18 октября понедельник
СЕЙЧАС +2°С

Когда сдадут 40-ю и 41-ю школы и снесут КОР: интервью с мэром Орловым о главных стройках Екатеринбурга

Мы обсудили реконструкцию набережной, снос долгостроя у вокзала и новый парк (круче, чем у Галицкого)

Поделиться

Алексей Орлов ответил на вопросы о главных стройках Екатеринбурга

Алексей Орлов ответил на вопросы о главных стройках Екатеринбурга

Поделиться

Мэр Екатеринбурга: «Город получит 12 миллиардов на развитие инфраструктуры»

Сегодня в России отмечают День строителя. Накануне мы записали интервью с мэром Алексеем Орловым, в котором поговорили про самые громкие и резонансные стройки Екатеринбурга.

— Как в целом сегодня вы оцениваете отношения города и администрации со строительной отраслью, с рынком, с застройщиками?

— Я считаю, что сегодня у нас организовано очень конструктивное взаимодействие практически со всей нашей Гильдией строителей Урала, они у нас люди организованные. Естественно, на рынке все застройщики конкурируют и за сегменты, и за качество, и за класс возводимого жилья, но в целом все прекрасно понимают, что мы делаем одно большое дело. Делаем наш город особенным, городом, который отличается от любого другого в России. Поэтому все застройщики сегодня довольны тем взаимодействием, которое происходит со структурами администрации города.

— За счет чего это удалось?

— Общение и обсуждение. Никаких кулуарных решений. Все знаковые и все важнейшие для отрасли вопросы обсуждаются коллегиально. Мы откорректировали состав нашего архитектурно-градостроительного совета в сторону увеличения представителей именно строительной отрасли, архитекторов, проектировщиков и выносим на обсуждение все самые серьезные вопросы, касающиеся развития нашего города, развития территорий и реализации особенно крупных проектов, особенно центральной части города. Причем это надо делать в комплексе с развитием еще и социальной инфраструктуры.

У нас очень важным вопросом является наличие дорог сегодня, но микрорайоны строятся — транспортная доступность ограничена. Сегодня губернатор сказал застройщикам, что появились хорошие механизмы в виде инфраструктурных бюджетных займов. Уже лимит определен для Свердловской области. Там достаточно серьезная часть от этого лимита пойдет на развитие нашей городской инфраструктуры.

Поделиться

— О каких суммах речь?

— Около 12 миллиардов рублей, лимит определен 11,9, насколько я помню. Это правительственное решение. Это достаточно серьезные деньги, и вот их возможно будет направлять на решение инфраструктурных задач, сегодня как раз-таки перечни таких проектов в проработке. Это должно нести такую синергию в любом случае. Если мы направляем деньги на строительство дорог, то мы, естественно, должны понимать, что здесь появится какой-то новый комфортный микрорайон, мы должны иметь земельный участок для строительства школы, земельный участок для строительства детского сада.

Все застройщики это четко понимают, и сегодня мы с ними в диалоге, и мы не видим какого-то отторжения, что «нет, давайте я построю там несколько высоток, а про всё остальное забуду». Нет такого со стороны застройщиков, у всех четкое понимание, что город должен развиваться комплексно. Мы в этом направлении наш диалог сейчас и выстраиваем с нашими застройщиками, потому что большая часть инвестиций у нас именно от строительной отрасли в городе и формирование нашего, скажем так, валового продукта муниципального.

В целом в региональном ВВП примерно треть инвестиций и треть нашего регионального дохода идет от строительной сферы, это в области. В городе эта доля значительно выше. У нас основную часть формирует, конечно, строительный комплекс.

— По 40-й школе у нас волнующий вопрос, горожане давно ее ждут. Там какие-то понятны вообще горизонты по времени?

— 40-я и 41-я школы — горизонты по времени нам понятны. По 40-й мы прошли отбор, я думаю, что мы попадем на следующий год в федеральную программу, здесь четкое понимание есть. По 41-й школе: все-таки на принципах концессии уже концессионная модель сформирована, я думаю, что мы ее запустим в ближайшее время. Эти два объекта у нас на особом контроле, я прекрасно понимаю, что большая головная боль. И это объекты, которые очень ждут жители.

— Еще одна большая история, мы о ней рассказывали на этой неделе: немецкая компания, которая строила знаменитый парк Галицкого в Краснодаре, заходит к нам с амбициозным проектом. Инвесторы — учредители Фонда святой Екатерины Игорь Алтушкин, Андрей Козицын и Андрей Симановский. С вами согласовывали эту историю? Что вы думаете о проекте?

— Да. Игорь Алексеевич рассказывал мне про эту идею. Если она будет реализована, город получит шикарнейший парк площадью почти 20 гектаров. Аналогов такому в городе не будет. По РФ это единицы. Он за основу взял парк Галицкого в Краснодаре, специально туда ездил, смотрел. Этот парк профинансировал бывший владелец «Магнита». У них есть очень серьезная идея такой проект реализовать в Екатеринбурге. Поэтому будем всячески поддерживать.

Поделиться

— Мы говорили о планах на глобальную реконструкцию КОСК «Россия» на ЖБИ. Есть ли какая-то ясность в этих планах?

— Здесь есть несколько подходов. В Кировском районе КОСК выполняет очень важные функции именно спортивного ядра для жителей. Но то, в каком состоянии сегодня находится объект, вызывает много вопросов. Конечно, он не соответствует никаким современным требованиям. У нас есть проектная документация на его ремонт. Привести его в более-менее приличное состояние — это 200 с небольшим миллионов рублей. Но коренным образом и это не изменит ситуацию.

Мы сегодня смотрим возможность реализации какой-то концессии, может быть, механизма муниципально-частного партнерства с тем, чтобы построить на этом месте современный спортивный объект, может быть, с какой-то сопутствующей инфраструктурой. Там земельный участок, площадь его позволяет вполне. Поэтому смотрим, предложений достаточно много, мы их изучаем. Лишних денег в бюджете никогда не бывает, у нас достаточно много других забот, поэтому новые подходы, новые механизмы концессионных соглашений — это понятный путь. Здесь понятна модель. Модель окупаемая. Спортивные объекты на условиях концессии — не редкость. Поэтому смотрим различные варианты.

У меня сейчас заместитель по строительству как раз занимается этим вопросом, переговоры ведет с несколькими инициаторами, с несколькими предложениями по этой территории. Но то, что мы должны сохранить и предложить жителям Кировского района обновленное спортивное ядро с новыми возможностями, это, безусловно, нужно делать.

— Год назад в прямом эфире на Е1.RU ваш предшественник на посту мэра Александр Высокинский говорил о том, что КОР могут снести, а на его месте построить новый жилой комплекс. Есть ли какое-то понимание сегодня по этой территории?

— Мы сейчас главным образом работаем над проектом по реконструкции КОСК «Россия». То, что касается КОРа, то над этим, честно говоря, и не думал. Ну вот есть объект как объект, но, наверное, подойдет какое-то время, и функционал этой территории нужно будет заменить. Вы же видите, как развивались события: у нас сперва появились небольшие ларьки, потом магазины стационарные, потом стали строиться большие торговые центры. Сегмент малой торговли в большей степени отпал. Жизнь идет, у людей меняются требования, и то, что касается КОРа, не исключено, что необходимо будет с этой территорией отдельно поработать по ее развитию. Хотя еще раз подчеркну: никаких конкретных проектов пока нет.

— Что будет с филармонией и амбициозным проектом бюро Захи Хадид? Дом с большими скандалами и спорами с жильцами всё же снесли, площадка готова. Не вырастет ли там нечаянно жилая высотка вместо зала?

— А что с бюро Захи Хадид? Ничего не произошло. Бюро Захи Хадид успешно работает, трудится и надеется проектировать новое здание филармонии. Планы, естественно, есть. Всё дело пока в финансировании. Мы очень надеемся и на федеральную поддержку, потому что аналогов такому залу немного в стране. А то, какое место занимает в культурной жизни нашего региона и нашей страны Уральский филармонический оркестр, всем известно — он, безусловно, достоин такого зала, я считаю. История точно не муниципальная, я в правительстве курировал работу по этому проекту, подготовку площадки и… Сегодня площадка готова, следующий шаг — проектирование.

— А правильно я понимаю, что деньги, которые предполагались на строительство этого зала, ушли на Универсиаду?

— У нас сегодня много ресурсов, которые направляются на Универсиаду. Механизм участия в этой большой федеральной истории носит компенсационный характер, возвратный, то есть сегодня деньги уже начали возвращаться от федерации за выполненный объем работы. Такие решения на федеральном уровне приняты. Естественно, что это приоритет.

