Все новости
Все новости

Заключенную уральской колонии, которая просила защиты в ФСБ, спрятали в одиночную камеру

Олеся считает, что это сведение с ней счетов за то, что не сидела молча

ds

Осужденная ИК-6 в Нижнем Тагиле написала обращения сразу в несколько ведомств: прокуратуру, ФСБ. В них она жаловалась на нарушения в колонии

Поделиться

Заключенную уральской колонии, которая просила защиту в ФСБ, поместили в камеру штрафного изолятора. Об этом нам сообщила адвокат Олеси Козловой.

Мы рассказывали, как осужденная ИК-6 в Нижнем Тагиле написала обращения сразу в несколько ведомств, в том числе в прокуратуру и ФСБ. В них она жаловалась на нарушения в колонии: переработки, а именно 13-часовой рабочий день, и необоснованные, по ее мнению, взыскания, из-за которых она не может теперь рассчитывать на УДО. Одно из них она сейчас оспаривает в апелляции в областном суде.

После нашей публикации в колонии прошло множество проверок различных ведомств. Никаких нарушений не нашли.

— Первое время, пока проходили проверки, всё было спокойно, никаких репрессивных мер, плохого отношения по отношению к Олесе не было, — рассказала нам ее адвокат Наталья Ткачук. — А потом на нее начали давить, издеваться психологически. Закрыли в безопасное место, и это безопасное место — штрафной изолятор. Объяснили это тем, что это для ее же блага, раз она опасается за свою жизнь. Хотя после публикации отношение заключенных к ней наоборот изменилось, ей начали молча сочувствовать, никаких косых взглядов больше нет. Первое время не разрешали звонить (хотя ШИЗО в ее случае — это не наказание). Сейчас разрешили звонки, выводят на прогулки, разрешены свидания.

Олеся через адвоката передала еще одно письмо в прокуратуру, где изложила, что сейчас происходит. В этом письме она рассказала, что поводом, отправной точкой всех следующих конфликтов с администрацией была ситуация. Во время работы на складе она вместе с другой осужденной отказались включать недостачу в перечень товаров. По ее словам, с этого начались все проблемы, взыскания, из-за которых она теперь не может рассчитывать на УДО.

«Cпустя некоторое время после выхода статьи на E1.RU отношение заключенных ко мне стало меняться. Насколько я понимаю, они стали узнавать от родственников о ситуации, которая там описана. Многие даже стали поддерживать меня психологически, взаимоотношения стали налаживаться, — рассказывает Олеся в обращении.

«Когда сотрудники колонии увидели, что им не удалось настроить других осужденных против меня <…> я быстро была помещена в безопасное место, в штрафной изолятор (спустя 20 дней после устного обращения — по сути, когда это было уже не нужно). Почему, когда я просила спрятать меня, этого не сделали, а когда отношение поменялось, меня сразу спрятали от всех», — пишет женщина.

Также она описывает условия содержания в «безопасном месте»: маленькая камера, нет горячей воды, вместо телевизора весь день «разговаривает» православное радио. Примерно в таких условиях содержатся заключенные при строгом режиме.

Олеся согласно приговору отбывает наказание в колонии общего режима — она получила срок за незаконную вырубку леса. Сейчас она уже второй месяц сидит в камере ШИЗО, на работу ее не выводят. По закону это не считается наказанием (камера ШИЗО в данном случае просто безопасное место), у заключенного при этом есть все права, что у остальных.

— Если осужденному угрожает опасность, его действительно должны поместить в безопасное место. И этим местом может быть штрафной изолятор, — говорит адвокат. — То есть по сути администрация признала, что опасность для жизни была. Но Олеся находится в условиях строгого режима уже второй месяц, почему опасность не устранили, не провели работу, не выяснили, какие настроения в коллективе, чтобы вернуть человека в отряд из камеры. Кстати, уже в ШИЗО она успела получить взыскание, — говорит ее адвокат. — Мы уверены, что сейчас будут специально создавать, искать малейший повод, чтобы подвести под очередное нарушение и наложить взыскание. Новое взыскание было за нарушение режима дня, за то, что не вовремя встала на подъеме. Часов у нее не было, звонка на подъем не дали, точное время подъема определить было просто невозможно! Понимаете, способов воздействия на неугодных в арсенале администрации очень много. Якобы всё в рамках закона… Доказать при этом что-то практически невозможно.

Из ФСБ на ее жалобу пришел ответ: ваше обращение перенаправлено в прокуратуру. Из прокуратуры Олеся до сих пор не получила окончательный ответ о результатах проверки.

Жалоб не высказывала

— Осужденная Козлова 01.07.2022 переведена в безопасное место сроком на 30 суток. 30.07.2022 срок нахождения осужденной Козловой О. В. в безопасном месте продлен на 30 суток, — прокомментировали нам ситуацию в ГУФСИН по Свердловской области.

В ведомстве пояснили, что в соответствии с законом (пунктом 28 главы IV ПВР ИУ, утвержденных приказом МЮ РФ от 04.07.2022 № 110) в качестве безопасного места для осужденных к лишению свободы, помимо других помещений, могут быть использованы камеры ШИЗО.

— Перевод осужденной в безопасное место не является мерой дисциплинарного взыскания. Осужденная К., находящаяся в безопасном месте, содержится в тех же условиях, в которых она отбывала наказание до перевода в безопасное место. Администраций учреждения ежедневно осуществляется обход помещения безопасного места, а также ведется прием по личным вопросам. Жалоб на условия содержания осужденная не высказывала, — сообщили в ГУФСИН.

Дата апелляции по иску Олеси против колонии пока не назначена, потому что дело до сих пор не поступило в Свердловский областной суд из Нижнего Тагила.

Мы публиковали мнение правозащитницы на тему, есть ли пытки в свердловских колониях. Прочитайте также репортаж из образцово-показательной колонии-поселения, откуда мы никогда не получали жалоб от заключенных.

  • ЛАЙК6
  • СМЕХ22
  • УДИВЛЕНИЕ9
  • ГНЕВ65
  • ПЕЧАЛЬ15
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Новости РЎРњР?2
Новости РЎРњР?2