Все новости
Все новости

Откуда берутся ковид-диссиденты и антиваксеры? Объясняют ученые

Мы обсудили с экспертами риторику тех, кто не верит в коронавирус и прививки

В Екатеринбурге прошло уже несколько акций протеста против QR-кодов

В Екатеринбурге прошло уже несколько акций протеста против QR-кодов

Поделиться

Сотни противников QR-кодов в последние несколько недель регулярно выходят на улицы российских городов. В офлайне они стали заметны только сейчас, а вот в онлайне «протестуют» с самого начала пандемии.

На одном из основных сайтов ковид-диссидентов мирно соседствуют те, кто верят в ковид, но считают вакцину «непонятной жижей»; те, кто верят в вакцину, но против принудительной кампании и QR-кодов; те, кто уверены, что избыточная смертность связана с вакцинацией; те, кто не верят даже в сам коронавирус и считают пандемию заговором фармацевтов, политиков и т. д.

Мы попросили экспертов объяснить, откуда появляются идеи заговоров и кто их разделяет. По словам социального антрополога, старшего научного сотрудника Школы актуальных гуманитарных исследований (ШАГИ) РАНХиГС Анны Кирзюк, люди, утверждающие, что опасность коронавируса преувеличена, появились сразу после того, как ВОЗ объявила пандемию в начале 2020 года. Среди ковид-диссидентов можно выделить радикальных и умеренных. Последние считают, что за пандемией стоит не всемирный заговор, а финансовые интересы отдельных корпораций, бизнесменов и политиков.

— Теории заговора развивают и поддерживают радикальные ковид-диссиденты, и они гораздо активнее в соцсетях, чем умеренные, — отметила Анна Кирзюк. — Мы не знаем, как с развитием пандемии эволюционировали взгляды умеренных, но можем с большой долей вероятности утверждать, что радикальные диссиденты образовали группу, которую сегодня называют «антиваксеры». Социологи говорят, что причина ковид-диссидентских взглядов — недоверие к государству и его институтам.

По словам эксперта, эти социологические объяснения — важные, но не исчерпывающие. Чтобы их дополнить, стоит посмотреть, о чём говорят сами ковид-диссиденты и какой язык они для этого используют:

— Большая часть их рассуждений вращается вокруг тем свободы и контроля, власти и подчинения. Весной 2020 года в многочисленных сообщениях СМИ о новом вирусе радикальные диссиденты увидели попытку властей запугать их, а первые коронавирусные ограничения восприняли как посягательство на их свободу, — объясняет антрополог. — В частности, они стали говорить, что маска — это не средство защиты от вируса, а средство подчинения, а страх делает людей уязвимыми для манипуляций. Идеи «зомбирования» и «манипуляцией сознанием» вообще занимают важное место в их текстах. Они убеждены, что напуганное пандемией большинство является объектом злонамеренной манипуляции, и выражают эту мысль с помощью специальных неологизмов: «барановирус», «ковидо-фашизм», «вакцино-фашизм», «вакци-наци», «овцина», «овечий паспорт» и т. п.

Для изложения своих взглядов и споров с противниками ковид-диссиденты выработали особый символический язык с образами предельной несвободы, дискриминации и государственного насилия, пояснила Анна Кирзюк. Это желтая звезда, колючая проволока, полосатая лагерная роба с номером, стадо баранов.

— Образ «генно-модифицирующей вакцины», бессмысленный с медицинской точки зрения, выполняет важную символическую функцию — выражает идею посягательства власти на автономность человека (после того, как эта воображаемая вакцина тебя «модифицирует», ты перестаешь принадлежать себе и быть собой), — отмечает ученая.

Обязательная вакцинация и введение системы QR-кодов только усилили у ковид-диссидентов ощущение того, что власть посягает на свободу, пытается подчинить и лишить автономности. Это привело к радикализации их взглядов, большей активности в соцсетях, организации митингов, написанию коллективных обращений в разные инстанции (и даже патриарху Кириллу), требованию «прекратить психотизацию и сегрегацию».

— Интервью с радикальными диссидентами показывают, что темы свободы и контроля занимали их еще до начала пандемии, — полагает Анна Кирзюк. — Многие из них задолго до весны 2020 года начали практиковать разные формы сопротивления «системе». Например, отказывались от официальной медицины и использовали альтернативные способы лечения, увлекались «альтернативной историей», старались не пользоваться банковскими картами или отказывались проходить через рамки металлоискателей на вокзалах и в аэропортах. У многих уже было ощущение, что государственные институты угрожают их автономности. Пандемия с ее ограничительными мерами и «добровольно-принудительной» вакцинацией стала мощным триггером для усиления этого страха.

Плакат с митинга в Екатеринбурге

Плакат с митинга в Екатеринбурге

Поделиться

По словам врача, эксперта лабораторной диагностики Александра Соловьева, риторика ковид-диссидентов за полтора года изменилась. Если вначале многие из них говорили, что коронавируса не существует вовсе, то теперь, когда отрицать вирус глупо, они утверждают, что его создала и выпустила на волю некая группа людей, чтобы нажиться на пандемии.

— Сейчас самый большой медицинский блок ковид-диссидентов направлен на вакцину, что она экспериментальная. Плюс происходит манипулирование медицинской статистикой, они утверждают, что люди умирают не от ковида, но всех записывают в ковид, что коронавирус — это банальное ОРВИ, — рассказал Александр Соловьев.

Но всё же он согласен, что главный аспект их деятельности — психологический. Это акцент на ограничении свободы людей. На протяжении нескольких лет в стране принимаются ограничительные законы о митингах, информатизации, и на эту почву удачно ложится теория о заговоре из-за пандемии. Сначала диссиденты критиковали антиковидные меры, ограничивающие передвижение людей, предписывающие определенным группам находиться дома, ни с кем не встречаться и так далее.

— Сейчас новый повод — это QR-коды, и они сразу из всех пушек палят: «Мы вас предупреждали, видите, это и происходит, мы прямо движемся в полицейское государство». То есть любое событие тут же усиливается эмоциональным воздействием и подпитывается аргументацией, — отмечает эксперт.

Профессор кафедры фундаментальной и прикладной лингвистики и текстоведения УрФУ Анна Плотникова рассказывала E1.RU, что к антиваксерам и ковид-диссидентам примыкают из страха.

— Люди становятся антиваксерами не из-за шаблонных или устойчивых выражений, а из-за определенных ментальных причин, по которым они отказываются от вакцинации, — считает лингвист. — Например, из-за страха человек не хочет принимать никакого решения, он пытается уйти от проблемы, реальности, и это проявляется в языке. Безусловно, есть приемы речевого манипулирования, которые действительно работают. Многократное повторение определенных фраз оказывает на неокрепшего человека какое-то воздействие. Но здесь я вижу куда меньше лингвистических факторов, чем психологических. С другой стороны, язык эту позицию фиксирует. Неслучайно в русском появились подобные неологизмы, как «антиваксер», «антипрививочник» и так далее. Лексика, [появившаяся из-за] коронавируса, активно изучается.

Уральцы выходят на митинги с лозунгами

Уральцы выходят на митинги с лозунгами

Поделиться

Последний митинг противников QR-кодов состоялся в Екатеринбурге в воскресенье, 12 декабря. Мы поговорили с теми, кто пришел на акцию.

Тем временем стало известно, что получить QR-код смогут россияне, неофициально переболевшие ковидом, для этого нужно подтвердить анализом наличие антител к коронавирусу.

По теме

Новости РЎРњР?2
Новости РЎРњР?2