Времени до Универсиады осталось не так много. Если ждать федеральных решений, не выходя на площадку, то мы просто бы не успели подготовить нашу инфраструктуру к проведению такого события. Поэтому такие решения губернатором были приняты. По приоритетному финансированию. Но механизм возврата этих денег и участия федерации в этом проекте понятен, и он работает.

— Еще одна важная для города история: зоопарк. Был большой проект по переезду, город его поддерживал, но потом отказался. Что сейчас и какие варианты?

— Я чисто свое мнение озвучу, как житель Екатеринбурга. У нас, наверное, один из самых компактных зоопарков и самых востребованных для горожан. Понятно, он находится в центре города. Кому-то это не нравится, но большинство жителей привыкли к тому, что в шаговой доступности есть зоопарк. Зоопарку уже 90 лет, на минуточку. У нас зоопарк имеет в распоряжении такие виды животных, которыми не могут похвастать многие зоопарки страны и мира. Мы делимся практически со всем миром некоторыми видами животных. Поэтому считаю, что зоопарк трогать не нужно, его нужно поддерживать. Мы запустили там недавно новую кормокухню.

Сегодня полноценное питание обеспечено всем животным. Наш зоопарк очень любят жители и гости города. У нас большие планы по строительству нового вольера для белых медведей. Мы уже свою часть финансирования подтвердили в бюджете. В общей сложности на это будет выделено 35 миллионов рублей. После этого нам московский зоопарк готов передать белого медвежонка.

В апреле этого года в зоопарке умер любимец горожан — белый медведь Умка

В апреле этого года в зоопарке умер любимец горожан — белый медведь Умка

Поделиться

— Знаю, что вы лично решали этот вопрос.

— Я лично разговаривал с директором московского зоопарка несколько раз. У нас сложился хороший человеческий контакт. Он сказал: «Мы вас без медвежонка не оставим, но создайте условия». Поэтому мы и с «Роснефтью» переговорили, с благотворительным фондом, который занимается поддержкой белых медведей. Они подтвердили свое участие в финансировании — они помогают всегда нашему зоопарку, мы подтвердили свое, и мы в этот проект уже зашли.

— Про стройку на Жукова. Много лет там ТЦ, изначально там была одна башня, а потом во время проекта появилась вторая. Как вы относитесь к тому, что застройщик берет и увеличивает проект во время работы, освоения площади?

— Эти вопросы не решаются самовольно в любом случае, потому что градостроительные нормы и правила предполагают согласование всех параметров строительства. Сейчас мы договорились с коллегами, я уже говорил о том, что мы обновили состав нашего архитектурно-градостроительного совета. Мы на первом совете как раз рассматривали проект «Екатеринбург-Сити». Он видоизменился абсолютно, в отличие от того, что он был 7 лет назад. То, что планирует сделать УГМК.

Это будет действительно очень современный городской центр мирового стандарта, уровня, открытый, общедоступный, где можно и работать, и жить, где можно прогуливаться и получать массу услуг. Большинство членов совета этот проект одобрили, кто-то высказал замечания, жаркие дискуссии были. Потому что, как говорят, «сколько юристов, столько и мнений». Также, я считаю, сколько архитекторов — столько мнений, но проект получил одобрение. Поэтому с этой территорией, центральной частью нашего города, нашим лицом, мы, естественно, будем работать, и особый контроль — ко всем инициативам, которые там реализуются. Об этом мы договорились. И, наверное, в этом еще состоит сегодняшняя консолидированная позиция с нашими крупнейшими застройщиками, что мы в постоянном диалоге.

— Про ТЦ «Гастромол»: общественники ратуют, критикуют этот проект и настаивают на том, чтобы там была зеленая зона. Потому что мало зеленых зон, хочется больше зеленых зон. И эта история с садом Казанцева разворачивается.

— Сад Казанцева будет сохранен в любом случае. Там благодаря фестивалю «Атмосфера» его удалось привести в порядок. Я во время фестиваля зашел, это шикарная территория. Те памятники, которые там есть, будут приведены в порядок, и эта зеленая зона будет сохранена. Плюс там будут еще новые аллеи, сегодня есть очень хорошие технологии. Не за горами тот день, когда мы получим возможность высаживать крупномерные деревья. Не надо будет ждать 20 лет, пока они вырастут.

Формировать зеленые зоны.

