должны быть в основе общей стратегии и любых локальных решений, касающихся работы общественного транспорта, работы любых организаций, организации безопасного очного обучения, организации пунктов массовой вакцинации, работы поликлиник и больниц и т. д.

Давайте уже тратить деньги на то, что реально позволяет жить безопасно. Мы знаем, сколько средств потрачено на лечение, на переоснащение больниц и тестирование заболевших. А сколько средств потрачено на обеспечение населения респираторами, бесплатного тестирования для выявления бессимптомных и контактных, улучшение вентиляции в больницах, школах, детских садиках, на предприятиях и в офисах, в ресторанах и гостиницах?

Нам сообщают о том, сколько произведено ИВЛ и закуплено компьютерных томографов, сколько потрачено на обеспечение ковидных госпиталей кислородом. А сколько закуплено и произведено вентиляторов с HEPA-фильтрами? Сколько СО2-мониторов установлено в общественных местах (ТЦ, Кинотеатры, вокзалы, школы, садики и т. д.)?

Без изменения стратегии нам придется мучительно долго выходить на безопасную дорогу.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

Автором колонки может стать любой. У вас есть свое мнение и вы готовы им поделиться? Почитайте рекомендации и напишите нам!

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК55
  • СМЕХ7
  • УДИВЛЕНИЕ1
  • ГНЕВ18
  • ПЕЧАЛЬ11

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter