16 июня среда
СЕЙЧАС +21°С

«Ученому нужно выигрывать свою зарплату». Как и на что живет уральская наука

Подробный разбор от кандидата химических наук Кирилла Гржегоржевского

Поделиться

Российскую науку почти полностью финансирует государство, но так не должно быть, уверен ученый 

Российскую науку почти полностью финансирует государство, но так не должно быть, уверен ученый 

Поделиться

Кандидат наук рассказал, сколько зарабатывают ученые на Урале

В начале февраля в научном сообществе разразился скандал, связанный с зарплатами. Старший научный сотрудник СО РАН Анастасия Проскурина сообщила Владимиру Путину, что ее оклад составляет около 25 тысяч рублей. Президент удивился такой маленькой сумме, после начались проверки.

Кандидат химических наук, старший научный сотрудник Института естественных наук и математики УрФУ Кирилл Гржегоржевский специально для Е1.RU разобрал, сколько зарабатывают уральские ученые, из чего складывается их зарплата и в чем там подвох.

Я работаю в университете уже, страшно сказать, девять лет будет. На протяжении всего этого времени моя зарплата складывалась из трех базовых вещей. Первая — ставка, если она обеспечена госзаданием. Вторая — грант. Если у тебя есть только грант и нет госзадания, то только грантом обеспечена зарплата. И третья — стимулирующие выплаты, которые вам платит ваша организация.

Ставка


Итак, ставка. Университеты отличаются от академии наук тем, что в университетах, как правило, нет ставок научных сотрудников. Есть профессорско-преподавательский состав, те люди, которые работают на кафедре и читают лекции. Формально им никто не запрещает заниматься наукой, но нагрузка распределяется таким образом, что ты либо читаешь лекции, либо занимаешься наукой.

Этим УрФУ выгодно отличается от других вузов, где нет научных ставок. Когда УПИ и УрГУ были разными вузами, у УрГУ был свой маленький институт — НИИ физики и прикладной математики. В этом институте были реальные ставки научных сотрудников. И когда мы объединились, НИИ вошел в состав Института естественных наук и математики. И это позволяет нам рассчитывать на госзадание. Что такое госзадание? Есть у нас Министерство науки и высшего образования, и у него есть определенные программы, не гранты.

Министерство объявляет конкурс для научных организаций, в котором они могут выиграть определенные суммы. Например, у нас сейчас госзадание из трех научных коллективов на 12,8 миллиона в год. Но над этим работает очень много людей. Есть базовые ставки, которые с этих денег могут быть оплачены.

Гранты

Если у тебя хорошие научные показатели, если ты попал в хороший коллектив или интересная тематика и ты подкрепляешь всё предыдущим опытом работы, то ты можешь на конкурсной основе рассчитывать на получение гранта двух российских фондов. Это Российский фонд фундаментальных исследований и Российский научный фонд. Чем у тебя больше статей, тем больше шанс выиграть грант. Грантовый проект действует, как правило, от двух до трех лет. У меня есть грант, он пока еще идет, но сейчас нужно писать новый грант…

Главная проблема, которая была, есть и пока будет в российской науке, — то, что ученый должен выигрывать свою зарплату. Постоянно, на конкурсной основе, ты должен добивать зарплату до нужных тебе значений. Как, по идее, это должно быть? Ты закончил вуз, закончил аспирантуру, закончил постдоком (постдокторнатуру. — Прим. ред.), выиграл грант, получил какую-то постоянную позицию и так далее.


Куда тратят грантовые деньги?

Вы выигрываете грант, например РНФ, на молодую научную группу. Это пять миллионов рублей в год. Обычно (при таком бюджете) работают человек десять. Разделим пять миллионов на десять научных сотрудников, получаем 500 тысяч. Делим на 12 месяцев, плюс страховые взносы. Итого меньше 80 тысяч рублей. Часть этих денег у нас заберет университет, так как есть накладные расходы. Большую часть мы потратим на реактивы, если мы химики или биологи. Или на другие расходные материалы. А также на поездки на конференции. Эти пять миллионов гранта в год идут на всё, включая обеспечение исследований, а не только зарплаты.

Теперь самый интересный момент. Ты хороший ученый, вы получили грант на пять миллионов. Прошло три года, грант заканчивается, и ты думаешь, что тебе дадут еще. Выдача гранта зависит от нескольких факторов: насколько ты хорош на данный момент, что ты хочешь сделать, что ты обещаешь в количественных показателях. Но то, что ты молодец и выполнил все показатели предыдущего гранта, не дает никакой гарантии того, что ты получишь следующий. Если сейчас твоя зарплата на хорошем уровне, это не значит, что через три года ты не просядешь в зарплате. Многие работают не на госзадании, а на грантах. Но когда у тебя есть грант и обеспеченная им ставка, если грант закончится, то и ставка закончится.

Получается, у вас есть три года, чтобы стать крутым, точно выиграть следующий грант. Но гарантий его получить никаких. Это плохо, так как у всех постепенно появляются семьи, дети. Ты должен иметь некую уверенность в завтрашнем дне. Но ее нет, и состояние такого стресса подходит не всем.

Стимулирующие выплаты

Третья составляющая зарплаты — стимулирующие выплаты от вашей организации. Например, у нас в УрФУ, грех жаловаться, платят за статьи в хороших журналах, которые индексируются в двух базах: Scopus и Web Of Science. Мы получаем суммы больше 100 тысяч рублей, которые размазываются на всех членов научного коллектива, являющихся российскими налоговыми резидентами. То есть вклад иностранцев не учитывается. И мы получаем эту сумму в виде квартальных выплат. Чем больше статей, тем больше выплат.

