Все новости
Все новости

Вандал, нарушитель или жертва? Искусствовед — о вине охранника, подрисовавшего глаза картине

Юлия Козодой объясняет, кто виноват и что делать

Поделиться

Скандал, который разгорелся в начале 2022 года из-за испорченной картины в галерее «Ельцин Центра», был забыт вскоре после начала спецоперации на Украине — но нашлись те, кто о нем напомнил.

Хотя ущерб картине «Три фигуры» был относительно небольшим, директор Третьяковской галереи настояла на суде над охранником. Дизайнер, исследователь авторского (некоммерческого) искусства в своей колонке объясняет, почему охранник должен понести наказание и какую пользу можно извлечь из этого случая вандализма.

Кто виноват и что делать? Два этих классических вопроса актуальны для скандала вокруг авангардной картины Анны Лепорской. Среди тех, кто активно обсуждает этот инцидент и его судебное продолжение, обозначились несколько позиций:

«Наказание должно быть применено, никаких исключений»


Эта традиционная точка зрения сходна с требованием стороны обвинения. Охранник нарушил свои профессиональные и трудовые обязанности и вместо защиты вверенного ему объекта стал инициатором порчи. Большинство похожих инцидентов (не только в России, но и в мире) оканчивались тем, что вандалов приговаривали к наказанию за порчу произведений искусства.

Классические российские и зарубежные музеи и галереи не допускают такой практики, как спонтанное соавторство. Мужчина, напавший в 2018 году на картину Репина «Иван Грозный и сын его Иван», был осужден за порчу культурной ценности. Нарисовавший в 1997 году в Амстердаме на «Белом супрематическом кресте» Малевича знак доллара Александр Бренер был приговорен к пяти месяцам тюрьмы и должен был оплатить реставрацию картины (десять тысяч долларов).

После нападения в 1985 году на «Данаю» Рембрандта в Государственном Эрмитаже 48-летний Бронюс Майгис был признан шизофреником и отправлен на принудительное лечение на шесть лет. А в 1972 году японский турист запустил краской в «Мону Лизу» (эта картина — одна из самых частых жертв вандалов).

Каждый имеет мнение насчет художественных качеств того или иного предмета искусства, однако, заключая трудовой договор и обязуясь соблюдать правила поведения внутри выставочного пространства, нарушитель получает наказание в соответствии с законом.

«Во всём виноват "Ельцин Центр"»


Картина общественной дискуссии вокруг «Ельцин Центра» дополнилась еще одним негативным мазком. Сторона обвинения (дирекция Третьяковки) добивается реального наказания для охранника, испортившего картину. Екатеринбургская галерея была всего лишь площадкой для выставки, но «осадочек остался» за счет того, что заведение вновь упоминается в скандальном контексте. Это то, чего не хочется пожелать ни одной площадке.

«Почему этот охранник был устроен на работу?»


Не особо популярная, но логичная точка зрения обращается к предыстории попадания охранника на работу в галерею. Декларируется это мнение в череде вопросов:

Как получилось, что человек, имеющий медицинские ограничения для работы, прошел медкомиссию и собеседование? Почему человек, получивший статус участника боевых действий и имеющий в связи с этим прибавку к пенсии, был вынужден пойти на работу дополнительно? Неужели государство, которому он служил, неспособно обеспечить достойную пенсию?

Раскрутка через скандал


Мое личное мнение как организатора выставок, перформансов и арт-мероприятий состоит в следующем:

Безусловно, виновный должен понести наказание и как нарушитель трудовой дисциплины, и как вандал. Штраф это будет, лечение, срок или арест — зависит от следствия, работы прокурора и адвоката, решения суда. Российские музеи, галереи и суды традиционно поддерживали уважительное отношение к памятникам культуры, предметам искусства и строго наказывали нарушителей за порчу артефактов. Это мировая практика, которая закрепляет за произведением искусства право на защиту со стороны государства.

Если бы выставку проводила сама галерея «Ельцин Центра» или частное лицо, то у организаторов и кураторов было бы больше пространства для маневра в рамках общественной дискуссии вокруг инцидента. Не обремененные посредническими связями галеристы могли бы создать из скандала яркую маркетинговую акцию, разработать мерчандайзинг, запустить флешмоб, в рамках которого разные художники или фотошоперы подрисовывают глазки цифровым репродукциям картин.

Такая активность повысила бы общественное внимание к выставке, выросла бы посещаемость площадки. Примеры раскрутки бренда через скандал (иногда с примесью народного творчества) известны Екатеринбургу: «Город бесов», «Город храбрых», «Мерзотная либерота», «Штрибан, фильтруй хрюканину!». Футболки, стикеры (а с недавних пор — еще и блюда) с названием «Город храбрых» вызывают однозначную ассоциацию с Екатеринбургом. Монетизация общественной дискуссии также характерна для галерей, музеев, а команда «Ельцин Центра» имеет достаточный опыт того, как корректно перенести тезисы разных сторон в плоскость коммуникативного дизайна.

Кроме того, такая инициатива нашла бы своих поклонников и помогла бы впитать негативные настроения граждан, недовольных приговором вандалу и считающих испорченную картину «не искусством». Здесь было бы уместно подключить такую механику: доход от продажи мерча пошел бы на погашение штрафа. В таком случае все стороны конфликта будут удовлетворены и получат площадку для высказывания.

Безусловно, практика порчи произведений искусства не должна быть нормой, несмотря на то, что таким способом можно поднять популярность и стоимость шедевра (как это сделал Бэнкси с работой «Девочка с воздушным шаром» — но всё-таки он сам пожелал пропустить свое творение через шредер).

Предметы искусства можно публично обсуждать, интерпретировать, исследовать. Однако любое мнение и исследование должно быть свободным — и оно в первую очередь отражает личность зрителя, его внутренний мир. Также любое произведение искусства достойно уважительного отношения, а современные технические средства позволяют провести апгрейд или модификацию без порчи оригинала.

О том, что охранник «Ельцин Центра» нарисовал глаза на картине ученицы Казимира Малевича Анны Лепорской, стало известно в январе этого года. Сам Александр Васильев рассказывал свою версию произошедшего, однако в суде показали видеозапись, которая ставит под сомнения его слова.

За акт вандализма бывшему охраннику грозит арест. Решение по делу будет оглашено уже завтра, 29 августа.

Все новости об этой истории мы собираем в специальном разделе.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

Станьте автором колонки.

Почитайте рекомендации и напишите нам!

  • ЛАЙК7
  • СМЕХ5
  • УДИВЛЕНИЕ1
  • ГНЕВ4
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Новости РЎРњР?2
Новости РЎРњР?2