— Как вам то, что сейчас на 1905 года? Вот эти разговоры: может, нам навсегда отказаться от парковки и разбить там город-сад.

— Там же не только парковка. У нас там ярмарки выходного дня, у нас проходят общегородские праздники, у нас ледовый городок, парад Победы. Поэтому меня сегодня спрашивали журналисты: «Как вы считаете? Баланс интересов между автолюбителями, горожанами... Некуда ставить машины». Я привел простой пример. Есть парковка в районе Центрального стадиона, который мы построили для ЧМ мира по футболу. Она сегодня полупустая.

Сейчас открылся второй «Хаятт», я думаю, они будут для гостей использовать, у них своего паркинга нет. Жители спокойно могут пользоваться, там условия очень льготные. В Европе нет такого, чтобы ты чуть ли не на крыльцо магазина заехал. Там ты спокойно идешь пешком, и никто никаких претензий не высказывает из-за перекрытой зоны для автомобилистов. А почему у нас по-другому?

Комфортный, удобный, скоростной. Тогда, конечно, идеология поменяется. То, что касается парковок, конечно, их не хватает. Но есть вариант использования подземных паркингов. Вот у нас стоит пустой, пожалуйста, пользуйтесь. Цена недорогая.

— И все-таки площадь вам видится как территория многофункциональная.

— Это вопрос дискуссионный. Конечно, это центральная площадь нашего города. Кому-то нравится то, что создается сегодня. Такой зеленый сквер с пляжным волейболом. А кто-то бы хотел видеть это местом проведения общегородских событий. Это вопрос дискуссии общественного обсуждения.

Поделиться

— Вы лично включались в историю с ПРОМЭКТом и со сносом ПРОМЭКТа. Что в итоге на деле? Там были какие-то вопросы к тому, что «Маяк» предлагал? На чём остановились?

— Там, естественно, регулируемая этажность и внешний вид. У нас нет рычагов законодательных, мы эти вопросы со строительным сообществом обсуждаем: что давайте друг друга уважать, и ценить труд, и понимать, что мы строим и оставляем после себя. Некоторые механизмы мы прорабатываем. Может, это будут решения архитектурно-градостроительного совета или рекомендации или решения, которые будут иметь условно-обязательный характер.

Понятно, что это частная территория. Понятно, что это вид разрешенного использования, позволяющий построить многоэтажный дом. Естественно, там есть ограничения по высоте, потому что там АРТС может… Если высота будет выше, то будут помехи для передачи сигналов. Работаем над этим проектом тоже.

Поделиться

— Про волнистую плитку. Начинают активно топить за то, чтобы застелить эту плитку асфальтом.

— Вы знаете, здесь мнения жителей тоже разделились. Но это уже сделано. Неразумно всё взять, разобрать и закатать в асфальт. Те объекты, которые у нас в благоустройстве, капитальных ремонтах, мы где-то применяем асфальтное покрытие. Улица Попова — сейчас старую брусчатку убираем, все парковочные карманы будут в асфальте. Там не будет ни скользко, ничего. Где-то надо будет оставлять и плитку. Это эстетично, это красиво, плитка есть нормального качества, которая не скользит, по которой удобно ходить. Но это всё тоже в проектах. У нас сегодня большинство проектов благоустройства проходит общественные обсуждения. Всё в диалоге. Это не единоличное решение «а давайте всё гранитом замостим». Каждый проект проходит публичную оценку.

— А по недостроенной «Призме» (высотка возле ж/д вокзала): что с ней будет?

— Там есть очень много собственников. Проект очень тяжелый. Заместитель сегодня занимается. Какие-то уже варианты, там либо… Сложно сказать про этот проект, мы сейчас изучаем эту историю. Сколько там собственников, там же строилось на долевые деньги, там есть много собственников. Причем нижние этажи уже функционируют. Работаем над этим проектом. Не хотелось бы, чтобы в центральной части города этот «зуб», как его называют, недостроенный присутствовал.

— Здание на «Бажовской». Долгоиграющая и с судами, и со всеми.

— Там есть решение суда с отложенным сроком исполнения. Честно говоря, понятно, что там сегодня земельный участок возвращен в муниципальную собственность. На этом земельном участке находится объект уже готовый. Есть судебное решение. Понятно, что (лично мое мнение) этот объект, учитывая, что земля муниципальная, можно пристроить под муниципальные нужды. Например, под детскую историю какую-то. «Кванториум» или еще что-то. Что угодно. Я думаю, что в этом направлении можно поработать.