Допустим, стимулирующая выплата за эту статью 200 тысяч. Поделим 200 на 4 авторов, получается 50. 50 тысяч разложим на 4 квартала, это получается 12 500. Делим еще раз на 3 и выясняем, что надбавка выходит 4000 в месяц. Соответственно, если у вас базовая ставка, как у меня, 27 тысяч, то, чтобы довести зарплату хотя бы до 50, вам нужно написать в год не меньше пяти, а то и шести статей.

Но в разных науках статьи публикуются с разной скоростью. Например, грубо говоря, для биологического исследования, как правило, нужно больше времени, потому что там живые объекты. В области синтетической химии свои сроки выхода статей, в области физической химии, связанной именно с измерениями, свои сроки.

Но это плотная загрузка, и она должна быть обеспечена деньгами на реактивы и оборудование.


Финансирование науки

Откуда всё финансирование должно поступать? Система финансирования в университете не позволяет тебе перенести в науку все деньги, которые есть, например, на учебную составляющую. Учеба учебой — наука наукой. Получается, остается только госзадание, которое на эту науку и дается.

В итоге получаются две проблемы. Первая, что ученому нужно выигрывать свою зарплату.

И вторая: деньги, которые мы получаем, мы вынуждены тратить и на науку, ее материальное обеспечение, и на зарплату. Было бы неплохо, чтобы средства шли только на зарплату. Но тогда на обеспечение науки нужны какие-то отдельные деньги. Оплачивать исследования как таковые проблематично.

Расчеты

У меня был грант на полтора миллиона в год. Из них 10% забирает мой университет, это накладные расходы. Половину я трачу на оснащение лаборатории. В виде надбавок у меня осталась еще половина, это 20 с небольшим тысяч рублей в месяц. Добавим к этому мои 27 тысяч — базовая ставка, вот мой обычный уровень дохода. Плюс у меня была стипендия президента, это еще 23 тысячи. Сейчас стипендия кончилась.

В среднем в месяц выходило около 70 тысяч. Но такое длилось только потому, что я выиграл грант, еще не закончилась стипендия президента и было госзадание. Сейчас у меня из этих трех составляющих осталось две: грант, который закончится летом, и госзадание. Сейчас подаю заявки на новые гранты, какие-то уже не выиграл. Я стараюсь по этому поводу не переживать, потому что мы неплохо работали. Но гарантий, что у меня к концу лета от зарплаты не останется всего 27 тысяч, нет.

Что это значит? Выполнять много разных исследований, быть участником многих грантов, развивать компетенции, быть чем-то интересным не только себе, но и другим.

Конкуренция

Наука — очень конкурентная среда. Она и должна быть конкурентной, не только в России, но и в мире. Ты должен понимать, что если ты на постоянной позиции, значит, ты настолько хорош, что ты выиграл эту постоянную позицию.

Потому что, когда тебе приходят деньги, которых ты до этого не видел, ты понимаешь, что надо работать. Ты готов работать, у тебя горят глаза. Но когда заканчивается грант и снова возникает неопределенность, ты вместо того, чтобы сфокусировать свои знания, умения и навыки на том, чтобы двигать науку, пытаешься опять выиграть свою зарплату. Это очень стрессово.

Вот, например, у тебя есть ставка в 80 тысяч рублей, и она позволяет тебе хорошо жить, работая на той должности, которую ты занимаешь. Ты понимаешь, что эта должность, допустим, на 3 года. И дальше ты должен снова выиграть ее в конкурсном отборе с другими кандидатами в этой организации или найти путь в другую. А потом в следующую. Но в эти три года ты честно работаешь и не переживаешь.

Государство и наука

Еще один важный момент. Государство, когда оно строит свою экономику на наукоемких технологиях, начинает формировать для науки задачи, которые сопряжены с производством. Это неправильно, что государство финансирует науку в полном объеме.

В странах, экономики которых занимают не последние места в мире, доля финансирования от государства намного меньше. В России очень маленький приток денег из производства на науку. Во-первых, те, кто занимается производством, очень часто далеки от передовых технологий: они им просто не нужны. Например, химическое производство: наши законы не поощряют развитие зеленой химии и биологии, которые направлены на сохранение окружающей среды. И до сих пор многим предприятиям проще и дешевле платить штрафы за то, что они портят экологию.

Если у бизнеса есть запрос на технологию, появляются понятные, внятные, наукоемкие задачи. Не технологии, которые известны уже лет 50, а то, что сейчас находится прямо на краю науки. Если бы таких запросов от предприятий было больше, тогда у ученых возник бы ответ: «Я нужен, потому что я решаю вот эти задачи, и то, что я придумал, не лежит в столе, а действительно работает». Но, увы, этого пока нет.

Мы изучили декларации академиков УрО РАН. И составили список самых богатых и самых бедных директоров научных институтов Урала. А ранее бывший преподаватель уральского вуза рассказал, сколько зарабатывал он и его коллеги и на что хватало этих денег. По указу президента зарплата ученых должна быть в два раза выше средней по региону. Ученые УрО РАН ответили на вопросы, из чего складывается их зарплата и исполняется ли на Урале майский указ Путина.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

Автором колонки может стать любой. У вас есть свое мнение и вы готовы им поделиться? Почитайте рекомендации и напишите нам!

оцените материал

  • ЛАЙК10
  • СМЕХ3
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ3
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Екатеринбурге? Подпишись на нашу почтовую рассылку

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!

Loading...
Loading...