Я понимаю, что есть решение суда, есть разбирательства, которые происходят в уголовной плоскости, и надо дождаться результатов. Но то, что сегодня земельный участок возвращен в муниципальную собственность, — это факт. На этой земле есть сооружение, которое по суду необходимо снести, но решение отложено. Поэтому будем смотреть, мы консультации ведем. Лично я бы, учитывая, что земля муниципальная, нашел предназначение этому зданию. Узаконить его, механизм посмотреть, какой есть, и использовать для муниципальных целей.

— Очень важная история, которую вы сделали, — это Уралмаш. История, когда хотели сносить коттеджи и от этого решения отказались. Будет ли это трендом, что мы будем отказываться от сноса частного сектора?

— Смотря в каком это состоянии. Это же предмет договоренности. Если застройщик... Сегодня же механизм комплексного развития территории, он разрабатывается до конца. Если в эту зону попадают дома, которые признаны аварийными, непригодными, и если есть дома, в которых можно жить, то это неизменно ведет к конфликту. Но с территорией этой надо работать.

Это предмет договоренности застройщика, инициатора проекта и владельца частной собственности. В данном случае мы встали на защиту интересов жителей: коли их не устроили условия и у них жилье в абсолютно нормальном состоянии. С каждой территорией надо работать. Закон о комплексном развитии территории позволяет многие вопросы в правовой плоскости решить, чтобы все были довольны.

— Вопрос про реновацию как будто на паузу поставили.

— Я бы реновацию не применял, она применяется в Москве. Мы говорим о комплексном развитии территории, о федеральном законе, который позволяет с такими территориями работать. Сегодня на областном уровне законодательная база формируется. Еженедельно проводятся рабочие группы. Наши специалисты принимают участие в разработке нормативно-правовой базы. Я думаю, в ближайшее время мы увидим результаты этой работы.

— Насколько проблемна территория Цыганского поселка? Есть вот эти люди, которые в незаконных сооружениях живут. Какая-то с ними работа со стороны города ведется?

— Это вопрос очень непростой. Я бы тоже не стал его глубоко обсуждать. Мне особо и сказать нечего. Есть люди, есть их интересы, есть незаконные постройки, но люди там живут. Живут дети. Понятно, нужно и интересы этих людей также учитывать. Пока непонятно, как это разруливать. Работать есть над чем, поэтому будем заниматься. Проблема понятна, но как ее решать — понимания нет.

Поделиться

— Про набережную. Много где об этом говорили. Как вам видится эта история?

— Мы провели конкурс на разработку концепции набережной, участников более 40 заявилось. Очень сложно отбирать лучший проект. Работает большая комиссия. Мы еще не раз к этому вернемся. У нас набережная фрагментарно уже приведена в порядок, но единой концепции, единого видения нашей реки Исети не было, не подходили к этому. Идея такова, чтобы разработать единую концепцию. Где-то набережная будет урбанизирована, где-то больше сохранена природа.

Мы конкурс и проводим для того, чтобы привлечь лучшие умы. Я посмотрел: там и Москва, и Санкт-Петербург, и иностранные участники. Это большой-большой проект. Я уже говорил: по 8–10 лет, чтобы мы первые результаты увидели его. Но то, что этим надо заниматься... И сегодня такой небольшой вклад, он, может быть, чисто символический, внесли наши строители, наши застройщики в честь своего профессионального праздника такой подарок горожанам сделали. Такую велнес-зону очень уютную. Это первые шаги по развороту к реке, к воде.

— А ваши личные видения? Говорили «А давайте в гранит закатаем»?

— Не-не-не. Ни в коем случае. Я и говорю, что здесь надо в концепции учитывать все участки. Мы там в любом случае все переговоры проведем, никакого забора там не будет. Где-то это будет действительно территория городских активностей, как вот ближе к центру, где-то больше зона рекреации, прогулочная, тропинки небольшие. Не надо применять ко всей реке один подход. Она получается по протяженности 37 км. Это огромный проект, очень глобальный, за него надо браться.

В этом обзоре мы рассказывали о главных стройках на 2021 год в Екатеринбурге.

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК6
  • СМЕХ6
  • УДИВЛЕНИЕ1
  • ГНЕВ16
  • ПЕЧАЛЬ3

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Екатеринбурге? Подпишись на нашу почтовую рассылку
Loading...